South Stream — заразят ли Европу польские газовые страхи?

Невозможно понять наших политиков, а еще труднее понять наших аналитиков, которые во всем, исходящем из России или Белоруссии, подозревают заговор, зло, злую волю, попытку сделать нас зависимыми, причинить нам вред, да и вообще “старое российское стремление” овладеть Европой! Ведь, как всем известно, и Жулкевский, и Карл XII, и Наполеон, и Гитлер — все это были русские руководители, которые, последовательно реализуя свои фобии, каждые 100 лет атаковали запад! Сегодня “плохой” Путин пробует взять Европу в газовые клещи, пуская одну трубу — на это были израсходованы гигантские средства — по дну Балтики, а вторую — через Черное Море. Разумеется, все ради того, чтобы эту Европу сделать как можно более зависимой от себя, чтобы диктовать ей цены и просто закачивать в нее столько газа, сколько получится. Прямо руки в отчаянии хочется начать заламывать при чтении некоторых польских анализов, считающихся стратегическими в контексте энергии и обеспечения источников ее поставки. Это выглядит особенно жалко в связи с тем, что от Северного Потока мы сами отказались при помощи министра, который работает на своем посту неизвестно в чьих интересах, но эту суперважную для энергетической безопасности Европы инвестицию он сравнил с пактом Риббентропа-Молотова!

Газпром в конце 2012 г. объявил о начале строительства газопровода South Stream по дну Черного Моря, а далее через Балканы он завершит свой маршрут в чрезвычайно развитом промышленно регионе Северной Италии. Теоретическая пропускная способность должна достигать 63 млрд. кубических метров в год. Это намного больше, чем в настоящее время необходимо странам, лежащим на трассе данного газопровода (Болгария, Сербия, Венгрия, Словения). Такое количество должно составить примерно 10% от потребности в газе Европейского Союза после 2020 г. Следовательно, можно предположить, что этим же потоком может транспортироваться газ, который проходит в настоящее время через территорию Украины. Что это означает с политической точки зрения, можно легко представить. Параллели с ситуацией Польши напрашиваются, тем более что газовые конфликты между Украиной и Россией уже имели место (январь 2009 г.).

Очевидно, что этот проект будет конкурировать с украинской газопроводной сетью (“Братство”), а также с проходящим через Польшу и Беларусь “Ямалом”. Более того, реализация этого проекта с такой пропускной способностью сделает строительство любого другого газопровода в регионе Балкан не окупающимся. Все мечты о “каспийском газе” станут в высшей степени реальными, но только при участии Газпрома, поскольку только он будет иметь инфраструктуру, которая позволит необычайно эффективно использовать мощности по пересылке. В таком случае, принимая во внимание экономический расчет, не будет политической воли вкладываться в конкурирующие проекты, которые экономически могут и не окупиться по причине российской конкуренции.

Вопрос о том, нужно ли столько газа Европейскому Союзу и Балканам — будем надеяться, что Сербия в ближайшем будущем присоединится к семье государств-членов (чего мы желаем нашим друзьям) — и будет ли им нужно газа еще больше, оставим специалистам. Обычно говорят, что Россия обладает экспортными возможностями на уровне 240–280 млрд. кубических метров, включая сюда и казахстанские месторождения. Это очень большое количество газа является настоящим шансом для европейской экономики! Химическая промышленность могла бы процветать, при условии, что цена сырья будет хорошей, то есть адекватной с учетом падения цен на спотовом рынке при массовом импорте дешевого газа из США и конкурирующего с ним газа из района Персидского Залива. Внимание, при этом нужно понимать, что цена газа из газовоза, направляющегося в данный момент в порт назначения, должна быть ниже цены газа, поставки которого нам гарантированы на 20–30 лет вперед. Таким образом, нужно очень рационально подходить к уровню цен, используя, разумеется, ценовой микс. Трудно представить себе серьезные инвестиции, например, в упомянутую химическую промышленность, если нет гарантий поставок газа на весь срок окупаемости данной инвестиции. Поставка через газопорт и разовые импортные контракты — это действительно великолепные идеи, но для промышленности важно, в первую очередь, обеспечить надежные поставки. Если цена соответствует глобальному уровню, то можно конкурировать ценой конечной продукции при использовании современных и производительных технологий, которых нет у конкурентов из других регионов мира. Но если серьезно думать о химической промышленности, то недопустимо, чтобы она была обречена на российский газ по цене в 3–4 раза более высокой. Дело в том, что в случае заключения с США договора о свободной торговле тамошние химические фирмы нокаутируют Европу через три года, после ввода в строй новых мощностей, а с этим у них как раз нет никаких проблем (это не заботящийся об экологии Союз, где на все требуются разрешения!).

Русские также обязаны понимать, что их цена должна быть конкурентной, потому что в противном случае они не только нокаутируют наш спрос на газ, но и просто задушат промышленность, которой понадобится 2–3 года на диверсификацию поставок, после чего она уже НИКОГДА не откликнется на предложения с востока.

Вопрос газового шантажа по отношению к Украине — это очень деликатная проблема, но с нашей точки зрения она очень отдаленная, на практике она вообще не должна нас интересовать, пугать или заботить. Это проблема украинско-российских отношений, формируемых этими двумя могучими и независимыми государствами совершенно самостоятельно. Для нас достаточно надежды, что белорусы не сойдут с ума и не уничтожат свои недорого продаваемые русским газопроводы, потому что в таком случае все станет намного дороже. Ведь для любого, кто знает карту Черного Моря, очевидно, что у Украины нет большого поля маневра, поскольку пропускная способность Босфора ограничена. Турки умрут от страха перед перспективой видеть газовоз за газовозом в центре Стамбула. По этой причине в данном вопросе Украина обречена на стратегический проигрыш. Можно удивляться их упрямству, но — подчеркнем еще раз — это их трудности. О нас также никто не волновался, когда Германия протянула Nord Stream, так почему мы должны волноваться за украинцев? В худшем случае они будут покупать русский газ из Германии с поставками через Польшу.

Разумеется, осознание этого факта в Варшаве просто немыслимо, а очень жаль, потому что вместо обсуждения газового диктата по отношению к Украине, можно попросить русских для начала провести небольшую трубу из Калининграда в Гданьск или Ольштын. Не пропадет и то, что идет через Nord Stream, увеличение количества газа нам пригодится, но не настолько, чтобы дезорганизовать наш рынок. От диверсификации голова не болит.

Подведем итоги. Можно только радоваться, что Российская Федерация с таким упорством намеревается продавать свое сырье Европе. Если мы договоримся о ценах, которые не должны быть для нас убийственными, а для русских они должны быть выгодными, то, наверняка все от этого выиграют. При этом следует помнить, что если можно ликвидировать или уменьшить потребление газа для отопления и энергетики, то для химической промышленности он будет всегда необходим, разве что кто-то придумает, откуда еще можно получить для сельского хозяйства азотные удобрения.

Translation: Vladimir Kharitonov

Dodaj komentarz

Twój adres email nie zostanie opublikowany.