Go to ...
Obiektywnie? Subiektywnie? O polityce, państwie, gospodarce… w poszukiwaniu paradygmatu rozwoju. Zawsze mamy rację!

Obserwator Polityczny on Google+RSS Feed

17 października 2018

Модель государственного устройства в эпоху глобализации (часть 2)


 На переломе XVII и XVIII века формировались абсолютные монархии и создавались современные государства, опирающиеся на администрацию и основные принципы экономического меркантилизма. Сильнее всего, выиграли те страны, которые сумели создать централизованное управление государственной системой и начали вести действия против других стран. Данная закономерность имеет универсальный характер — чем лучше управление, тем больше норма прибыли и выше эффективность. В результате удается сэкономить силы и средства для воздействия на свое внешнее окружение. Можно и нужно помнить, как выглядела в то время наша страна, а также какие внешние факторы воздействовали на наши внутренние порядки для того, чтобы мы ни в коем случае не смогли провести у себя реформы, подобные реализованным ими у себя. Сегодня видны некоторые схемы, аналогичные схемам тех времен. Наиболее ярким примером является модель установления экономической зависимости, а также то, каким образом, выходя далеко за пределы обязательств, взятых нами по трактату, пытаются заставить нас сохранить прежнюю модель судебной системы. Хорошо еще, что они не начинают подделывать нашу валюту и не выбрасывают ее на наши рынки! Следует помнить, каким именно образом к нам относились. Польша была очень слабой и у нее было слишком много предателей, в числе которых находилась верхушка тогдашней общественной иерархии. Из-за этого мы не могли результативно противостоять внешнему доминированию.

Необходима эволюция в подходе к теперешней модели государственного устройства западных стран. Неолиберальная демократия не является пропорциональной демократией, так как практически везде означает власть привилегированного большинства. Именно этому служит медийное управление сознанием обществ. Таким образом, на практике она не отличается от авторитарных систем, хотя, конечно, важен подход к свободе личности и т.п. Но если посмотреть на то, как сильно мы увязли во лжи, то у нас не останется сомнений на тот счет, целесообразно ли продолжение применения существующей модели.

 

К сожалению, всякий раз, как у Европы появлялся свой Гитлер или Наполеон, это заканчивалось трагично. Централизация власти на Западе всегда была связана с традицией насилия. До тех пор, пока Америка поддерживала свое военное доминирование над Западной Европой, она властвовала. В данный момент мы видим, что это закончилось.

 

Для нашей страны условием выживания является отказ от проклятия большой лжи, под которой мы подразумеваем неолиберальный обман. Так же, как невозможно построить капитализм без капитала, невозможно построить неолиберальную демократию без демократических традиций. Наша демократия в лучшем случае может сослаться на традиции правления господ, старост и священников в различной конфигурации. Разумеется, это не значит, что мы должны прекратить развитие демократического строя, но невозможно отрицать очевидного — он требует поддержки и им нужно управлять для повышения его эффективности. В Польше первым, кто это понял, стал господин Ярослав Качыньский, к сожалению, согласившийся с методами, которые ломают систему, буквально вырывая ее из ограничительных рамок. Это приводит к тому, что хотя цель — усиление государства — правильная, двигаться к ней нельзя, разрушая построенное раньше.

 

Время уходит, нужно работать над реформой системы так, чтобы не оттолкнуть от себя Запад, страдающий от собственных болезней, ведь мы нуждаемся в его поддержке и сотрудничестве. Одновременно недопустимо создание ситуаций, когда мы сами ограничиваем свои возможности управления государством, как это произошло после 1926 г. Самой ценной для нас является модель обсуждения изменений, гарантирующая максимальное возможное участие заинтересованных людей внутри страны. Мы слишком слабы, чтобы самим демонстрировать то, что ограничивает наш потенциал. Господин председатель призвал самоуправленцев к сотрудничеству. Следует использовать на благо нашей страны любую возможность. Нет другой альтернативы. Модель государственного устройства в эпоху глобализации должна измениться, лучше всего эволюционным путем, придерживаться которого будет требовать сама глобализация. Сможем ли мы позволить себе не быть крепкими задним умом?

 

Трудно здесь требовать разработку какого-то нового способа управления государством, нет смысла в изобретении колеса. Речь идет о таком использовании существующих механизмов, чтобы возрастали сила и устойчивость нашего государства. Кроме того, нужно просто развиваться, ведь нам по-прежнему потребуется очень много работать, чтобы ликвидировать отставание от стран, которые считаются для нас образцом, да и бедны мы очень. Правильное управление ходом дел благодаря политической стабильности и сохранению общественного мира должно способствовать дальнейшему социально-экономическому развитию. В условиях свободы передвижения и большого спроса на польскую рабочую силу на Западе модель закрытого государства не имела бы возможности выдержать испытания времени.

 

Именно по этой причине следует совершенствовать мягкие и включающие формы управления, чтобы все в государстве чувствовали себя уверенно. К сожалению, теперешняя форма нашей политики и направление ее развития указывают на нечто противоположное. Это исключительно опасно, поскольку теперешняя власть, стремясь к укреплению государства, стала причиной его ослабления из-за противодействия оппозиции и внешних сил, поддерживающих ее. Если мы решим двигаться “напролом”, то будет очень больно. История научила нас этому. Мы слишком слабы, чтобы противостоять богатым и влиятельным внешним силам, кроме того, у нас в стране существуют круги, отрицающие государственническую ориентацию. Это необходимо принять во внимание при изменении парадигмы управления государством.

 

 

К сожалению, простые рецепты здесь отсутствуют. Возможно, через 50 лет будет известно, каких ошибок можно было избежать. В данный момент необходимо понимать, что проблема модификации строя, а также способ управления государством требует, прежде всего, умения задавать смелые и очень трудные вопросы. Важно то, кому захочется их задавать, потому что от этого зависит, какие будут получены ответы. Ведь выгодоприобретатели и представители старой системы всегда выступают против каких-либо изменений, нарушающих из статус-кво. Именно поэтому так неимоверно трудно пробиться в мейнстрим инакомыслящему.

 

 

Основной вопрос, являющийся результатом всех наших размышлений, это сомнение — существует ли вообще для нас какой-то выбор? Очевидно, что общество ожидает новую парадигму распределения благ, но у него нет желания брать на себя новые обязательства и принимать новые нагрузки. Это противоречие приводит к тому, что рано или поздно падет любая власть, которая в своей риторике использует популизм. Нас также ожидает этот сценарий. И ни у кого нет идей по поводу того, что же будет потом? Но наверняка можно утверждать, что предыдущая модель исчерпала свои возможности и перестала быть эффективной, наилучшим доказательством является то, что она ведет ко все большей поляризации и социальной розни.

Translation: Vladimir Kharitonov [Владимир Харитонов] – автор этого текста КРАКАУЭР (KRAKAUER) скрывается за псевдонимом из-за опасения политических притеснений; tekst polski [tutaj] опубликован 11 сентября 2018 г.

Часть 1 текста можно прочесть [здесь

Tags: , ,

Dodaj komentarz

Twój adres email nie zostanie opublikowany.

More Stories From Парадигма развития

Scroll Up