Go to ...
Obiektywnie? Subiektywnie? O polityce, państwie, gospodarce… w poszukiwaniu paradygmatu rozwoju. Zawsze mamy rację!

Obserwator Polityczny on Google+RSS Feed

24 września 2018

Модель государственного устройства в эпоху глобализации (часть 1)


 Осмысление модели государственного устройства в эпоху глобализации необходимо, но оно тем сложнее, чем быстрее эволюционирует глобальный порядок. При этом необходимо понимать, в чем состоят существенные отличия. Без этого вообще невозможно понимание процессов глобализации. Итак, глобализация сама по себе не является глобальным процессом. Разумеется, она происходит, но в различных регионах мира по-разному, часто с разнонаправленными векторами, с различными скоростями и, что вероятно самое главное, с разной расстановкой акцентов. То, что определяется нами как глобализация, или, скорее, как давление глобализации, является результатом этих процессов. На региональном уровне это, например, возникновение таких организмов, как Европейский Союз, а на локальном уровне — появление очередного контейнеровоза с китайским металлоломом или танкера с арабской нефтью.

Мир, в который мы верили, утратил актуальность, к сожалению, у нас не хватает смелости заметить это. Сначала в 2008 г. произошло падение экономики, лживые неолиберальные догмы которой поддерживаются СМИ, являющимися толкователями той реальности, которая им известна и которая с ними считается. Кроме того, американские войны на Ближнем Востоке показали слабость Америки, которая ничему не научилась со времен Вьетнама.

Мировой порядок, основанный на американском доминировании и гегемонии Запада над миром — это прошлое. Данное обстоятельство накладывает свой отпечаток на любой уровень межгосударственного взаимодействия. Третья мировая война начнется с экономических конфликтов. Так же как I-я или II-я, хотя движущей силой последней в значительной степени являлась идеология. Следует помнить, что сама концепция ведения войны ради денег стара как мир, особенно на Западе. Разве СМИ не объясняли бомбардировки Багдада и Белграда необходимостью несения демократии и “освобождения” угнетенных наций от своих сатрапов?

С нашей точки зрения ключевое значение имеет управление этими всеми процессами, в том числе такими, которые определяют позицию в глобальной головоломке. Управление Западом децентрализовано, так как значительная часть полномочий принадлежит местным властям, а также корпорациям, то есть бизнесу. Но верховная власть принадлежит одному политику — президенту США, власть которого ограничена другими внутренними конституционными органами. В Китае дело обстоит аналогичным образом, с той разницей, что власть находится в руках Коммунистической Партии, внутренние механизмы которой сильнее, чем связи на Западе, вытекающие из экономико-правовой обусловленности. Какая из этих двух моделей более эффективна, мы видим по результатам американо-китайской торговли. В течение очень длительного времени на Западе пропагандировалась глупая точка зрения о невозможности экономического строительства без так называемого свободного общества и неолиберальной демократии, используемой в качестве модели управления. Китай является доказательством того, что это возможно, хотя, разумеется и в этой стране имеются проблемы.

Запад заметил это и система правления в западных демократиях также эволюционирует. Мы видим это на примере самой большой жертвы собственной беспомощности, каковой является Европейский Союз. Реальную власть в этой системе государств, связанных экономически, политически и в военном отношении, осуществляют два государства, а именно — Германия и Франция. Все остальные вынуждены приспосабливаться к их концепциям. Если кто-нибудь захочет вести другую политику, то его ждет что-то вроде выпавшего на долю Венгрии и Польши.

Запад будет консолидировать власть в направлении усиления роли привилегированных элит, дающих обществу чувство преемственности и жизнеспособности. Фасад демократии остается неизменным, но на практике центр тяжести в принятии решений переместится в еще более централизованные органы, доступ к которым открыт только и исключительно тем кругам, которые допущены к участию в процессах. Большую роль будут играть деньги, так как управление ими гарантирует удержание власти.

Важным фактором при отправлении власти, который на Западе теряет значение, является религия и представительство ее институтов. Доминирующая Церковь уже не играет той роли, как еще в середине прошлого века. Реформаторские Церкви переживают глубокий институционально-идеологический кризис. Зато новое явление, каковым является ислам, приобретает все большее значение. Политики с ним считаются, так как он обладает способностью мобилизовать большие культурно однородные группы населения, способные вести себя радикально. Стоит иметь в виду, что в странах Азии, религия также влияет на жизнь общества и политические процессы. Она относится к обществу как к группе, а не как к совокупности личностей. Именно азиатский подход помогает созданию сообществ (не важно, какими методами), западная модель скорее способствует разложению. Тем более, что серьезные внутренние силы стремятся к снижению авторитета религиозных структур. Это видно на примере практики давления СМИ на доминирующую Церковь, которая находится в трудной ситуации в связи с вызовами современных нравов. Удивительно, что иудаизм, православие или ислам укрепляют государства своих верующих, а западные раскольники и протестанты уже не в состоянии предложить людям ничего, что способствует усилению общественных структур.

На практике дискуссия о модели государственного строя сводится к поискам такого сочетания требований децентрализации и централизации, которое обеспечивает более эффективную модель управления государством. Такая дискуссия идет также у нас, самоуправление является прекрасным методом организации местной власти, но она не может противодействовать государственной власти. Идеи партии Гражданская Платформа о ликвидации воевод как представителей правительственной власти на территориях, являются, вероятно, наиболее вредными и антигосударственными политическими концепциями в Польше после 1989 года.

Но еще большим вызовом является экономическая власть, которая, в принципе, вообще склонна избегать политического контроля. Уже сам доступ к возможности создания денег посредством частного сектора на основе взвешивания риска кредитных постулатов при одновременном ограничении возможности создания денег правительством — это, аккуратно выражаясь, важная привилегия финансового сектора. Но параллельно с этим политическая власть принуждается к ослаблению количественных ограничений и созданию необеспеченных денег, чтобы покрыть ошибки рынка. Мы дошли до ситуации, когда государство и общество служат экономике и финансам, а не наоборот. Можно рассказывать сказки о свободном рынке, невидимой руке или распространять гнусную ложь о том, что капитал не имеет национальности. Проблемой теперешней политико-экономической модели западных государств является то, что она не способствует деторождению. По крайней мере, в семьях тех, кто платит налоги… Это следует учесть, занимаясь анализом теперешней системы, которая чрезвычайно легко противопоставляется социалистической модели. Наверняка, теперешняя модель намного эффективней, но имеет проблему аккумулирования ресурсов. В капиталистической экономике деньги служат деньгам, а не людям. Крайним примером являются Соединенные Штаты, где в результате кризиса стало бедным все общество, а слой наиболее богатых стал еще богаче. Обанкротились города, исчезли семьи, общество получило сильнейший удар. Основа системы США, средний класс, начал сворачиваться и пауперизироваться. Следствием этого явилась реакция в лице господина Дональда Трампа. От его удачливости или сдерживания его зависит отдаленное будущее всей западной цивилизации, а следовательно и мира.

Translation: Vladimir Kharitonov [Владимир Харитонов] – автор этого текста КРАКАУЭР (KRAKAUER) скрывается за псевдонимом из-за опасения политических притеснений; tekst polski [tutaj] опубликован 10 сентября  2018 г.

Tags: , ,

2 komentarze “Модель государственного устройства в эпоху глобализации (часть 1)”

  1. Krystian Chojnicki
    24 września 2018 at 06:55

    Na waszych doskonałych tłumaczeniach uczę się rosyjskiego. Myślę że wielu oficerów z GRU i FSB oraz zwiadowców wojsk specjalnych Rosji również się uczy, tylko polskiego…

  2. wlodek
    24 września 2018 at 12:09

    Jeszcze nikomu znajomość języka nie zaszkodziła! Weź się za chiński!

Dodaj komentarz

Twój adres email nie zostanie opublikowany.

More Stories From Paradygmat rozwoju

Scroll Up