Go to ...
Obiektywnie? Subiektywnie? O polityce, państwie, gospodarce… w poszukiwaniu paradygmatu rozwoju. Zawsze mamy rację!

Obserwator Polityczny on Google+RSS Feed

10 grudnia 2018

Кто-то перепутал корпорацию с армией


 Кто-то перепутал корпорацию с армией. Мы действительно движемся в направлении все более сложных структур командования Войском Польским? Разве можно как-то по-другому назвать сегодняшнее положение дел? На первый взгляд, ничего не происходит. После бывшего, к счастью, Министра Национальной Обороны царит тишина.

Но на самом деле происходит подковёрный спор между предложениями группы, которая осталась после бывшего министра и не была уволена, и людьми, связанными с господином президентом. Эти центры находятся в состоянии равновесия влиятельности, что на практике выражается во взаимном параличе их решений.

Теперешняя структура командования Войском Польским основана на дуополии — Генерального Штаба и Оперативного Командования. Теоретически, первый из них командует войсками в стране, а задачей второго является командование войсками в зарубежных миссиях, а в военное время — и войсками в стране. Уже сегодня известно, что война состоится, причем скорее раньше, чем позже. В связи с этим полезно, чтобы военные знали, кто является их командиром. У рядовых, в основном, не возникает таких проблем, так как система на этом уровне действует, часто за их счет. Но вот кадры среднего уровня и тем более высшего испытывают некоторые сомнения.

Создание системы, в которой военное подразделение, подчиненное Генеральному Штабу, передается Оперативному Командованию для участия в военных действиях, возможно, имеет смысл в огромной US Army. Но в наших реалиях это означает ничто иное, как дублирование должностей, компетенций и создание внутренней конкуренции за роль в структуре.

Генеральный Штаб, который обычно отвечает за все, так как он все планирует, отодвинут от реального влияния на процесс командования. Дело в том, что как орган господина министра он позволял ему чувствовать себя примерно на одну четвертую “верховным командующим”. Формально этим “командующим” должен считаться Оперативный Командующий Видов Вооруженных Сил. Сейчас постепенно им становится Начальник Генерального штаба, хотя этот процесс не последователен, а именно последовательность нужна в армии.

Не стоит путать корпорацию с армией. Разница в том, что в этой второй организации ты можешь умереть в соответствии с уставом, это входит в число твоих должностных обязанностей. По этой простой причине к военным нельзя относиться как к сотруднику колл-центра или, например, корпорации, занимающейся продажей йогуртов или женского белья.

Армия отличается проблемой ответственности. Она должна быть однозначной и неотвратимой, поскольку в конце цепочки решений находится человеческая жизнь, а потеря здоровья встречается в ней сплошь и рядом.

Сейчас, в условиях мирного времени, при решении некоторых проблем мы имеем дело с пинг-понгом, классическим проявлением конфликта компетенций, перекладывания ответственности или созданием впечатления, что вы за это не отвечаете. Как это будет выглядеть в условиях войны? Следует помнить о том, что цену окончательной ответственности за действия Войска Польского, возможно, придется оплачивать нам всем. Это мы будем свисать с крюков в гестаповских застенках, рыдать возле расстрельной стенки или стоять на краю рва, выкопанного возле какого-то леса. Если военные проиграют войну, то мы снова можем потерять страну.

Военные после очередной проигранной войны будут оправдываться, утверждая, что они сделали все, что им разрешили политики, которые, например, ликвидировали производство танков или даже стальных касок, а также ограничивали проведение учений. Но никто не сможет рассчитаться с политиками, потому что в лучшем случае они снова сбегут, как крысы, через новые Залещики или полягут в пальмирском лесу.

За столкновением концепций структур командования стоят конкретные люди, которые мерятся своим влиянием, да и просто сражаются за должности. Если это сообщество свои личные интересы ставит выше общенациональных интересов, ведь Войско Польское является достоянием всей нации, то это следует пресечь. Члены этого сообщества очутились в состоянии клинча, из которого не могут выбраться самостоятельно. Потеря части потенциала, которым обладают эти люди, отразится на нашей обороноспособности. Частично это уже произошло, когда из армии изгоняли многочисленных опытных командиров. Единственной их виной явилось то, что, подталкиваемые к искренности, они позволили себе секунду правды в присутствии политиков. Ведь каждому военному известно, что наша авиация рассчитана на действия в течение 3 часов, а наши танки ночью или в тумане совсем слепые. Подводные корабли лучше не пытаться погружать, ведь они такие старые, что представляют угрозу для экипажа. Нет у нас и противотанкового оружия, а на израильское, принимая во внимание конфликт с этой страной, уже не приходится полагаться. Ко всему прочему добавляется полное отсутствие резервов и наше величайшее проклятье, каковым является убежденность политиков, заражающая и военных, что бои будут продолжаться не более трех дней, причем прекратятся в 15:30.

Это правда, бои будут продолжаться не более трех суток. После этого они перестанут считаться и проблемой военных, и проблемой польских политиков. Появится новое правительство, новые патриоты, новые командиры, одобренные нашими “союзниками”. Такой знакомый сценарий! Мы еще помним, как срочным порядком изучали его в прелестные сентябрьские дни?

Что делает президент? Он способен в конце концов перенять контроль над армией, не выталкивания на пенсию тех, кто мыслит по-другому? Такие люди часто самостоятельны, хотя быть таким в армии сложно. Если президент назначает, а министр увольняет, то дело должно закончится “борделем”, “сарделем” и “перделем”, как говаривал Маршал. Очень интересно изучить связи людей, которые довели до теперешнего состояния Войско Польское и Министерство Национальной Обороны.

Неужели мы и в самом деле не способны выработать собственные образцы командования, создав структуры, оптимизирующие наш скромный, часто гниющий на глазах оборонный потенциал? Неужели мы отказываемся от того, что было выработано нами в период Людового Войска Польского с учетом более раннего исторического опыта? Тогда надо просто скопировать иностранные образцы, слегка приспосоив их к нашей специфике.

Военные, доверяя структуре, имеют право на хорошее, рациональное и логичное командование.

Translation: Vladimir Kharitonov [Владимир Харитонов] – автор этого текста КРАКАУЭР (KRAKAUER) скрывается за псевдонимом из-за опасения политических притеснений; tekst polski [tutaj] опубликован 15 мая 2018 г.

Tags: , , ,

One Response “Кто-то перепутал корпорацию с армией”

  1. Franciszek z NY
    21 maja 2018 at 05:44

    Macie bardzo dużą orientację co do spraw wojskowych w Polsce.

Dodaj komentarz

Twój adres email nie zostanie opublikowany.

More Stories From Армия

Scroll Up