Go to ...
Obiektywnie? Subiektywnie? O polityce, państwie, gospodarce… w poszukiwaniu paradygmatu rozwoju. Zawsze mamy rację!

Obserwator Polityczny on Google+RSS Feed

27 maja 2018

Сегодня началось вчера, а завтра начнется сегодня


 Сегодня началось вчера, а завтра начнется сегодня. Наш президент — это президент всех “безопасников” [служащих аппарата управления безопасности – Примечание переводчика]? Примерно такой вопрос задает правая блогосфера в контексте решения господина Анджея Дуды, президента Речи Посполитой, относительно так называемого закона о разжаловании. Вообще-то в таком вопросе нет ничего оскорбительного, поскольку для живущих “безопасников”, при условии, что они являются польскими гражданами, господин Дуда, несомненно, является президентом. Проблемой является то, насколько широкую огласку вызвало самостоятельное решение господина президента.

В нашей политике только что завершилась определенная эпоха. Господин президент, видимо, понял, что он имеет право командовать авторучкой, бунтуясь против глупости, которой правый мейнстрим пытается придать характер законности. К сожалению, президент не возразил против закона об Институте Национальной Памяти (ИНП), по нескольким другим вопросам он также был лоялен по отношению к своему лагерю. Но в случае закона о разжаловании он был вынужден воздержаться, поскольку более глупого закона в этой стране не было. С точки зрения ущемления прав на его примере можно говорить о жесткой власти, о коллективной ответственности, а также о полной несправедливости.

Что же явилось причиной решения господина президента противодействовать собственному политическому лагерю? Печальная судьба господина генерала Гермашевского? Невозможность дать разъяснения перед анонимным судом? Хотя в данном случае суд не предусмотрен, виноватые считаются виновными по закону. Интересно, почему господин президент молчал при введении пенсионных ограничений для функционеров в мундирах? Тогда не было проблемы? А сегодня есть? Ведь по существу вопрос ТОЧНО ТАКОЙ ЖЕ.

Что же случилось, почему господин президент решился попридержать “перемены к лучшему”? Дело в том, что рейтинг дрогнул и опустился — это результат борьбы с женщинами и ликвидации любимого воскресного развлечения поляков, каковым является посещение торговых рядов. Европейский Союз хочет договориться, но ожидает, что у нас начнут использовать немного более мягкий вариант политики. После глобального скандала с изменением закона об ИНП в том, что касается проблем памяти о некоторых аспектах холокоста, более грубую имиджевую ошибку совершить уже невозможно, поэтому наши партнеры успокоились?

Значит, речь идет о внутренних делах? Господин президент является верховным командующим Войска Польского и прекрасно понимает — наверняка, ему об этом сказало несколько умных людей — каково моральное состояние нашей армии. Мягко выражаясь, оно никакое. Если, кроме ограничения пенсий, дело дойдет до разжалования по принципу коллективной ответственности, то во что прикажете верить всем этим людям в мундирах? Как им поверить в смысл государства, лишающего своих противников пенсии и воинских званий? Армия является настолько сложной и непредсказуемой системой, что дальнейшее ее усложнение за счет этих новых переменных приведет к тому, что служба перестанет себя оправдывать.

Подумайте, хотелось бы вам в течение всей службы выполнять приказы, переезжать с места на место, терпеть неудобства и вдобавок ко всему этому еще рисковать здоровьем, используя старое военное имущество, или рисковать жизнью во время бессмысленных зарубежных “командировок”?  И при всем при этом видеть, что пенсия не гарантирована, как и воинское звание, причем даже посмертно?

Ни один командир, даже очень посредственный, не может согласиться с таким положением дел. Государство зиждется на двух элементах — на разделении и использовании насилия. Последней гарантией использования насилия в любой стране является армия.  Основа армии – это кадры, точнее их моральное состояние. Если солдаты не верят в то, что их служба имеет смысл, как вообще может функционировать такое государство? Без этого элемента все государства разваливаются, так как не понятно, на чем будет зиждиться власть? На полицейских репрессиях? Внешние угрозы — это совсем не фикция, они могут возникнуть и стать причиной нашей гибели. Власть должна быть способна ответить на них. Без солдат нет армии, они служат потому, что любят свою страну, но было бы хорошо, чтобы государство обеспечивало их пропитание, не вынуждая их самостоятельно заниматься снабжением всем необходимым.

Военная пенсия связана со званием, выслугой лет и рядом других факторов, например с пенсионным страхованием семей, вдов и детей — все это является сильнейшим мотиватором и одновременно связующей силой, благодаря которым гарантируется, что люди, имеющие оружие, будут лояльны и позволят себя контролировать. В условиях демократического государства, рассматриваемого нами как идеал, еще не придумано ничего другого. Вероятно, и не удастся придумать ничего лучше.

Когда-то у властителя было золото, награбленное его солдатами, при помощи которого он платил этим солдатам и поддерживал систему, где каждый из подданных мог найти свое место. В демократическом государстве все обстоит аналогичным образом, только больше число уровней между получением “дани” и сохранением системы, в которой любой имеет свое место. Нарушение состояния равновесия на уровне ожиданий и отношения людей к действительности — это безумие, грозящее распадом.

Возможно, именно это обстоятельство понял господин Дуда. “Перемены к лучшему”, как и Магдаленка не способны построить государство на отрицании. [Магдаленка — городок близ Варшавы, в котором в 1988 г. проходили переговоры между представителями коммунистического правительства ПНР и профсоюза «Солидарность». — Примечание переводчика]. Невозможно отринуть прошлое. Речь Посполитую (РП) II построили на потенциале разделенной Польши, ПНР — на том, что уцелело от  РП II, а РП III — на развалинах целенаправленно разрушаемой и отрицаемой ПНР. РП IV не возникнет из пустоты, у нас нет пустыни, чтобы господин Качиньский мог водить нас по ней 40 лет, пока не родится и не дозреет поколение, не помнящее прошлого.  Сегодня началось вчера, а завтра начнется сегодня. Государства строят на основе преемственности. Как можно не понимать этого?

Кстати, стоит заметить, что люди в мундирах снова поворачиваются в сторону левых, которые, несмотря на ошибки, упущения и просто глупость некоторых деятелей, являются единственной политической силой, которая рационально относится к проблемам этой общности. Надеемся, что эти примерно 1,5 млн людей (включая семьи) склонят в свою сторону чашу весов во  время следующих выборов. Если не появится снова какой-то сладкоголосый лево-сосисочный деятель, выросший в достатке и роскоши, и не понимающий, что такое бедность. Если он не обманет людей своими гладкими речами. Хотя, может быть, это и лучше, чем застой в рядах левых, ставший, возможно, величайшей ошибкой господина Лешека Миллера, но это уже тема другой дискуссии.

Translation: Vladimir Kharitonov [Владимир Харитонов] – автор этого текста КРАКАУЭР (KRAKAUER) скрывается за псевдонимом из-за опасения политических притеснений; tekst polski [tutaj] опубликован 2 апреля 2018 г.

Tags: , ,

One Response “Сегодня началось вчера, а завтра начнется сегодня”

  1. Polonus
    21 kwietnia 2018 at 03:29

    Super napisane. Pozdrawiam z Mountainview w Californi.

Dodaj komentarz

Twój adres email nie zostanie opublikowany.

More Stories From Политика

Privacy Preference Center

Scroll Up