Go to ...
Obiektywnie? Subiektywnie? O polityce, państwie, gospodarce… w poszukiwaniu paradygmatu rozwoju. Zawsze mamy rację!

Obserwator Polityczny on Google+RSS Feed

17 grudnia 2017

Мы проиграем все будущие войны


fot 16p MSPO 2016

Нами будут проиграны все будущие войны, так как мы слабы и делаемся еще слабее. Кроме того, наше окружение становится сильнее, а возможные глобальные угрозы — все более изощренными. Обеспечение безопасности требует все больших усилий, все больших расходов и непрерывного совершенствования. В области безопасности нет такого понятия, как “постоянство”, даже ядерное оружие необходимо непрерывно развивать, модернизировать, а средства его доставки являются одним из величайших вызовов современности для техники.

Безопасность требует действий в трех параллельных плоскостях: организации государства, развития техники, а также создания структур, обеспечивающих безопасность.

К области организации государства относится все, что помогает его функционированию. Это нечто большее, чем только подготовка к войне. Крайним примером был СССР, который достиг вершин военного могущества при неплохой организации государственной системы, но плохое состояние экономики индуцировало процессы, которые привели к его падению. Теперешняя западная модель государств заключается в оптимизации составляющих государственных систем с перевесом в сторону создания прибавочной стоимости за счет управления знаниями. Еще до недавнего времени это приносило прекрасные результаты, поскольку страны, не производящие того, что потребляют, имели в избытке все. Но невозможно финансировать экономический рост и вообще развитие за счет долга, поскольку в западной модели рост долга превышает рост производительности и общей стоимости, обусловленный финансовым развитием за счет увеличения задолженности. Поэтому западная модель также обречена на провал, что интересно, не в первые в истории — похожие процессы превратили Рим в горы руин. В истории наилучшей моделью организации государства, разумеется для своего времени, была, вероятно, прусская модель. В настоящее время ее творчески развивает Израиль, которому прекрасная организация — вероятно, наиболее эффективная в современном мире — позволяет постоянно обеспечивать себя ресурсами, необходимыми для обороны. Если посмотреть на нашу страну сегодня, то, в принципе, не только не удастся нас с кем-то серьезно сравнивать, но и, что самое главное, вообще не видно возможности противостоять вызовам. Мы не готовы не только к войне, но и к продолжению обычного функционирования. По нашему даже обычное существование является вызовом. Достаточно осознать, что мы как государство и национальная общность не являемся распорядителями большинства активов нашей экономики. Это приводит к тому, что вообще не приходится говорить ни об организации государства ни о его подготовке на случай войны.

Направление технического развития является основой всего. Разумеется, имеет значение также масштаб осуществления деятельности в этой области, но без техники сегодня нет независимости, а завтра вообще невозможно будет разговаривать ни о чем. Страны, обреченные на импорт техники, всегда будут зависеть от стран, создающих и поставляющих технику. В случае если страна не имеет капитала на развитие техники, то для нее полезно хотя бы участие в логистических цепочках тех, кто создает и строит технику. Техника в области безопасности имеет фундаментальное значение, но сама техника — это лишь малая часть необходимого, так как требуется еще, чтобы были люди, способные ею пользоваться. Ярким примером использования технического прогресса в военном строительстве была Япония в период перед II мировой войной. Японцы очень быстро создали промышленность, внедрили систему копирования, адаптации, а позднее — совершенствования и, наконец, создания техники. Благодаря этому они смогли совершить большой прорыв в области производства вооружений, который всегда будет вызывать восхищение. Развитие техники военного назначения является квинтэссенцией технического развития государства или государств, черпающих выгоду из разделения труда и специализации. Без освоения техники невозможно обеспечить безопасность. Если безопасность основана на импорте технологии либо самих изделий, изготовленных с ее использованием, то имеет место зависимость от источника поставок. В таком контексте необходимо говорить об ограниченной независимости. Если государство хочет сохранить независимость, то оно должно быть самостоятельным по крайней мере в области основной военной техники, а также ему следует иметь настолько большие запасы того, что импортируется, чтобы обеспечить эффективность использования. В этой области все со всем связано, а действительность является результатом решений, принятых в прошлом. К сожалению, будущее в данном случае является результатом решений и действий других. Именно таково положение нашей страны, в которой мы зависим от решений и действий других стран. Мы не в состоянии самостоятельно творить свою действительность даже на собственной территории, не говоря уже об окружении. Наше влияние на собственное будущее в лучшем случае косвенное и часто является результатом негативных решений или случайностей. Страна без техники не в состоянии стать сильной. Германия, Япония и Корея не владеют ядерным оружием, но его создание, а также получение средств доставки является во всех трех случаях лишь логистической задачей. Каждая из этих стран имеет возможность получить в свое распоряжение в течение пары лет ядерный арсенал, а в течение четырех — термоядерный, а также полный спектр средств поражения (полную ядерную триаду) и даже многое другое. Сегодня говорят о выводе ядерного оружия в космическое пространство.

Говоря о создании структур обеспечения безопасности, мы подразумеваем не только военные структуры. Это также разведка, контрразведка, кибернетические службы, а также умение оказывать воздействие за счет использования средств массовой информации. Мы говорим о всей совокупности структур, обеспечивающих все то, что необходимо для организации государства и развития техники. С сожалением напомним, что мирное время используется для подготовки к войне, тот, кто этого не понимает, страдает тяжелой формой идиотизма. Построение структур безопасности требует соответствующих средств и ресурсов, а также определенной методологии. Насколько это трудно и непросто видно даже в современной Польше на примере создания Войск Территориальной Обороны. То, как выхолостили эту великую идею, вызывает сожаление, ведь если правдой является то, что потребности нового вида войск удовлетворяются за счет ослабления существующих оперативных сил, то это в высшей степени плохо. Наше положение таково, что в течение жизни многих поколений, во всех исторических эпохах, у нас была настолько неэффективная государственная система, что мы не можем себе позволить содержать структуры безопасности, адекватные масштабу возможных угроз. Нашим выживанием мы обязаны соседям. Чужие выбрали для нас судьбу и дали направление нашему государственному бытию.

Все три плоскости взаимозависимы и используют друг друга. Мы проиграем любую буду­щую войну, так как проиграли большинство прошлых войн, потому что никогда не были способны действовать одновременно в трех упомянутых плоскостях. В конце концов, все решает результативность, а универсальным методом ее измерения является непрерывность государственности. Отсутствие у нас таковой вызывает сожаление, но этим все и ограничивается. Разве в нашей стране существует какое-то государственное мышление? В результате, мы проиграем все будущие войны.

Translation: Vladimir Kharitonov [Владимир Харитонов] – автор этого текста КРАКАУЭР (KRAKAUER) скрывается за псевдонимом из-за опасения политических притеснений; tekst polski [tutaj] опубликован 8 мая 2017 г.

Tags: , , ,

Dodaj komentarz

Twój adres email nie zostanie opublikowany.

More Stories From Армия

Scroll Up