Go to ...
Obiektywnie? Subiektywnie? O polityce, państwie, gospodarce… w poszukiwaniu paradygmatu rozwoju. Zawsze mamy rację!

Obserwator polityczny on Google+RSS Feed

25 lipca 2017

Вероятно, они хотят вывести нас из западных структур, чтобы развязать себе руки на Востоке?


 Одной из главных аксиом польской внешней политики в течение многих лет было молчаливое согласие с тем фактом, что Германия никогда не уступает. Одним из условий нашего приема в западные структуры, кроме очевидного раболепия по отношению к Германии, проявляющегося в “непротивлении”, является нормализация отношений с Россией. По крайней мере до такой степени, чтобы не было и речи об открытой конфронтации. Польша в отношениях с Западом должна была стать (и является ныне) буфером и транзитным государством, включенным в логистические цепочки западного бизнеса, в основном, немецкого. Необходимый минимум в отношениях с Россией почти был достигнут господином Туском, премьером. Разумеется, слово “почти” является здесь ключевым и прямо-таки волшебным. Если бы не было смоленской драмы и если бы нами продолжал руководить политический лагерь господина Туска, то, вероятно, как-то — видимо, без особой огласки — упорядочились бы отношения с Россией, в соответствии с немецкими и американскими ожиданиям. Они были бы сугубо официальными и искусственными, но формально нормальными, то есть русофобию не стали бы гасить, потому что в ней всегда будет необходимость, до тех пор, пока будет существовать необходимость в форпосте. Американская тема имеет существенное значение, особенно в контексте господина Трампа. Принимая во внимание то, какую важную роль играют в Польше американцы, можно смело утверждать, что должно хотя бы отсутствовать сопротивление определенных американских инстанций в Польше, иначе никакие изменения векторов внешней политики в нашей стране будут невозможным.

Теперешняя власть очень серьезно подходит к проблеме суверенитета, являющейся, в их интерпретации, самостоятельной политикой. Ее движущей силой, в их понимании, являются польские национальные интересы. К сожалею, власть не принимает в расчет реальность, которая обусловливает и одновременно определяет нашу реальную позицию. Речь идет о том, что мы в своем регионе сами себя ограничиваем в политическом отношении и из-за этого ничего особенного сделать не можем, потому что это наши собственные ограничения. Они определяются либо нашей принадлежностью к западным структурам, либо исторической политикой, влияющей на политику текущую и разрушительно действующей на осмысление будущего. Вероятно, по их мнению, а возможно по мнению того единственного человека, который задает тон всему политическому лагерю, мы имеем право быть партнером и можем формулировать собственные требования. Это удивительно с феноменологической точки зрения, ведь мы имеем дело с разумными людьми, которые видят, в каком состоянии находится страна, более того, они понимают процессы, которые привели к такой ситуации. Как можно думать о субъектной политике в таких реалиях?

Но, в сущности, мышление категориями объектности в рамках чужих процессов — это политическое и интеллектуальное вырождение, более того, это самовассализация государства. К сожалению, в наших реалиях — и это очень болезненно — такой образ мыслей равнозначен общепринятому пониманию политического прагматизма. Аксиология польской политики перевернута с ног на голову, высушена и мелко перемолота. Сегодня лишь немногие пытаются добавлять к получившемуся порошку воду и лепить из полученной пульпы новые фигуры. Как это выглядит на практике лучше всего мы видим на примере большинства элит, одурманивших себя неолиберализмом. Спустя годы мы узнали, что его спонсировали немецкие фонды. В результате такое явление, как государственное мышление, в Польше стало необычайно затруднительным. Ведь каким должно быть польское государственное мышление, если союз с Западом — это вассализация? При возведении стены, отделяющей нас от Востока, она заставляет питаться страхами и выбирать неизбежное зло на Западе. При этом неизбежность упомянутого зла в Польше не понимает никто, возможно, за исключением господина Качиньского.

В реальности невозможно ничего сделать на Востоке, не получив некоторое пространство свободы на Западе. Как выглядит наша восточная политика, мы прекрасно помним со времен одного господина министра, которому могло даже мерещиться, что он проводит какую-то политику. К сожалению, большое “Я” этого господина явилось причиной политической катастрофы. Что интересно, продвигавшееся им направление все еще сохраняется! Его невозможно изменить самостоятельно, потому что в этой области мы не обладаем суверенностью.

Возможно, идея вывода Польши из структур Еврокорпуса задумана как некая политическая манифестация? Возможно, именно в этом случае речь идет как раз о пространстве свободы для политики на Востоке? Но имеется риск, что она может быть политикой конфронтации. Что это означает, вы, господа, можете догадаться сами.

Разумеется, в благоприятной ситуации можно отозвать в страну несколько человек, занимающих удобные посты, чтобы распорядиться ими в соответствии с теперешней политической парадигмой. Но, к сожалению, это является разрушением кадрового состава нашей армии.

Однако возникает вопрос — что выберет в качестве своей базы теперешняя власть? Сценарий, в ходе которого действия господина министра национальной обороны не были согласованы на высшем политическом уровне, мы отбрасываем. Это просто невозможно представить. Именно данный элемент говорит в пользу политической глубины этих заявлений, которые, несмотря на опровержения, выглядят очень зловеще.

Не является проблемой то, что Еврокорпус —  еще более бумажное образование, чем НАТО. Политическое значение вывода Польши из западных структур ШОКИРУЕТ. Более того, в контексте выкристаллизовывающейся концепции создания европейской армии, зародышем которой будет Еврокорпус, такое заявление является вытеснением Польши на окраину интеграции. Что еще более интересно, это противоречит известным заявлениям господина Качиньского в контексте европейской обороны. Возникают серьезные знаки вопроса относительно внутреннего политического метода выработки этого неожиданного решения.

Мы должны понимать, что раздел западного мира на части с разными скоростями интеграции, будет перенесен из политико-экономической сферы в сферу обороны. Это означает, что НАТО также будет реорганизовано, о чем совершенно открыто предупреждал господин Трамп. Принимая во внимание это обстоятельство, недопустимо совершать ни одного лишнего движения. Если бы власти представили свое поведение как протест против фиктивности западных союзов, то действительно можно было бы найти в этом хоть какой-то смысл. А на самом деле — это политическая деятельность, рассчитанная, в основном,  на использование в процессе решения внутренних кадровых вопросов, а также, возможно, неопределенность отношений с Востоком.

Разумеется, у власть имущих не будут развязаны руки на Востоке, этого никто не разрешит. Но существует серьезный шанс, что в результате продвижения мессианско-троеморской политики удастся что-то испортить еще сильнее.

Translation: Vladimir Kharitonov [Владимир Харитонов] – автор этого текста КРАКАУЭР (KRAKAUER) скрывается за псевдонимом из-за опасения политических притеснений; tekst polski [tutaj] опубликован 31 марта 2017 г.

Tags: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Dodaj komentarz

Twój adres email nie zostanie opublikowany.

More Stories From Политика

Scroll Up