Go to ...
Obiektywnie? Subiektywnie? O polityce, państwie, gospodarce… w poszukiwaniu paradygmatu rozwoju. Zawsze mamy rację!

Obserwator Polityczny on Google+RSS Feed

22 października 2017

Здорово, что кто-то о нас заботится, но…


 Это здорово и хорошо, что кто-то богатый, влиятельный и без сомнения являющийся авторитетом во многих вопросах общественной жизни в своей стране заботится о нас. Еще круче, если это иностранная супруга одного из министров правительства в Польше. Но сложность дел такова, что наиболее банальное сопоставление фактов и личных точек зрения уважаемого и знаменитого автора в данном случае может совершенно без необходимости оказаться болезненным для тех, о ком она позволяет себе писать. Это не наша вина, что Польша проиграла II Мировую Войну, мы не виноваты в том, что на нее вообще было совершено нападение, а также мы не виноваты в том, что наши западные союзники грубо пренебрегли польским вопросом, оставляя нашу страну в сфере влияния той армии, которая ее освободила. Мы не влияли ни на свои границы, ни на переселения народов, своего и чужого, мы не влияли даже на то, как формируются правительства в восстанавливаемой стране, поскольку власть была у элиты нового типа — назначаемой и контролируемой внешним государством. Мы сами не могли сделать абсолютно ничего, кроме того, чтобы почти наверняка приговорить себя к смерти или к медленной смерти после ссылки на очень дальний и северный восток. Но чтобы это правильно оценить, нужно воспринимать произошедшее, как те люди (или их родственники), которым это грозило из-за доноса, ошибки, происхождения или даже из-за одежды.

Сегодня, столько лет спустя, кто-то хочет нас убедить, что послевоенные годы были неинтересными, так что мы сами не хотим о них вспоминать, считая их трудными и требующими компромисса. Часто в эти годы приходилось даже совершать нечто предосудительное, например, предательство идеалов и ценностей только для того, чтобы не быть высланным или не погибнуть от избиения в ближнем лесу. Думать так — это значит просто не понимать поляков и не уважать нас.

Период непосредственно после войны полон примеров героизма. В это время польское подпольное государство, преданное западными союзниками и предоставленное самому себе своим западным руководством, было объектом уничтожения новым врагом, очень коварным и имеющем поддержку в том самом народе, от имени которого многие годы шла борьба с немецким оккупантом. Этот период нельзя воспринимать иначе, чем тихую гражданскую войну, поскольку то, что происходило тогда в Польше, было именно тихой гражданской войной, в которой брат стрелял в брата, а еще чаще сосед доносил на соседа. Об этом сняли много фильмов, однако не удается однозначным образом представить человеческую подлость, поскольку она была многозначной и имела как героев, так и отвратительных предателей, однако трудно было прийти к решению, кто является предателем, а кто — героем. Всегда будут пострадавшие, такова уж природа гражданской войны. Мы имели дело с войной, о которой не говорили, но семьи до сих пор оплакивают жертвы, часто даже не зная, где их могилы.

Любое сопоставление послевоенной Польши с другими странами региона является явной и тотальной глупостью, отрицанием истории и реализацией внеисторической политики, предполагающей совершаемую самопроизвольно унификацию. Для поляков то, что случилось со страной после 1945 года и продолжалось с разной интенсивностью до 1956 года, можно было воспринять, как перебитый позвоночник, как вырванный национальный дух, который оплевали и растоптали. Другие народы, живущие в своих национальных государствах в нашем регионе, рассматривали коммунизм несколько иначе. Для Чехов и Словаков Красная Армия, преимущественно, была настоящим и реальным освободителем, который позволил восстановить их государства. Для венгров она была проклятием, которое в очередной раз сделало невозможной самостоятельность, и прервала процесс изменения отношений после Трианона, потому что ничем другим не была II Мировая Война и немецкая авантюра. О Восточной Германии трудно говорить в контексте первых послевоенных лет. Коммунистическое промывание мозгов только началось, проверенные товарищи, приехавшие с востока, только поселились в государстве и начали создавать структуры. Жестко ликвидируя остатки старого немецкого буржуазного и юнкерского общества. Вера в то, что жители Дрездена, Берлина в советской оккупационной зоне или Ростока были коммунистами и жаждали коммунизма — это предельная наивность, о которой даже не стоит говорить. Здесь действительно нечего и некого сравнивать. Маленький регион совершенно разных людей, разных культур, разных традиций. Прикладывать американскую мерку к Центрально-Восточной Европе невозможно, об этом следует помнить, прежде чем начинать писать о таком трудном периоде истории этого измученного судьбой кусочка мира.

Поэтому здорово, что кто-то о нас заботится, но очень жалко, что он совершенно не понимает существа и сложности явления, которое пытается описывать.

Translation: Vladimir Kharitonov [Владимир Харитонов]; tekst polski [tutaj]

Tags: , , , , , , , ,

Dodaj komentarz

Twój adres email nie zostanie opublikowany.

More Stories From Отзывы

Scroll Up