Русский язык, Цитаты

Я играл в игрушки каких-то немецких детей — Бронислав Коморовский в Бундестаге!

 Если мы много чего повидали и нам кажется, что ничто не в состоянии нас удивить, то обязательно случается нечто настолько символичное, что с удивлением приходится прочитать дважды, как по-польски, так и по-немецки, с надеждой, что это какой-то языковый штамп или банальная ошибка переводчика, а на самом деле все в порядке. Но на этот раз — нет, это господин Бронислав Коморовский, выполняющий функцию президента государства в Польше, выступил с речью в немецком Бундестаге по поводу 75-й годовщины начала II Мировой Войны [Источник: здесь].

Господин президент уже не в первый раз поражает нас «до боли», но обычно приятно или по такому тривиальному вопросу, так что это не имеет никакого значения. Но на сей раз такое выступление и в такую годовщину — это событие, масштаб которого невозможно выразить категориями польских государственных интересов. Позволим себе немного субъективного — специально подчеркиваем это для тех, кто будет возмущаться — субъективного анализа именно потому, что в этом вопросе очень нужно дуть на воду. Тем не менее будем больше задавать вопросы, чем стараться понять, что хотел сказать президент, а ответы на то, как его поняли, даст нам немецкая пресса.

Будем приводить избранные фрагменты по упомянутому выше источнику, добавляя выделение шрифтом интересных деталей. После приветствия выступление начинается со слов:

«То, что сегодня я как президент свободной независимой Польши могу выступать в Бундестаге, в сердце немецкой демократии, является для меня источником истинного, большого волнения. То, что я могу выступать сегодня в сердце немецкого государства, близкого и дружественного Польше, в 75-ю годовщину II мировой войны, является источником не только волнения, но и чувства счастья, возникающего в моем поколении, в поколении тех, чьи родители пережили кошмар не только войны, но и польско-немецкой взаимной враждебности. Этот момент является для меня источником гордости за совершенное нашим поколением на пути к примирению и восстановлению чувства взаимной близости и способности к сотрудничеству.»

Почему господин президент предполагает, что немецкое государство является близким и дружественным по отношению к Польше? В географическом смысле мы, действительно, близки, но дружественны ли? Нужно хотя бы минимально знать немцев, чтобы понять их обычный прагматизм.

«(…)Война принесла мучительную смерть десяткам миллионов погибших и уготовала страшную судьбу сотням миллионов невинных людей. Страх того времени, организованный террор, а также систематические и массовые убийства тех, кого безумная идеология считала недочеловеками, еще сегодня жива в нашей европейской памяти. В ней все еще живет наше время, символом которого стал холокост и акции сознательного уничтожения элит покоренных народов».

В этом месте господин президент, вероятно из «дипломатических» соображений, забыл, что этой безумной идеологии, которая предписывала систематические и массовые убийства, следовали в Германии миллионы людей, в том числе, вероятно, и предки некоторых лиц, перед которыми он выступал. Уже давно известно, что обезличивание преступлений является элементом борьбы с немецкой психической травмой.

«(…) Полное примирение уже в условиях свободы, отвоеванной в том числе и польской «Солидарностью», было венцом многолетних усилий в пользу нового порядка в польско-немецких отношениях.(…)»

Простите, какое полное примирение? Я не примирялся! Родовая усадьба сожжена, половина семьи в лагерях, многие убиты, потеряны плоды работы многих поколений. Поэтому я не примирился, никто меня примириться и не просил. Ну, а если бы русские немного задержались, то не было бы с кем примиряться! Простить — простил, как христианин и сосед, но не забуду и не примирюсь, потому что являюсь жертвой этого варварства во втором поколении! Еще сильнее не хотят полного примирения те немцы, которые считают себя жертвами, они хотят признания своих страданий и всего, что с этим связано.

«(…) На самом деле Европу изменила воля обществволя людей, жаждущих свободы.» Господин президент опять ошибается, Европу изменил господин Михаил Горбачев, без его стальных нервов не было бы ничего, кроме моря крови и раздавленных гусеницами костей.

«(…) Это необыкновенная история примирения, когда помнят не только о миллионах могил, о пепле, поднимающемся с дымом крематориев, о развалинах восставшей Варшавы, но помнят и о руинах Берлина, (…)»

Неужели господин президент сравнивает Варшаву, разрушенную немцами по их плану уничтожения славянских недочеловеков, с разрушениями при штурме Берлина или в ходе его бомбардировок? Может быть, кто-нибудь проинформирует господина президента, что Красная Армия совсем не планировала его штурмовать в 1945-ом, а британцы не хотели его бомбардировать, но господин Гитлер, рейхсканцлер, избранный в ходе демократических выборов благодаря гигантской поддержке общества, принудил их к этому своей политикой. Невозможно согласиться с тривиальным извращением истории. Да, мы сочувствуем драме немцев, но нужно понимать разницу! Их никто не приглашал в Варшаву, Сталинград, Париж или Прагу!

«(…) чтобы засвидетельствовать чудо примирения, эту необычайную реальность, в которой молодое поколение поляков и немцев возможно, впервые за примерно двести лет могут работать и учиться вместе, вместе строить общее будущее наций объединенной Европы.»

Снова господин президент проявляет историческую деликатность, потому что 200 лет прошло с 1814 г., а как же разделы Польши? Как же многолетняя политика прусских властителей, которые просто обкрадывали Польшу, занимаясь подделкой ее монеты? Можно смело считать, что это впервые за 300 лет!

«(…) Провозглашаемая мною польско-немецкая общность ответственности должна включать также совместный ответ на угрозы в соседних странах. Закончилось время мирных дивидендов после окончания холодной войны. Мы должны помериться с вызовами, которые все чаще имеют характер угроз вооруженной агрессии.»

О какой общности ответственности говорит господин президент в контексте нашего сотрудничества? Ведь немецкие интересы были, есть и будут отличаться от наших, преданных нашим партачеством на востоке, в результате чего мы сильно осложнили жизнь наших немецких друзей. Разумеется, это мысль, вырванная из контекста, но очень симптоматичная.

«(…) Каждый должен сам себе ответить: получает ли достойный ответ то, что мы видим в нашем непосредственном окружении, на Украине, в Сирии, в Ливии или в Ираке, не ставит ли наблюдаемое нами под сомнение нашу веру в наши силы и в эффективность деятельности организаций, которые с таким трудом создавались? Если мы верим в универсальность наших ценностей, то должны найти в себе решимость защищать их!»

Так давайте скажем себе: да, получает, нет «не ставит под сомнение» (потому что у нас его нет), да, организации действуют эффективно. Иными словами, у нас нет ни малейшего намерения умирать за нефть в Ливии для итальянцев, за Ирак или Украину. Спрячемся в крепости Европа, изготовим много оружия и БЕЗ КОЛЕБАНИЙ УНИЧТОЖИМ любого, кто хотел бы причинить нам вред, но сами будем действовать только с помощью soft power, сами не будем ни на кого поднимать руку и не будем пользоваться чужой слабостью. Давайте просто уважать наших соседей. Давайте не будем проводить неоколониальную политику в интересах глобальных корпораций.

«(…) Не случайно те Украинцы, которые вышли на киевский Майдан, провозглашая, что это они являются сувереном в своем государстве, возбудили ярость соседнего государства, которое решилось на беспрецедентную войну, на агрессию в Европе. На наших глазах возрождается националистическая идеология, которая под покровом гуманистических слов о спасении национальных меньшинств нарушает права человека и права наций.»

Значит, если в Варшаве несколько тысяч человек выйдут на Площадь Парадов и подожгут центр города, заявляя, что они являются сувереном, то это будет демократично? Это будет соответствовать конституции? Господин президент подаст в отставку? Он признает волю нескольких тысяч людей на варшавском майдане? О какой ярости соседнего государства говорит господин президент? О какой беспрецедентной войне и агрессии в Европе говорит господин президент? Он имеет в виду нападение НАТО во главе с США на Сербию, бомбардировки Белграда и других городов Сербии, а также принуждение к выходу из Косова под градом бомб и самонаводящихся ракет? В том, что касается возрождения националистической идеологии, то можно согласиться. Да, мы помним эмблемы украинских радикальных подразделений. Добавим — фашистские эмблемы.

«(…) только смелая политика, возведенная на фундаменте ценностей, сутью которых является человеческое достоинство, заслуживает названия realpolitik

Смеяться над господином президентом не полагается, но тот, кто писал его выступление, вероятно, не имеет представления о том, сколько книг на немецком языке написано на тему понятия «Realpolitik» и о том, почему именно за ним может стоять произвольная политика, построенная на фундаменте стоимости Марки, а ее сутью всегда были кредиты и материальная поддержка или угрозы. Прошу нас пожалеть.

«(…) Кризис на Украине давно утратил масштаб регионального двустороннего конфликта, стал вызовом для всего континента, для всего западного мира. Атакуя Украину, Россия ударила по основам демократического сообщества, его прав и ценностей, а также в фундаментальный принцип, правящий цивилизованным миром: принцип уважения суверенитета государств. Украина не совершила ничего такого, что оправдывало бы эту агрессию.»

О чем говорит господин президент? Разве господин Коморовский является президентом Украины? Мы что-то пропустили, не заметив какого-то союза государств? Какой двусторонний конфликт? Ведь там происходит гражданская война! Разве это правда, что Украина не совершила ничего, что бы оправдывал эту гражданскую войну? Кто совершил государственный переворот? Кто вытесняет политических представителей востока? Кто запретил использование русского языка и других языков национальных меньшинств? Кто показал обличье большого украинского национализма? Кто годами поддерживал на Украине этот бардак и драму, доведя эту страну до гражданской войны, чтобы смыть собственные грехи? Давайте обходится без неправды.

«(…) Мы сожалеем, что теперешние кремлевские власти выбрали антизападничество в качестве легитимации своей власти, своей идентичности и геополитической ориентации, что выбрали путь доминирования и построения своей значимости не за счет модернизации страны и сотрудничества с западом, но за счет восстановления в новом варианте старой сферы влияния, используя при этом военную силу против соседей. Война в Грузии шесть лет назад и теперешняя — на Украине являются прискорбным проявлением этого.»

За чьи интересы выступает этот господин? Ни слова больше.

«(…) По-моему то, что происходит на восточной Украине, является результатом страха теперешней кремлевской власти перед успехом демократической модернизации, которой мы все желаем и Украине и России.

Боже, храни Россию от таких пожеланий! К счастью, русские хорошо знают, что им нужно!

«(…) Похоже думают, впрочем, многие наши русские друзья, опасаясь, что современная политика кремлевской власти угрожает также гражданским правам и их свободе. Мы должны также инвестировать в русскоязычные СМИ, вещающие на Европу и за ее пределами, к чтобы расширить пространство свободной информации и бороться с ложью. Благодаря ним, мы, возможно, получим шансы, существенные с точки зрения именно наших русских друзей демократии, друзей свободы»

Это о нас?!! У нас довольно масштабный русскоязычный раздел, а по переписке с нашими русскоязычными друзьями мы знаем, что нас читают и на Камчатке! Возможно, мы получим какую-то дотацию?

«(…)Решимость и жертвы, понесенными под флагами ЕС Украиной и ее обществом во время последней зимы на Майдане, и страдания, которые они испытывают во время теперешней войны, не позволяют нам остаться равнодушными к драме этого европейского государства

Скажем откровенно, то, что кто-то возьмет какой-то флаг и им помашет, еще не значит, что мы должны делиться с ним последним или за него умирать. Европа — это тяжелый каждодневный труд, а не «скачки» по Майдану под бандеровскими знаменами, о которых господин президент изящно умолчал?

«(…) Украинцы, несмотря на военную угрозу, не сходят с пути строительства демократических институтов. Давайте поддержим их в укреплении основ государственности. Давайте поддержим Восточное Партнерство.»

Восточное партачество? Значит, будем продолжать поджигать восток? Будем поддерживать бандитов, финансируемых олигархами, которые стреляют из танков прямой наводкой по жилым домам? Не может быть и речи! Не от нашего имени!

«(…)Я играл в игрушки каких-то немецких детей

Это я предпочту оставить без комментария, но существует различие между польским и немецким текстами, помещенными на президентской страничке.

В польском тексте этого фрагмента мы читаем:

Но я не могу и не хочу скрывать волнения и по другой, важной для меня причине. Я родился уже после войны в Нижней Силезии, в окрестностях Вроцлава, в польской семье, изгнанной из прежних восточных территорий Речи Посполитой. Но я родился в доме, который ранее был покинут какой-то неизвестной немецкой семьей. Я играл в игрушки каких-то немецких детей. На долю этой семьи выпали такие же точно исторические испытания, как на дою моей семьи. Исторические испытания, явившиеся следствием трагической главы истории, начатой 75 лет тому назад, 1 сентября 1939 года. Поэтому я хорошо понимаю боль, связанную с испытанной несправедливостью утратой родной стороны.»

В немецком переводе этих слов нет [Источник: здесь]:

Aber auch deshalb kann und will ich nicht meine Rührung verbergen, weil ich nach dem Krieg in Niederschlesien, bei Breslau, in eine Familie von polnischen Repatrianten aus dem Gebiet des heutigen Litauens hineingeboren wurde. Ich kam in einem Haus auf die Welt, das vorher eine deutsche Familie verlassen hatte, die die Geschichte erlebte und deren tragisches Kapitel vor 75 Jahren, am 1. September 1939, begann. Ich verstehe den Schmerz wegen des erlittenen Leids und des Verlustes der Heimat.“

Однако этого различия нет в выступлении господина президента, который отчетливо произнес эти слова об игрушках [Источник: здесь]. Время приблизительно 1:14: 30-49].

Какой может быть вывод? Вы сами понимаете. Да и вообще, нужны ли выводы? Упоминания о личных обстоятельствах господина президента и его семьи драматичны, но должны ли они находиться в таком выступлении, рядом с повторным непонятным прислуживанием украинскому делу? Самым серьезным упреком являются обвинения, которые господин президент бросает в адрес Российской Федерации. То, что он говорит в Польше, даже то, что сказал бы на Украине — это проблема украинских хозяев! Но почему он ставит наших немецких друзей в такое трудное положение из-за однозначной поддержки одной из сторон медийного конфликта, который нигде, кроме украинской пропаганды, не проявляется?

Самые первые комментарии наших немецких друзей указывают на два аспекта и одно существенную деталь: во-первых, этот фрагмент об игре в немецкие игрушки надолго отложатся в памяти тех немцев, которые думают. Может быть, отыщется владелец дома, который заселила семья Коморовских, у немцев сохранились почти все архивы, подавляющее большинство приходских книг и реестров недвижимости они вывезли. Во-вторых, к сожалению, этот украинский вопрос, для многих прагматичных немцев не будет понятно, что имел в виду докладчик? Почему в польско-немецкие дела в такой драматический день, вмешивается украинская пропаганда! Ведь они не вмешивают в свои отношения с Россией польский вопрос! Что нам от них нужно? Кто купит лимузина и запчасти для них, если не русские? Этой деталью является поучение немцев, что они должны делать, хотя бы в толковании понятия «Realpolitik», ведь в подобных делах они сами являются чемпионами мира!

Не будет никаких выводов, я слишком шокирован.

Translation: Vladimir Kharitonov [Владимир Харитонов];  tekst polski [tutaj] был опубликован 11 сентября 2014 г.

Dodaj komentarz:

Twój adres email nie zostanie opublikowany.