Что важнее: Библия или Конституция?

В течение свыше тысячи лет, с несколькими перерывами, нам удавалось управлять государством и устанавливать законы, не занимаясь решением сформулированной в заголовке дилеммы. Что интересно, наиболее заинтересованному субъекту, то есть доминирующей Церкви, не было дела до решения этой проблемы, а светская власть опасалась рассуждать на эту тему со времен унижения Императора у стен Каноссы и местного польского (якобы) зарубленного Болеславом Смелым епископа Станислава Щепановского. Но это был XI век, с тех пор прошло много времени, ситуация сосуществования растянулась на тысячу лет. Католическая Церковь научилась добиваться своего своими методами, лишь иногда прибегая к проклятию или отлучению от церкви. Была потеряна Англия, дело дошло до Реформации, было сожжено несколько ведьм, ученых. Но это все пустяки, главным было то, что доминирующая католическая Церковь постоянно была в союзе с властью. Похоже обстояло дело в других государствах, как например, в царской России, где Православная Церковь многие поколения народа удерживала в послушании, способствуя воспитанию верных подданных. Все это закончилось одновременно с гуманизмом и в то мгновение, когда наука победила отсталость и нетерпимость. Дальше уже было невозможно вводить людей в заблуждение примитивными методами, внушая им веру в духов и необходимость целовать перстни. Гражданские государства и повседневные проблемы обществ отодвинули религию на второй план, но Церкви не утратили своего влияния на общество. Передача обычаев из поколения в поколение, религиозные традиции и другие способы институционального принуждения (как, например, похороны, причастие и др.) привели к тому, что Церкви по-прежнему присутствуют в современной действительности.

Фактором, который в настоящее время вновь усиливает доминирующую Церковь Польши является сохранение ею влияния на верующих, что является очень важным каналом информационного влияния на верующих. Церковная проповедь может иметь моральный или какой угодно другой характер, в чем мы практически ежедневно имеем возможность убедиться. К сожалению, она может быть и политической, поскольку Церковь считает, что она может, во-первых, в рамках свободы слова говорить то, что считает нужным, а во-вторых, реализует свою земную миссию, возложенную на него Богом. Благодаря тому, что Церковь может высказываться по политическим вопросам и способна довести свое послание до всего общества, она является важным субъектом политической сцены, потому что Церковью не может пренебречь ни одно политическое движение, намеренное серьезно заниматься общественными вопросами этой страны.

Церковь является автономным и независимым субъектом, на нашей территории она существует дольше, чем государственность. У нее собственные законы и, что самое важное, свое послание, состоящее из библейского послания и наших традиций. Его источником, согласно доктрине, является влияние Духа Святого (то есть оно также исходит от Бога). В Католической Церкви папа непогрешим и за ним последнее слово.

Но в течение последних 200 с лишним лет много всякого произошло: революции, общественные движения, освобождение от феодального рабства, потом освобождение от капиталистического рабства, наконец, эмансипация женщин — как представляется, один из самых сильных ударов, полученных доминирующей Церковью за свою историю — и множество других событий. Все это привело к возникновению современных государств, законодательство которых происходит в большей или меньшей степени от цивилизационных достижений Французской Революции, разнесенных по всей Европе на имперских штыках армии Наполеона. Да, это замес Императора Французов, крутой замес! Во всей Европе появились гражданские кодексы, которые очень быстро укоренились навсегда, создавая устойчивое разделение между тем, что относится к церкви, и тем, что относится к государству. Остальное сделала администрация всемогущих просвещенных монархий и бюрократия, добивающаяся послушания обычных людей не только при помощи церковных приходских книг, но и при помощи более важных вещей — регистров и актов гражданского состояния. Это состояние двузначности продолжается до сего дня, хотя в странах, которые стали светскими, церковные приходы ликвидированы и не производится регистрация некрещеных потомков своих родителей-атеистов. Поэтому можно говорить об определенном переломе, или, если угодно, о возвращении к язычеству.

Характерной чертой церковной власти — как и любой другой власти — было введение многочисленных запретов. По мере развития цивилизации — светской власти — удавалось явочным порядком расширять пространство свободы, поскольку таким было направление устремлений и чувств людей. Даже могучая доминирующая Церковь не могла им противостоять, в особенности, когда потеряла власть из-за, например, списка запрещенных книг и других изобретений необычайно важной в ее истории инквизиции.

В настоящее время, Церковь не имеет практически никакой формальной власти и без нее можно прожить даже в такой стране, как наша. Она пытается защищать свое положение при помощи обращений к совести и укоренившимся в людям страхам. Одним из методов является обращение к Библии как к посланию свыше, которое сформировало нашу цивилизацию. Интересно, что это реализовано очень странно, поскольку саму Библию в доминирующей Церкви не изучается всеми верующими. Средний верующий имеет возможность познакомится с ней, в основном, при помощи ее более новой части, “Нового Завета”, основным содержанием которого, является описание жизни на земле и воскрешения Иисуса из Назарета, сына Иосифа, жившего в начале I века нашей эры в прежней римской провинции Иудея. Послание этой книги, обогащенное многочисленными посланиями первых отцов церкви, имеет универсальное значение и говорит о приходе Бога в теле человека в мир для искупления грехов человечества, в соответствии с тем, что было предсказано еврейскими пророками в более старой части Библии, называемой “Старым заветом” (в христианской традиции). Это очень интересное, дополняющее Новый Завет, и универсальное послание, которое дает много для раздумий, особенно, когда наблюдаешь, как в течение веков Церковь удалялась от него и каким образом находила все новые интерпретации исходного текста. Проблемой доминирующей Церкви на протяжении веков являлось то, что она слишком любила политику. Хотя нельзя не согласиться с тем, что если бы в определенные периоды времени она не была достаточно решительной/жесткой, то не сохранилась бы как административная структура, а именно благодаря бюрократии и администрации она обладает земным могуществом.

Дилемма, что важнее — Библия или Конституция — является мнимой, поскольку ее разрешил на страницах Библии сам Иисус. В Евангелии от Матфея, в разделе 22, имеется очень интересный фрагмент “17 (…) позволительно ли давать подать кесарю, или нет? 18 Но Иисус, видя лукавство их, сказал: что искушаете Меня, лицемеры? 19 Покажите мне монету, которою платится подать. Они принесли ему динарий. 20 И говорит им: чье это изображение и надпись? 21 Говорят Ему: кесаревы. Тогда говорит им: итак отдайте кесарево кесарю, а Божие Богу”. Эти слова не разрешается критически комментировть, будучи христианином, хотя имеются раввины, способные на это! Записи с их словами можно найти в интернете, в том числе и по-польски. Рекомендую!

В жизни государственной, то есть преходящей, нет никаких дискуссий: следует соблюдать законы, созданные людьми. Если, как в начале христианства, законы ему резко противоречат, христианин имеет возможность идти великим путем мученика или может согрешить, рассчитывая на прощение. Но в большинстве случаев современные законы не ставят христианина перед каким-то трагическим императивом, предписывая, например, прерывать беременность, если установлено неправильное развитие плода в теле матери. Жестокость гражданских кодексов исчезла вместе с триумфом гуманизма, но на страницах Библии она по-прежнему сохранилась. Правда, доминирующая Церковь, нужно открыто сказать, своих верующих к ней не поощряет. И пусть это явится окончательным ответом на вопрос, что важнее: Библия или Конституция.

Translation: Vladimir Kharitonov

Dodaj komentarz

Twój adres email nie zostanie opublikowany.