Русский язык

Что будет с Польшей?

 Что будет с Польшей? Как сложатся наши судьбы? В каком направлении будут идти изменения в стране? В какой степени окружение будет влиять на нашу действительность? Вот вопросы, которые задают себе сегодня достаточно много людей, не чувствующих себя уверенно в общественно-экономической действительности, созданной неолиберальными лжецами и ворами. Обречено ли наше государство на прозябание, а мы на бедность и убогую жизнь, в которой иногда будут появляться периоды — мы будем считать их верхом счастья — когда на нас никто не нападает, не лишает свободы, не увозит и не расстреливает?

Польша — удивительная страна, заново возродившаяся поле 123 лет неволи, этот феномен позже был повторен. Все знали, как себя вести во время многочисленных оккупаций, одна из которых — самая продолжительная — оказалась настолько эффективной, что смогла отчасти изменить манеру восприятия поляков, но не настолько, чтобы мы потеряли свою собственную способность оценивать ситуацию. К сожалению, в настоящее время у нас есть, по крайней мере, два ответа на поставленный вопрос: что будет с Польшей.

Первые попытки ответить на него — это мысль о продолжении, то есть подтверждение необходимости терпеливого строительства государства и его перестройки, его изменения, переноса на нашу почву достижений западной цивилизации за счет принятия западного пути развития. В соответствии с этими теориями, ситуация в Польше нормализуется, потому что именно сейчас, вместе с вступлением в Европейский Союз и НАТО, мы попали в страну вечного счастья. Фактически мы стали западом и вообще все в шоколаде, а действительность такая глазированная, как знаменитый «морел» [придуманный правительственными пиарщиками орел из шоколада].

Другие попытки ответить на вопрос, что будет с Польшей — это совокупность убеждений о гибели государственности, разложении нации, неорганизованности общества, тотальной разрухе, реакционности, всеобщем разворовывании и разграблении. Эти представления правых о судьбе Польши — внимание — не лишены оснований, поскольку цена, которую нам пришлось заплатить за трансформацию общественного строя, оказалась существенно более высокой, чем в самых смелых предположениях. Но со стороны правых имеется опасное сопротивление всему новому, что приходит в Польшу с запада и что нам просто необходимо. В результате правое представление о стране является лживым, благодаря чему им легко манипулировать, чем с легкостью занимаются разного происхождения телевизионные звезды, не способные жить без камеры. Верхом лживости и глупости является околосмоленская мифология, причем — внимание — она, к сожалению, является результатом наших многочисленных национальных недостатков, например, религиозной обрядности и потребности в почитании авторитетов, которых находят там, где их никогда не было и не могло быть. С таким представлением о стране нельзя согласиться, хотя необходимо признать, что оно не возникло на пустом месте, являясь реакций на действительность, украденную под вывеской неолиберальной модели трансформации, которая дала немного, но почти все общество обрекла на бедность.

При этом отсутствует третье представление, показывающее, какой могла бы стать наша Польша. До сих пор еще не удалось создать политическую среду, ценящей любовь к отечеству превыше всего в соединении с политическим, историческим, экономическим или даже территориальным прагматизмом. У нас не хватает политической среды, голосующей за такую Польшу, какой она могла бы стать, будь мы немного честнее и трудолюбивее.

Так разве Польша не может быть просто продолжением, ведь нужно же из каких-то средств выплачивать пенсии и пособия? Разве единственной альтернативой преемственности должна быть замороченность правых национальной символикой, за которой ничего не стоит, которая никак не связана с национальным возрождением, является переливанием из пустого в порожнее? Это действительно ужасно, поскольку вместе с исчерпанием классовой парадигмы социальных левых сил не остается никакой другой политической альтернативы для нашей страны, которая все еще слишком бедна для того, чтобы обеспечить социальную безопасность граждан, гарантирующую поддержание существования при потере возможности зарабатывать. Крайне правая парадигма точки зрения на национальность не подходит для нашей действительности. Полякам просто не пристало использовать нацистское приветствие! Молодые люди должны понять, что для господина Гитлера и его сотоварищей мы были (а во многих случаях продолжаем оставаться) недочеловеками. Поэтому и только поэтому польский союз с европейскими крайне правыми силами (то есть с фашистами) не имеет ни малейшего смысла и является проявлением отсутствия элементарного знания фактов!

В реальности, где мы как раз наблюдаем катастрофу смерти от кровопотери политической платформы, которая задумывалась как безыдейно-либеральная, осуществляющая правление, не обращая внимания на политические различия, и сосредотачивающая в себе все то, что важно для Польши и для поляков в Польше. Большая «биг идея» ослепительной синевы быстро сошла на нет, стала партией вождя и его преторианцев, партией раздачи синекур и на этом успокоилась. Сейчас можно видеть, что у них получилось: страна по-прежнему не обустроена, более того, она вся перекопана!

Все и правда выглядит невесело, но в этом есть и некоторый плюс, поскольку со сходными проблемами поиска политических формул имеются трудности у всех стран, живущих по принципам свободы. Ведь речь идет ни о чем ином, а о сохранении равновесия между личной свободой и единством организации сообщества в рамках государства в этих взрослых играх, называемых политикой!

Что будет с Польшей? Все сценарии похожи и неважно, кто их будет реализовывать. Свои обязательства мы должны выплачивать, и это предъявляет определенные требования к организации экономики. Перемены не удастся задержать или дать им обратный ход, они произошли и продолжают идти. Если не возникнет никакой внешней угрозы, в том числе и каких то провокаций, на которые мы поймаемся из-за игры эмоций, то ничего нехорошего не произойдет. Мы будем развиваться медленнее, а может быть и немного быстрее. Чуда не случится, ведь ничего не слышно о каких-то выдающихся польских изобретениях, о том, что поляки открывают какой-то автозавод и намереваются завоевать весь мир.

Поживем — увидим, как оно получится. Наверняка, по-нашему, по-простому. Наверняка, иногда будет какая-то неразбериха и хаос, но нам это нравится, именно это и называется Польшей.

Translation: Vladimir Kharitonov

Dodaj komentarz:

Twój adres email nie zostanie opublikowany.