Русский язык

Убили кота Ярослава Качыньского? Диалог с абсурдом означает его победу

 Деликатные интеллигентики, большинство которых составляют гуманитарии либеральных взглядов, сочувствующие Гражданской Платформе и не только, недавно вступили неизвестно почему и для чего в диалог с фанатиками, выводящими свои убеждения из догм только что сотворенного на скорую руку мифа. В мифы верят, с ними не дискутируют, их невозможно опровергать на основе логики и науки.

Любая дискуссия с людьми, верящими в абсурд, об абсурде — уже является победой абсурда, поскольку привлекает внимание и органы чувств участников спора к проблеме, затронутой ими ради собственных интересов. Это известная философско-моральная проблема. Именно по этой причине многие интеллигенты вообще не начинают дискутировать с абсурдным, поскольку сама дискуссия с чем-то абсурдным несовместима с их системой ценностей и оскорбительна для нее.

Но если мы согласимся перестроить шкалу ценностей или же окунуть их в туалет, что особенно часто случается вследствие преобладания формы над содержанием или именования содержимого выгребной ямы парфюмерией (я цитирую классика),тогда все возможно. Тогда мы не только обязаны участвовать в дискуссии, но и должны сразу защищать проигрышную позицию.

Польше мы уже три года, как переживаем трагедию погружения половины общества в абсурд вымышленной действительности. Люди верят в то, что им кажется. Каждый может верить, во что и в кого хочет, поэтому люди могут верить, что 2000 лет тому назад один еврей оказался Богом, а также в то, что премьер Дональд Туск совершил покушение на польский правительственный самолет 10 апреля 2010 года на аэродроме вблизи Смоленска (и даже лично). Да, в это тоже можно верить! Аналогично, можно верить в то, что Адольф Гитлер живет в Татрах, захваченный в плен словацкими цыганами, а депутат Гофман [Адам Гофман, пресс-секретарь партии ПиС] задушил (из ревности) кота Алика, или как там звали это крошечное создание… Мы можем в это верить и никому не будет никакого дела! Более того, мы даже можем создать собственное телевидение и интернет-порталы, а кроме того, еще и по радио рассказывать не выдуманные истории о вероятном изнасиловании неизвестными преступниками этого же котика щеткой для чистки туалета, когда никого не было дома, в каждую третью пятницу каждого четного месяца, если при этом полнолуние наступает в следующем квартале…

И что? Где находится граница абсурда? Мы хотим с этим дискутировать? Или же адресаты таким образом придуманных хамских шуток просто обидятся, справедливо считая, что их вообще не уважают, если затрагивают такие темы таким именно образом. При этом не может быть никакой речи о различии критериев. Мы используем чужие мерки, мерки того, кто первым по-блатному затронул тему и сказал “шах” (в тюремной субкультуре принято шаховать, то есть прикосновением к предмету и произнесением “шах” обозначать свой интерес)! Если кто-то в течение трех лет рассказывает бредни о государственном преступлении с участием премьера государства и его администрации — подчеркнем, в покушении на главу государства — не приводя никаких доказательств этого, основываясь исключительно на совпадениях и подозрениях, то и мы можем опираться на совпадения и подозрения и без каких-либо доказательств говорить о неизвестных причинах смерти кота Алика.

Пусть так и будет, пусть СМИ займутся обсуждением вопроса, пинал ли депутат Гофман кота? Или, может быть, это Яцек Курский [польский политик, депутат Сейма по списку партии ПиС] наступал на него, когда еще был в милости. А может быть, Збигнев Зёбро [депутат Сейма по партийному списку ПиС, руководитель избирательной компании Леха Качыньского] травил котика? Может быть, это является настоящей причиной раскола в Праве и Справедливости — отношение партийной верхушки к коту, точнее, отсутствие к нему надлежащего уважения?

Именно так мы погружаемся в абсурд, создаем комиссии экспертов по котам, которые будут высказываться о том, как ведут себя их коты, как, вероятно, вел себя этот конкретный кот. Может быть, они будут тормошить чучело кота, имитируя технику его полета через участок после пинка ногой или раскручивания за хвост? Проверят, где мог упасти кот при конкретной массе, длине хвоста (рычага) и росте бросающего — разумеется, тестируя методы раскручивания над головой и броска от бедра! Может быть, комиссия поделится на два борющихся лагеря? Может быть будет оплачен дрон, который выполнит воздушную съемку участка господина Качыньского для воспроизведения топографических условий на другой территории. В конце концов, читатель с промытым мозгом — это как раз то, что нужно!

Как видите, об идиотизме и абсурде можно рассказывать до бесконечности, в принципе, совершенно произвольно разлагая на первичные элементы каждую тему. То, как его воспринимает общественное мнение, которое складывается все-таки из мнений людей с разным размером поля восприятия, зависит, главным образом, от способа управления подачей информации. Постоянное повторение абсурда приводит к тому, что информация о нем начинает функционировать как факты, на которые ссылаются, в том числе и противники этого тезиса. В качестве темы разговоров, хотя и абсурдной, она начинает присутствовать. Именно это и является победой абсурда.

Ну так что? Алика убили? Кто это сделал? Курский или Гофман (возможно, Зёбро его отравил)? И вообще, говорят, что Алик — это кошечка! Дорогие господа, вам как-то придется с этим жить!

Dodaj komentarz:

Twój adres email nie zostanie opublikowany.