Политика, Русский язык

Три проблемы, ухудшающие международное положение Польши

 Что-то не в порядке с нашей страной. После беспомощного правления господина Туска мы имеем разрушительное для государства правление госпожи Копач, хотя, по существу, творимое сегодняшним кабинетом нельзя назвать правлением. К сожалению, в результате беспомощности этой коалиции мы в стране потеряли много времени, а кроме того, произошло ухудшение международного положения Польши. Отчасти в результате неумелости властей, отчасти в результате упущений, а частично, к сожалению, в результате того, что иностранные государства нам не прощают, и мы должны об этом помнить, но нужно, чтобы был некто, наделенный таким умением.

Первой проблемой, которая реально разрушила наше международное положение и причинила ему ущерб, является то, как мы сформировали восточную политику Евросоюза. Вероятно, совершенное правительством в Варшаве войдет в анналы дипломатии как «польская ошибка». В результате однозначной и просто необъяснимой с позиций логики поддержки переворота, совершенного в Киеве, Польша оказалась в тупике, финалом которого явилось пренебрежительное отношение украинского руководителя к предложению польского президента относительно формулы переговоров на тему Украины. В результате негодной политики мы оказались после первого этапа кризиса в состоянии недружественного конфликта с Российской Федерацией, наши ожидания не совпадали с украинскими и, что наиболее драматично, в глазах наших западных союзников стояли большие знаки вопроса по поводу понимания наших намерений и вообще манеры ведения политики. Редко можно встретиться с такими действиями государства, в результате которых возникли потери на всех возможных направлениях и одни лишь проигрыши. К сожалению, в нашем случае случилось именно это.

Второй проблемой явился частичный отказ от государственного суверенитета в пользу Германии, что не было предусмотрено в Трактате. Германия вообразила, что она сделает из Польше что-то вроде «отстойника» для нелегальных иммигрантов. На этом направлении наш распорядительный орган потерпел полное поражение, хотя не возникло ни потерь, ни приобретений. Речь идет о том, что мы вроде бы были против только для того, чтобы быть за, а как следует из заявлений немецкой канцлер, похоже уже не имеющей связи с действительностью, проблема по-прежнему не решена, потому что все еще не отказались от присвоения обязательных квот приема иммигрантов. В этом вопросе от нас требовали солидарности. Во имя балтийской трубы, которая обходит нашу страну, мы должны быть солидарны в проблеме немецких ошибок в иммиграционной политике. Отсутствие сопротивления правительства РП в энергетической проблеме, а также в иммиграционной политике, явилось настоящим шоком, чем-то просто беспрецедентным. Представляется, что в СЭВе у нас было больше свободы маневра! После такой капитуляции в вопросе суверенитета не приходится ожидать, что нас будут воспринимать серьезно. Можно было просто промолчать, постепенно доводя немцев до высокой степени раздражения, а в последний момент выдвинуть собственное, не обязательно сложное примирительное предложение, ведь в данном случае речь идет об искусстве дипломатии. Можно сказать «да» и отправиться домой, но можно провести 50 заседаний, 40 банкетов, опубликовать 200 статей в их газетах и провести в стране референдум, все время декларируя желание помощи и примирения, даже имитировать некую деятельность, а в конце концов из соображений высшей необходимости начать все с самого начала. Да еще и потребовать денег! Можно, только требуется этого желать. Никто не может принудить польского премьера сказать «да» или «нет». Всегда можно сослаться на необходимость консультаций, анализа разведывательных данных и оказания гуманитарной помощи.

Третья проблема является следствием первых двух — мы не представляем свою роль в Евросоюзе, более того, уже оторвались от его главного течения. Возможно, сегодня еще не понятно, что это значит, но проблема может молниеносно проявиться в случае, если мы станем свидетелями «Грекзита», который все еще возможен, и/или «Бритзита», показавшегося на горизонте. Мы совершенно не принимаем во внимание тот факт, что в случае принятия решения любой из этих стран, мы можем проснуться с рукой в ночном горшке, потому что Евросоюз окажется совершенно другим. В этой области шокирует, насколько разочаровывающе исполняет свою европейскую функцию господин Туск.

Подведем итоги. Мы сами опорочили свое доброе имя из-за ущербной восточной политики, которая велась неизвестно в чьих интересах. Мы сделались большими русофобами, чем нас считали до этого. Параллельно мы отказались от части суверенитета в пользу немецкого государства в результате неумелости госпожи Эвы Копач, принимая на себя обязательство принять иммигрантов вопреки воли большей части общества. К этому всему добавляется наша беспомощность по отношению к процессам внутри Евросоюза. В случае его распада или любых других событий, мы, скорее всего, будем только зрителями, которых известят о принятых решениях.

Может ли быть еще хуже? Возможно, лекарством от такого развития может стать лишь передача власти сильной правой оппозиции? В сущности, какая разница, кто будет править, если будет хуже?

Translation: Vladimir Kharitonov [Владимир Харитонов] – автор этого текста КРАКАУЭР (KRAKAUER) скрывается за псевдонимом из-за опасения политических притеснений; tekst polski [tutaj] опубликован 18 октября 2015 г.

2 komentarze

  1. Solidna artykuł, trzeźwo patrzeć na sytuację. Przy СЭВе do polakom zawsze odnosili się z szacunkiem. I nienawiści do siebie nie było.

  2. Terechsenko Viyaliy

    Удивительно было прочитать подобную статью в польской прессе.Мое мнение о польской прессе изменилось в лучшую сторону,раньше я видел только потоки необоснованной лжи и нападки в адрес России. сейчас я вижу что оказывается есть еще честные и объективные журналисты ,хотя они и пишут под псевдонимами,опасаясь политических репрессий. Большое спасибо за объективность

Dodaj komentarz:

Twój adres email nie zostanie opublikowany.