История, Русский язык

Требование посмертного разжалования господина генерала Войчеха Ярузельского — это политика IV Речи Посполитой по отношению к умершим

Orzeł Ludowego Wojska Polskiego, lic. PD, Commons Wikimedia

Требование посмертного разжалования господина генерала Войчеха Ярузельского, президента ПНР и Речи Посполитой (РП) — это нечто большее, чем просто оскорбление. Это вариант политики отношения к мертвым, предлагаемой в РП. Возможно, это первый акт польско-польской гражданской войны, вполне серьезный и не шуточный. Ведь невозможно нанести более сильный удар по памяти всех тех, для кого наследие и достижения нашей общей народной отчизны являются предметом гордости, чем оскорбляя память господина генерала Войчеха Ярузельского, президента ПНР и РП.

Это больше, чем оскорбление. При жизни господина генерала совершить такое не хватало смелости, но сегодня, против покойника, находятся смельчаки, что свидетельствует исключительно о них самих и характеризует их человеческие качества.

Допустить подобное нельзя, так как это явится апогеем фальсификации истории. Военного, прошедшего фронт, освободителя Отечества таким образом отблагодарили за его службу? Прежде всего необходимо указать причину. Если это Военное Положение, то сначала, как это должно быть в правовом государстве, которым мы якобы являемся, покажите, пожалуйста, приговор, считающий необходимым наказать господина генерала за совершенные им поступки. Приговора, как известно, нет, никто не был заинтересован в преследовании господина генерала, пока он был жив. Но нашлись люди, желающие оскорбить его память после смерти. Как это, в сущности, жалко, беспомощно и мелочно!

Все, кто удостоился чести лично знать господина генерала, до конца жизни не забудут его. Было бы хорошо, если бы у нашего Отечества было больше таких Сыновей, как господин Генерал, который может быть образцом патриотического поведения, жертвенности и преданности отчизне. Не удастся отрицать то, что он прошел боевой путь, не удастся отрицать, что на фронте он прекрасно проявил себя! Он сделал все, чтобы нам никогда не пришлось повторять подобные героические поступки. Обратите внимание, что мы оцениваем личность господина генерала как Солдата, потому что прежде всего он являлся солдатом и никогда не переставал им быть. Вопрос политической оценки — это нечто совершенно иное, точно так же, как юридическая оценка. Но разве в этой стране дело обстоит не так, что каждый имеет право иметь собственные убеждения? Может быть, стоит прямо написать, что у некоторых их не может быть или что некоторые убеждения не приветствуются?

До сих пор круги общества, объективно высказывающиеся о народной Польше, не имели общей причины сохранять память, проявлять себя, объединяться и вести деятельность, направленную на сохранение памяти о великих свершениях нашего народного Отечества. Если дело дойдет до попыток оскорбления памяти господина генерала, то такой повод автоматически появится, будет перейдена граница, отчетливо обозначающая, что теперь даже мертвые не обладают неприкосновенностью.

Одновременно это явится знаком нового времени и новых стандартов. Юзефу Пилсудскому никто не отказывал в уважении, в ПНР никто не делал умерших объектом политики! К сожалению, может показаться, что IV РП обожает заниматься этим. Если очередная идея проходит без раскапывания чьей-то могилы, замазывания надгробия краской, осквернения памяти советских героев, погибших в боях за освобождение польских земель, то эта неделя не удалась! Для того нужно рыться в бумагах, чтобы еще более отчетливо показать, что у вас есть власть над действительностью? Кто от этого выигрывает, зачем это делается? Чтобы усилить единство правого лагеря, к которому относятся, в основном, верующие, исповедующие доминирующую религию? Чтобы унизить потомков? Ведь это отвратительно и не соответствует польской традиции.

В общем-то, они могут сделать все, что им угодно, а сделанное станет символом их эпохи. Они сами себе выпишут свидетельство — вот какие проблемы являются значимыми для людей, которые решают все и обладают полнотой власти. Они могут сделать очень много, но, как видим, вероятно, самым важным считается раскапывание прошлого?

Мы ничего с этим не можем сделать. Заметьте, эта проблема выполняет две функции: во-первых она призвана заполнить дыры в антенном времени общественных СМИ. Она везде будет присутствовать и всеми рассматриваться, идеально способствуя продолжению раскола общества. Все противники будут названы провокаторами и предателями. Очень вероятно, что раньше или позже появятся списки политических противников. Пожалуйста, будьте осторожны при высказывании своей точки зрения. Во-вторых, это явится фантастической отвлекающей темой, простой, принципиальной и понятной для каждого, любой сможет выработать собственную позицию. Впоследствии из нее можно выращивать другие темы, например, об изъятии из почетных кладбищенских аллей могил недостойных. А для того, чтобы кого-то признать недостойным, будут создаваться очередные комиссии, очередные группы “специалистов” получат за заседание в них деньги. Именно это станет основным направлением работы. Это удобней и безопасней, чем попытаться ограничить очереди к специалистам в общественной службе здравоохранения.

Но остается какое-то недовольство: это что же должно быть в голове, чтобы все время думать о прошлом? Результат всей подобной деятельности окажется контрпродуктивным, ведь наиболее эффективной стратегией должно быть забвение; именно так поступает одна из церквей со своими проблемными иерархами. Она просто их не упоминает, разве что совершенно формально. Таким образом исчезла проблема многих видов деятельности, направленных, аккуратно выражаясь, на дела земные, которые часто были чреваты последствиями, имеющими значение поныне. Пытаясь разрушить память о генерале, мы только укрепим ее, поскольку это коснется тех, кто еще помнит, и будет поощрять их к еще более тщательному сохранению памяти, передаче ее современникам и последующим поколениям. Это очень важный процесс, неслыханно существенный для нашей действительности, потому что речь идет о борьбе за правду, за базирование строительства на национальном согласии. О мертвых не следует говорить плохо, кажется это лежит в нашей традиции? Поэтому ее противники упустили шанс, чтобы об этом не говорить вообще… Видимо, господин генерал им все еще нужен, чтобы обосновать свое существование. Обосновать свое видение действительности.

Брошенный под ноги флаг пора поднять и развернуть в знак признания чести и славы.

Translation: Vladimir Kharitonov [Владимир Харитонов] – автор этого текста КРАКАУЭР (KRAKAUER) скрывается за псевдонимом из-за опасения политических притеснений; tekst polski [tutaj] опубликован 1 ноября 2016 г.

Dodaj komentarz:

Twój adres email nie zostanie opublikowany.