Слушая доклад председателя Ярослава Качыньского, я, простите, снова уснул

Господин председатель Ярослав Качыньский говорил много, он затронул такие вопросы, как работа, политика поддержки семьи, здравоохранение. Он сказал совершенно прямо, что Польше угрожают демография и ловушка средних доходов. Диагноз в высшей степени правильный, можно лишь поздравить с пониманием проблем, видно, что ПиС знает то, что предлагает. Но, не смотря на сильное начало, признаюсь, что слушая его выступление, я снова заснул — прошу прощения у уважаемых читателей. Господин Качыньский не сказал ничего такого, что нам не известно и не понятно. Господин Качыньский, к сожалению, не сказал, что решение этих наболевших вопросов означает для нас, как минимум, политику экономии и жертв. Вместо этого господин Качыньский говорил о триллионе злотых, вынутом, слово кролик из шляпы, которого должно хватить на все. Уж лучше бы ПиС раздал этот триллион полякам, каждому взрослому поляку выдал одинаковую сумму, причем тем, кто находится во втором налоговом диапазоне, дал лишь 10% того, что выдано всем остальным. Думаю, все были бы довольны. Но триллион все же нужно или заработать, или взять в долг, или… напечатать. Факты не перестают существовать, даже если их игнорирует вся ПиС во главе с господином председателем Качыньским!

О том, что поляки не хотят быть дешевой рабочей силой, мы можем подискутировать отдельно, помня при этом, что “хотеть” не означает автоматически “мочь”. Во всем виноват, разумеется, единственный демиург — злой гений, почти сатана — разумеется, это “Туск”. Риторика господина председателя банально наивна. Обвинять Туска во всем зле в этой стране, причем в таких интимных вопросах, как “отказ от всего общего” просто наивно и глупо. Это не что иное, как создание негативного мифического образа политического противника, с которым невозможно вести никакого диалога. Можно выдвинуть утверждение, что для Качыньского премьер Туск является, вероятно, таким же точно оккупантом и злом, как Гитлер. В противном случае невозможно понять эту атавистичную ненависть на гиперэмоциональном уровне. Интересно, пугают ли деятели ПиСа детей “Туском”? К сожалению, риторика руководителя Права и Справедливости не только не прилична, но она и антигосударственна. Господин Качыньский не может претендовать на право устанавливать новые стандарты в политической жизни, а затем обижаться, когда кто-то применяет их на основе взаимности по отношению к нему и его лагерю. ПиС называет это “промышленностью презрения”, а критику Туска считает в высшей степени обоснованной.

Конечно, в речи господина председателя была и умная риторика. Это тотальная критика всего, всей действительности и состояния экономики, что было увенчано неожиданной попыткой оценить политиков правящей партии как людей, не имеющих никакой ценности. В высшей степени меткое определение для людей, оправдывающихся кризисом и одновременно утверждающих, что его не было. К сожалению, правительственная пропаганда не последовательна. Часто она наивна, и многое указывает на то, что главные агитаторы правящего лагеря — в том числе и так называемые независимые эксперты — уже давно не верят ни во что, кроме собственной пропаганды. Это мастерски было использовано Качыньским, указавшим на наиболее слабые стороны всего образа мыслей людей у власти и их приспешников. Вопрос, “живется ли лучше” полякам после шести лет правления Туска относится к категории тех молотов, которые все сокрушают, особенно в контексте незадачливого пророчества о теплой воде в кране, которое для 90% общества, накачанного лозунгами зеленого острова, просто не понятно. Ведь мало кто понимает, как плохо в нашей стране и почему необычайно трудно исправить нашу реальность.

Но в одном господин председатель просчитался, он сказал, что “поляки растеряны” и что они нуждаются в цели, которая представлена в программе Права и Справедливости. Эта программа якобы является панацеей от всех проблем, начиная от повышения зарплат, продолжая приведением в порядок службы здравоохранения и, конечно, заканчивая созданием новых рабочих мест. Поляки гордые, хотя и бедные, одновременно они имеют такой опыт выживания в мире без правил, что называть нас “растерянными” — это крайне патерналистский дебилизм. Если бы мы были растерянными, то такие, как господин Качыньский и господин Туск, а также другие, ответственные за превращение этой страны в пекло на земле, уже давно качались бы на фонарях наших городов, указывая направление ветра… Невозможно сказать о поляках ничего более дебильного и безответственного, а одновременно и оскорбительного. Я прямо-таки вижу этих растерявшихся польских пенсионеров, которые способны выжить на 1000 злотых или меньше в месяц. Этих матерей, которые из ненамного более высоких зарплат изыскивают деньги на воспитание детей несмотря и вопреки всему и всем. Этих всех героических людей, которые, несмотря на драматичность повседневности, находят для себя место в нашей травмирующей действительности. Называть нас растерявшимися — это клевета, за которую господин Качыньский должен заплатить позором, потому что много чего можно о нас сказать, но нельзя упрекать нас в растерянности, то есть в чем-то худшем, чем беспомощность, из которой, конечно, только он, великий демиург может нас вывести, как вывел Моисей евреев из Египта!

То, что господин Качыньский считает “не впадающим в панику кризисным обществом” находится в полном противоречии с утверждением о растерянности поляков, как можно совместить нечто подобное? Так мы растеряны, или не поддаемся панике во время кризиса? Ведь если бы мы растерялись, то большинство из нас, вместо того, чтобы ловчить, чтобы выживать вместе с семьей за менее 20 злотых в день, должны были бы просто пить возле продуктового ларька одного люблинского бизнесмена или кого-то из ему подобных! Господин Качыньский издевается над разумностью поляков, думая, что он сыграет на самолюбии людей при помощи примитивной риторики. К сожалению, он забыл добавить, что люди прекрасно понимают, что он ТАКЖЕ несет часть ответственности за качество того социально-экономического пространства, в которой нам приходится жить.

Господин Качыньский позволил себе даже определить признак нашего времени, сказав, что “Многие поляки считают, что их детям будет хуже, чем им”. Можно добавить — господин председатель, многие поляки даже не могут себе позволить детей, так что стоит спросить — о чем вы говорите? Разве когда-нибудь какое-нибудь поколение здесь, на берегах Вислы, беспокоилось о том, какой будет жизнь у следующих поколений? Скажем больше, разве после 1648 года мы были обществом, которое самостоятельно решало свои судьбы? Вы можете прибегнуть к произвольному уровню патетики и максимально возвышенно поставить вопрос о святости материнства. Однако вы должны помнить, что жонглирование человеческими эмоциями имеет два конца. Ведь если сегодня так плохо, а это именно так, то нужно быть бесконечно самоуверенным, чтобы считать свои предложения настолько существенными, что они смогут изменить судьбу страны. Другими словами, господин Качыньский не может сегодня выступать в роли Спасителя, прямо-таки защитника поляков от генетического вымирания, а через несколько лет, когда он сам окажется бездарным правителем, сказать, что в этом всем виноват Туск, потому что он все так испортил, что не удалось исправить.

Я имею в виду то, что некоторые проблемы существуют на протяжении более одного или даже двух периодов полномочий власти, а общие ограничения и слабые места нашего государства обусловлены историческими обстоятельствами, истоки которых лежат ранее 1795 года. К сожалению, отрицательные последствия нашей драматичной истории дают о себе знать доныне. Если кто-нибудь не знает, что имеется в виду, пусть вспомнить, до какого года восстанавливали Варшаву, а когда закончено восстановление городков на Поморском валу! Последние фрагменты Королевского Замка, уважаемые господа, мы закончили восстанавливать в 80-е годы! Так разве здесь может быть хорошо? Разве может быть хорошо в стране, которая постоянно занимается восстановлением, возрождается и пытается создать условия для существования, а затем — для развития.

Заметьте, мы не сваливаем все на две войны, оккупации и зависимость от политической системы. Но нельзя отрицать тот факт, что мы не имели ничего похожего на капитал предшествующих поколений, накапливаемый и передаваемый от отца к сыну и от поколения к поколению. Все пошло по ветру, было разворовано, израсходовано на взятки для оккупантов или соседей, живущих на этой же земле, чтобы они проявили сочувствие и пожелали спасти раненого! Действительно, в 1990 году мы встали из могилы, в которой мы, возможно, не лежали, но сидели на ее краю, свесив внутрь одну ногу. Так давайте же уважать нашу бедность. Понятно, что нельзя наверстать все за несколько лет. Смешной пример — метро в Варшаве! Столько лет прошло, а только сейчас что-то происходит. Почему? Потому что сначала нужно было разобрать руины, разминировать и только потом восстанавливать то, что можно было восстановить. Нам всегда не хватало денег, так как у нас за плечами всегда был отрицательный исторический багаж. Никакой Туск, никакой Качыньский и никто другой не снимет его c нашей спины. Только Европейский Союз поддерживает нас и дает нам деньги на развитие, разумеется, также не даром — но дает! Впервые в истории государства у нас есть поддержка, позволяющая реализовать такие проекты, как упомянутое метро. Поэтому мы должны отличать саму задержку в развитии от порчи его результатов примитивными неудачниками и ворами. В этом контексте Качыньский может критиковать Туска, что он не справляется и позволяет красть и пускать на ветер, но нельзя говорить, что все разваливается и даже уже развалилось. Туск не виноват, что у государства нет денег. Впрочем, покажите мне правительство, которое решилось бы увеличить налоги в Польше… Вот именно…

Поскольку выступление господина Качыньского содержало десятки подробностей, таких как аренда квартир, которые будут позже переходить в собственность, усиление радио и телевидения, Институт Национальной Памяти и другие, то стоит начинать бояться. Это смесь макроэкономических, системных вопросов с поверхностными мерами в рамках маневров на поверхности государственной администрации, на уровне вывесок и полномочий отдельных органов. Не полагается представлять проблемы таким образом, поскольку отсутствуют градации значимости между проблемами разного типа. В целом же, экономические идеи, как, например, упомянутые дешевые кредиты на квартиры тем, кому “плохие” банки не хотят выдать кредит, потому что они не являются кредитоспособными — это дебилизм и пример популизма. А кто, простите, заплатит за эти кредиты? Почему возник ипотечный кризис в США? Таково был желание Билла Клинтона, который хотел, чтобы каждый мог себе позволить американскую мечту, то есть пригородный домик. Сегодня, когда господин Качыньский говорит о дешевых кредитах на квартиры, стоит задать конкретный вопрос: А ОТКУДА МЫ ВОЗЬМЕМ НА ЭТО ДЕНЬГИ? Кто оплатит разницу между коммерческим и льготным кредитом? Утверждение, что Туск своею программой стимулирования жилищного строительства поддерживает девелоперов, справедливо, но всегда так было и есть, поскольку вмешательство в рынок всегда нарушает его нормальную работу.

Бесперспективным, прямо-таки экстремально вредным и просто глупым — подчеркнем, дебильно глупым замыслом — является раздача социальной помощи в форме 500 злотых за каждого второго ребенка в семье со средними доходами и за каждого ребенка в семье с низкими доходами. Это что-то поразительное! Вы можете спросить, а как обстоит дело с пенсиями по 640 злотых? Если у нас будет по 500 злотых на детей, то как обстоит дело с пенсионерами, доживающими свой век в страшных условиях на смешные гроши, соответствующие средней стоимости обеда на две персоны в стандартном ресторане? Кроме того, почему предлагается выдать всем одинаковую сумму? Может быть, дети с ограниченными возможностями заслуживают более существенной поддержки, чтобы выровнять их возможности получения образования, например, за счет доплат за транспорт? Может быть, деревенские дети заслуживают еще большего, чтобы родители могли позволить иметь в семье компьютеры, оплачивать более дорогой интернет и т.д. Люди не равны, и уж наверняка не нужна поддержка для детей из семей, которые платят налоги по второму уровню налоговой шкалы, которая некогда была трехуровневой, пока политический лагерь господина Качыньского не упростил жизнь богатым. Пожалуйста, подумайте о том, насколько скандально популистским является этот постулат. 500 злотых на каждого ребенка? Откуда взять деньги? За чей счет? Впрочем, разве кто-то не предлагал недавно 1000 злотых? Проведем аукцион в пользу популизма, начнем раздавать пустоту, это так весело! Ведь никто не может принудить политика сдержать свои обещания!

Но ведь господин Качыньский видит свободный триллион злотых! Бедный Туск заметил каких-то три миллиарда “в лесу” и это обернулось скандалом и политическим кровопролитием в Сейме, устроенным, в основном, партией господина Качыньского. Так где же тот триллион?

Подведем выводы. Оппозиция имеет полное право критиковать тех, кто у власти, но об уровне оппозиции свидетельствует именно то, каким образом она пользуется этим правом. В выступлении господина Качыньского не было ничего такого, чем бы он нас удивил, чем он указал бы нам новые способы, новые возможности. Мистический триллион — это дебилизм и пустословие, от которого за километр воняет инфляцией, являющейся следствием раздачи денег, которых нет в экономике, потому что у нас отсутствуют такие резервы. Таким образом, высказывания господина Качиньского дисквалифицируют его не только как политика, но прежде всего как протагониста господина премьера Туска, поскольку точно также, как Туск не имеет понятия, как управлять страной, так же Качыньский не имеет представления о том, что ему делать, когда он получит власть. Или никто из них не имеет понятия о том, что нужно делать, чтобы было лучше, или оба молчат, опасаясь высказаться на эту тему, чтобы люди не сделали здесь того, что нужно было сделать уже давно. Изогнутые фонари были в нашей стране демонтированы еще в 60-е годы, после венгерских событий, когда изогнутые фонари, помнящие еще Австро-Венгерскую империю, венгры в массовом порядке использовали в качестве виселиц…

Господин Качыньский заявил, что полякам “надоела система Туска, основанная на эгоизме”, поэтому хочется узнать, какова альтернатива? Триллион из шляпы? Проблемой является отношение нашего истеблишмента к государству и остальному обществу. Это не проблема Туска, который вообще не является проблемой, поскольку сам себя скомпрометировал в такой степени, что нападки на него будут не приличны, ведь что за удовольствие бить лежачего? Об этом господин Качыньский также должен помнить… Мы уже знаем, что представленное им является не является программой для Польши, это проблема для Польши и поляков.

Повторим — они все должны уйти: господин Туск, господин Качыньский, все те, кто был у власти на уровне выше самоуправления. Они должны уйти из политики, без каких-либо исключений, без спасательных кругов, без безопасных ниш. Вся элита, скомпрометированная СОСТОЯНИЕМ СТРАНЫ, должна отдать власть в пользу тех немногочисленных справедливых, кто является ЧЕМ-ТО НОВЫМ, но мейнстиримовские СМИ применяют по отношению к ним политику нулевой информации. Этот тренд, наверняка, когда-нибудь изменится, потому что поляки не являются идиотами и прекрасно отдают себе отчет в том, кто и в чьих интересах правит ими, блокируя цвет нации!

Translation: Vladimir Kharitonov; tekst polski [tutaj]

Dodaj komentarz

Twój adres e-mail nie zostanie opublikowany.