Русский язык, Цитаты

Синтетический анализ информации МИД о задачах польской внешней политики в 2016 г. (часть 3)

Fot. K. Białoskórski Źródło Sejm.pl (Kancelaria Sejmu RP).

“Отмечаемая в этом году 25-летняя годовщина возникновения Веймарского Треугольника будет поводом для подведения итогов сотрудничества с Францией и Германием за предыдущий период, а также выбора для него новых направлений. Париж по-прежнему остается для нас важной точкой отсчета в европейских, а также в военно-политических делах. Среди важнейших европейских партнеров Речи Посполитой традиционно будет находится Италия, Испания и Голландия, которая в январе начала президентуру в Совете ЕС.

— Здорово, но получаются одни годовщины, одни воспоминания, одни исторические события. Остается пожелать успехов!

“(…) минуту назад я упомянул об иммиграционном кризисе, о его европейском аспекте. Но не в Европе следует искать причин этого явления. Польская внешняя политика не пренебрегает проблемами Юга. Регион Африки и Ближнего Востока мы рассматриваем как территорию, с которой связаны как возможности, так и серьезные вызовы. Политическая нестабильность, региональные конфликты, терроризм, неконтролируемая миграция, деятельность крупных организованных преступных групп — это лишь несколько основных явлений и проблем данного региона. Из-за своего масштаба и характера они являются прямым вызовом для европейской безопасности, отвлекая тем самым силы и средства Европейского Союза”.

— Ах нет, господин министр, мы не будем умирать за постколониальную политику Франции. Если должно быть что-то всерьез, например, защита Африки от Китая, то, пожалуйста, составьте и представьте план, что-то вроде покрытия Сахары солнечными батареями, а не посылайте туда армию.

“Кризис мигрантов и беженцев является одним из серьезнейших вызовов для Польши и Европы. Следует предполагать, что дальнейшее ослабление государственных структур и обеднение тамошних обществ будет генерировать очередные миграционные волны в Европу. Эти проблемы будут занимать Польшу как в глобальном измерении, на форумах ООН, ЕС и НАТО, так и в двустороннем”.

— Поэтому требуются стены, границы, проволока и автоматы с тепловизорами. Иначе нам Европу не защитить. Это не шутка. Нужно иметь смелость об этом сказать.

“Для преодоления негативных последствий текущего кризиса ЕС должен, прежде всего, восстановить контроль над перемещением лиц, прибывающих в Европу. Условием ограничения миграционного давления является эффективная охрана внешних границ ЕС”.

— Гениально!

“Это позволит выйти из перманентной процедуры реагирования на кризис. Мы будем анализировать предложения Европейской Комиссии в области управления внешними границами ЕС при сохранении принципа уважения компетенции стран-членов. Мы будем также подчеркивать, что улучшение охраны границ можно также обеспечить за счет полного внедрения и усовершенствования уже функционирующих механизмов сотрудничества внутренних граничных служб”.

— Это значит, что мы будем поддерживать европейскую пограничную стражу?

“Польша не только по причине своего географического положения играет значимую роль в охране внешних границ ЕС. Кроме очевидных задач, реализуемых на собственной территории, свыше 100 служащих Пограничной Стражи несло в прошедшем году нелегкую службу также в других странах ЕС. Не иначе будет и в текущем году. Польские пограничники работают в настоящее время также в Словении и Греции.

— Здорово, но для того, чтобы это что-то значило, необходимо послать, по крайней мере, 10 тысяч человек в составе организованных и поддержанных логистикой подразделений.

“Чтобы эффективно противодействовать миграционному давлению, необходимо также целенаправленное сотрудничество с третьими странами, в частности, с Турцией. Пакет действий, согласованных в конце ноября прошлого года между ЕС и Анкарой, дает шанс частичного сдерживания волны беженцев. Польша внесет свой финансовый вклад в реализацию этого соглашения, но необходимы решительные действия и на других важных территориях нашего южного окружения. Предпринятые до сего времени средства и решения о размещении беженцев внутри ЕС на принесли ожидаемых результатов. Они являлись всего лишь реакцией на усиливающийся поток беженцев в Европу и не касались причин явления, находящихся за пределами ЕС”.

— Господин министр, тетя Ангела обещала турками 3 млрд. евро, мы предоставим на это скидку. Жаль, что никто не даст нам 3 млрд. евро. Вообще-то за такую сумму мы могли бы взяться за организацию защиты южной союзной границы в течение последующих 3 лет.

“Польша последовательно реализует миграционную политику. Как я уже упоминал, с момента взрыва конфликта на Украине наша страна принимает все больше граждан этого государства (произошло двукратное увеличение в 2015 г. по сравнению с 2014)”.

— Здесь нет никакой политики, тут происходят процессы, на которые правительство не способно отреагировать.

“В вопросе расселения беженцев мы не уклоняемся от взятых предыдущим правительством обещаний, но будем последовательно заботится о сохранении элементарных принципов безопасности. Необходимым условием приема беженцев в Польше будет полная проверка идентичности заинтересованных лиц, а также соблюдение принципа полной добровольности в выборе Польши в качестве страны окончательного поселения”.

— Справедливо, но по причине террористической угрозы стоит уклониться от более ранних обязательств. Безопасность государства прежде всего.

“(…) В условиях современного международного окружения растет значение экономического фактора как элемента, влияющего на форму отношений между государствами. Он сильно влияет на оценку условий безопасности, а также на то, каким образом воспринимаются государственные интересы”.

— Ну, так обстоит дело примерно с начала промышленной революции в Европе. То, о чем упоминает господин министр, нарастает. Сегодня можно сказать, что это даже является ключевым вопросом. Может быть в МИДе не знают такого понятия, так мы подскажем — глобализация. Стоит проверить, даже в Википедии, что оно означает. Подскажем, что понятие это действительно очень интересное и увлекательное. Стоит учить новые слова.

“Сегодня Польша сильно связана с европейским рынком, на который приходится свыше 60% наших оборотов с заграницей. С одной стороны, радует, что польские предприниматели прекрасно умеют работать с одним из наиболее сложным рынков во всем мире, с другой — беспокоит, что мы так сильно зависим от конъюнктуры единственного экономического пространства. Теперешнее правительство в связи с этим будет последовательно поддерживать развитие экономического сотрудничества с партнерами за пределами Европы. Мы будем также поддерживать предпринимателей, работающих за границами нашей страны. Оценивают, что в 2016 г., благодаря их тяжелому труду и таланту, рост польского экспорта может составить до 10%”.

— Ловим на слове господина министра! Например, если господин министр будет столь любезен вспомнить, то “за Украиной” (это его слова) находится одно большое, густонаселенное и богатое государство, Российская Федерация. С этим государством стоит иметь политические отношения, а также развивать экономические связи.

“Совместно с Министерством Развития, Министерством Сельского Хозяйства и другими центральными учреждениями мы будем совершенствовать инструменты экономической дипломатии. Внедряемая система исследования удовлетворенности предприятий поможет нам более точно определять потребности и предпочтения польского бизнеса”.

— Здорово!

“Важным направлением деятельности МИДа будет поддержка технологического сотрудничества. Польская экономика требует партнеров для оптимального использования одного из самых ценных капиталов — интеллектуального. Построение экономики, основанной на знании, требует поддержки польских фирм, а также научно-исследовательских учреждений в отношениях со странами, которые добились выдающихся успехов в коммерциализации высокоразвитых технологий”.

— Здорово, без 5-миллиардного бюджета не стоит даже пытаться, но было бы хорошо.

“Мы будем продолжать проведение обучения, чтобы увеличить участие польских предприятий в тендерах и проектах международных организаций. С удовлетворением отметим, что в такого типа курсах и мастерских участвует все большее количество фирм. Мы намерены использовать эти организации для поддержки зарубежной экспансии наших предприятий”.

— Здорово!

“Одновременно я объявляю об открытости всей польской дипломатии к инициативам польских экономических кругов, если они заинтересованы и ориентированы на усиление польского экономического присутствия за рубежом. Я сам планирую в ближайшее время провести серию встреч с представителями наиболее важных польских бизнес-организаций”.

— Здорово — так держать!

“Несколько географических направлений заслуживают особого рассмотрения. В отношениях с Соединенными Штатами наше партнерство во все большей степени охватывает сферу экономики, энергетическое сотрудничество, а также многообещающую сферу инноваций и развития высоких технологий. Польско-американские экономические отношения являются элементом экономического партнерства Европейского Союза с Соединенными Штатами, которое мы намереваемся развивать с выгодой для всех сторон в рамках Трансатлантического Партнерства по торговле и инвестициям (т.н. TTIP). Теперешнее правительство предпринимает действия, направленные на сохранении динамики польских предприятий на азиатском направлении, особенно существенным будет усиление сотрудничества со странами, поддерживающими с нами стратегическое партнерство — с Японией и Кореей”.

— Если мы говорим о выгодах для всех сторон в случае TTIP, то не надо забывать, что кроме государств, сторонами являются там еще корпорации и потребители. Если вы это понимаете именно таким образом, то здорово.

“С успехом мы развиваем сотрудничество в этом партнерском формате с Китайской Народной Республикой, в том числе и в рамках инициативы 16+1, то есть между странами Центральной и Восточной Европы и Китаем. Важным событием для развития отношений с этой страной был недавний визит президента Анджея Дуды. Инициативы регионального и глобального характера, такие как “Одна полоса, один маршрут”, или Азиатский Банк Инфраструктурных Инвестиций, могут принести Польше заметные выгоды, вытекающие из обслуживания товарного обмена между Европой и Азией, а также благодаря увеличению инвестиций. Надеюсь, что мы будем продолжать изыскивать возможности реализации различных инициатив во время моего первого азиатского визита в Китай, а также во время визита китайского президента в Варшаву. К важным партнерам на азиатском континенте мы причисляем страны ASEAN, а также Индию.

— Стоит ли хвастаться сотрудничеством с коммунистическим государством, которое превратило коммунизм в совершенный механизм управление своим пространством и добилось успеха? Кроме того, концепция “Маршрута”, без поддержки России НЕ ОКУПИТСЯ.

“Мы хотим также расширить экономическое сотрудничество с Азией за счет воссоздания дипломатических представительств в таких странах, как Монголия или Филиппины”.

— Очень хорошо. Чем больше представительств, тем лучше. Просим обязательно идти в этом же направлении!

“Мы будем усиливать сотрудничество, в том числе экономическое, со странами Латинской Америки и Карибов. В данном регионе этому должны способствовать демократические перемены, стабильная социально-экономическая ситуация, развивающаяся либерализация торговли с ЕС, а также сильное и давнее присутствие выходцев из Польши в этом регионе. Экономическому сотрудничеству на данном направлении может также способствовать открытие наших представительств в Панаме и Эквадоре”.

— А КУБА, господин министр? Существует такая страна, как Куба, о Кубе стоит помнить — это красивая страна, прекрасные люди и превосходная политическая система, она способна на многое вдохновить.

“В области международного экономического сотрудничества мы будем придавать особое значение энергетической политике. В декабре 2015 г. начал действовать терминал СУГ в Свиноустье. Этот проект, инициатором которого в 2007 г. являлось правительство с участием Права и Справедливости, делает Польшу более независимой с точки зрения энергетики и открывает перед нею новые возможности сотрудничества с экспортерами этого энергоносителя. Перелом в сфере диверсификации направлений поставок газа ни в коем случае не означает, что Речь Посполитая должна уделять меньшее внимание энергетической политике в Европе”.

— Прекрасно, просто здорово, а насколько подрастут счета за газ?

“Польская стратегия предполагает встречное движение в области инвестиционных проектов в стране, а также шагов, предпринимаемых на уровне Евросоюза. Проект Энергетического Союза из концептуальной фазы должен перейти к фазе реализации. Вслед за декабрьскими решениями Европейского Совета в ближайшие недели мы ожидаем амбициозный законодательный пакет в области безопасности поставок газа. Мы критично относимся к проекту Северный Поток 2, неэффективной экономически идее, служащей для увеличения зависимости Европейского Союза от поставок с прежнего направления. Этот газопровод, снижая транзитное значение Словакии и Украины, не только подорвет экономические интересы нашего южного союзника, но и ослабит нашего восточного партнера. В этом смысле он противоречит международным обязательствам государств-членов ООН и ОБСЕ — не поддерживать агрессию ни в какой форме. В сущности, Северный Поток 2 является поэтому не коммерческим, а политическим предприятием”.

— Досточтимый и обожаемый комиками господин министр! НА ТАКОМ УРОВНЕ КОММЕРЧЕСКИЕ ПРОЕКТЫ ВСЕГДА ЯВЛЯЮТСЯ ПОЛИТИЧЕСКИМИ, А ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЕКТЫ СИЛЬНО ОПИРАЮТСЯ НА КОММЕРЦИЮ, ПОТОМУ ЧТО ТАК ЭФФЕКТИВНЕЕ. Опять Польша является защитником чужих интересов. Мы любим Словакию, уважаем Украину, но Северный Поток 2 — это, в основном, результат польских страхов, в основном, предыдущей команды ПиСа, фобии которой (телекоммуникационная инфраструктура вдоль газопровода и др.) привели к тому, что Германия и Россия взялись за этот очень дорогой проект. Труба должна была идти через братскую Беларусь, а также стабильную и предсказуемую Польшу, в этом случае мы оказались бы в намного лучшем положении. Достаточно было лишь проявить любезность, разумность и деловитость. Интересно, как те, кто просто дебильно провалил это дело для Польши и соседей, должны рвать себе волосы на …, ведь обычно за такие стратегические ошибки в некоторых странах не только обрекают на политическую смерть, но и на пожизненное наблюдение служб. Да что там говорить! Жалко! Мы упустили шанс на первую трубу, ну, так хотя бы присоединимся ко второй, потому что все равно она возникнет, с этим мы ничего не сможем сделать, лучше ею воспользоваться, чем игнорировать. Неужели это так тяжело понять?

“Польша будет принимать активное участие в формировании европейской климатической политики. Это было заметно уже во время недавней климатической встречи в верхах в Париже. Принятое соглашение на противоречит нашим национальным интересам. В особенности оно не дает — по нашему мнению — оснований для увеличения целевого сокращения ЕС до 2030 г. Польша будет стремиться в первую очередь к присоединению и ратификации соглашения с самой большой экономикой мира. В союзном измерении после конференции COP21 приоритетом становятся переговоры о выгодных для Польши правовых решениях в области, касающейся согласованных ранее сокращений эмиссии до 2030 г.”

-Хорошо, пусть будет.

“Экономические интересы, а также попытки получить поддержку нашей кандидатуры в Совет Безопасности ООН, требуют усиления активности польской дипломатии в Африке и на Ближнем Востоке. В зависимости от развития ситуации мы рассматриваем возобновление деятельности наших дипломатических представительств в Багдаде, Дамаске и Триполи. Используя близкие отношения с израильскими и палестинскими властями, мы будем также поддерживать международные усилия по возобновлению диалога в рамках ближневосточного мирного процесса”.

— Здорово!

“Сохраняющийся интерес польских туристов к поездкам в Египет и Тунис включает эти страны в группу наших важных партнеров. Как существенный экономический партнер укрепляет свои позиции Алжир. На самого большого интереса с нашей стороны заслуживают стабильные политически и влиятельные в своем окружении Марокко и Иордания — государства, имеющие привилегированный статус в отношениях с ЕС и предлагающие конкретные выгоды для польских фирм”.

— Хорошо, пусть будет.

“Польша останется важным партнером также для государств Персидского Залива. В 2016 г. мы предпримем действия в пользу получения для Польши серьезных инвестиций из государств этого региона. К основным задачам относится углубление сотрудничества с Саудовской Аравией и Катаром, государствами, имеющими существенное значение для диверсификации поставок энергии в Польшу. Очень большой потенциал мы видим в развитии связей с Ираном, по отношению к которому ЕС недавно отменил экономические санкции. Особое место на карте польских интересов на Ближнем Востоке сохраняют Объединенные Арабские Эмираты — наш наиболее важный контрагент в арабском мире”.

— Нам не нужны деньги тех, кто финансирует терроризм. На этом направлении можно вести переговоры жестко и заниматься чистым бизнесом, то есть продавать им много оружия в обмен на нефть и газ. Ничего больше от этих людей мы не ожидаем, как и они от нас.

“Мы намереваемся продолжать и развивать программу GoAfrica. Будем стремиться к усилению польского экономического присутствия на африканском континенте. Этому должно способствовать воссоздание сети польских дипломатических представительств в Африке. В первую очередь должны заработать посольства в Сенегале и Танзании, возможно, в недалеком будущем — в Замбии. В 2016 г. будут усилены отношения с четырьмя странами, приоритетными с точки зрения польского сотрудничества в вопросах развития, а именно с Кенией, Танзанией, Эфиопией и Сенегалом. Важным партнером в Африке останется Южно-Африканская Республика”.

— Здорово, но прошу помнить, что существует еще, например, Литва (заметим при случае), но направление правильное.

“(…) Сегодня за границами Польши проживают, как оценивается, около 20 млн. наших соотечественников или лиц с польскими корнями. Разумеется, мы не хотим, чтобы дальнейшие сотни тысяч поляков уезжали из Польши в поисках своих жизненных шансов, как это было в последние несколько лет. Мы хотим, чтобы прямо здесь они имели достойные условия жизни. Недавно я призывал в Эдинбурге тамошних поляков возвращаться в страну. В то же время, при наличии такого многочисленного польского сообщества за границей страны, мы видим возможность продвижения польских интересов. Мы хотим, чтобы при тех вызовах, с которыми мы должны сегодня мериться силами, поляки, проживающие за границей, были представителями интересов Речи Посполитой. Мы ожидаем, что в результате близкого сотрудничества с польскими дипломатическими и консульскими представительствами наши соотечественники будут важным союзником правительства в понимании польских государственных интересов, польской культуры и национальной памяти, польского взгляда на историю. Польские учреждения за границей будут активно поддерживать полонию в этой деятельности.

— Что сказать? Кто из читателей думает об отъезде из страны?

“Я обращаюсь с призывом к полонии, пожалуйста, реагируйте, когда встречаетесь с тем, что порочат доброе имя Польши, когда переиначивается или прямо-таки извращается история. Когда пишут о польских лагерях уничтожения и молчат о тысячах поляков-праведников среди народов мира. Пожалуйста, будьте послами Польши и польскости. Особенно призываю полонию в союзных государствах поддерживать польские усилия по повышению нашей безопасности”.

— Призыв, достойный политика! Пусть “послы” не покупают упаковку пива, чтобы скоротать время поездки метром в Лондоне с работы домой, лучше выпить это дома!

“Полонийная политика будет реализовываться не только для полонии, но, прежде всего, с участим полонии. Мы будем развивать сеть Полонийных Консультационных Советов, действующих при польских представительствах за границей. Мы будем поддерживать полонийные организации. Но прежде всего мы будем все же поддерживать польские СМИ и учебные заведения, являющиеся носителями польской культуры и национальных традиций. В текущем году мы собираемся поддерживать деятельность Министерства Национального Образования, чтобы большее число учителей было направлено в польские сообщества на Востоке”.

— Жалко, что не прозвучало слово, например, благодарности правительству Литвы за содержание сети польских образовательных (все-таки) учреждений. Жесты ничего не стоят, но с самого начала создают приятную атмосферу.

“Мы собираемся ввести существенные изменения в Карту поляка. Лицам, декларирующим принадлежность к польской нации, а также имеющим польские корни, мы хотим значительно облегчить переселение в Польшу, интеграцию со страной предков, а также обретение польского гражданства. Мы собираемся подготовить новый закон о репатриации, который не на бумаге, а реальным образом будет способствовать исполнению Польшей обязательств перед теми, кто был лишен отечества силой. Наши соотечественники на Востоке, особенно в Литве, Беларуси и Казахстане могут рассчитывать на нашу особую поддержку”.

— Паспорта и пенсии. Эти люди нуждаются в помощи в переезде на родину, если они этого хотят. Впереди большая работа.

“Мы будем напоминать о правах поляков везде там, где они надлежащим образом не соблюдаются, используя в случае необходимости также и многосторонние форумы. Мы хотим, чтобы полония и поляки в соседних странах и везде там, где существуют большие сообщества соотечественников, получили все права, которые вытекают из двусторонних соглашений и европейских стандартов. Это касается, в частности, увеличения доступности изучения польского языка, особенно детьми школьного возраста. К полякам, пребывающим за границей, еще раз подчеркиваю, должны относиться так же, как ко всем остальным гражданам Европейского Союза”.

— Стоит начать с наших сердечных друзей, немцев, так чтобы к нашему меньшинству в Германии относились так, как требуют союзные стандарты, а не как к “людям из Nebenland”. Может быть, федеральное правительство вернет конфискованное в Немецком Рейхе имущество организаций поляков еще во времена канцлера Адольфа? Как обстоит дело с законностью в Германии? К полякам не относится имущественное право?

“(…) Особую миссию по отношению к Польше и полякам выполняет подчиняющаяся мне консульская служба. В течение многих лет, быстро и эффективно она проводит эвакуацию наших граждан из многих удаленных государств. Министерству иностранных дел оказывает поддержку также Министерство Национальной Обороны и Министерство Внутренних дел”.

– Важные слова!

“Из-за военных действий на Востоке Украины, создающих непосредственную угрозу жизни и здоровью жителей Донбасса польского происхождения, а также членов их семей, в прошлом году МИД при поддержке Министерства Национальной Обороны и МВД организовало доставку в Польшу группы из 178 человек. В ноябре 2015 г. в Польшу доставлены очередные 180 человек из Мариуполя. Приезда последних 7 человек мы ожидаем в ближайшие дни. Успехом увенчались также освобождения похищенных поляков в нескольких местах во всем мире. Приведенные выше примеры подтверждают эффективность действий консульской службы и увеличивает доверие граждан к государству”.

– Здорово, доставьте всех, кто желает! Непременно! Если ты поляк, жена поляка, муж поляка, приезжай — мы поможем! — Здорово! Сердце радуется.

“Значимым успехом консульской службы были действия в области визовой политики. В 2015 г. польские консульские представительства выдали рекордное количество (свыше миллиона) виз, из которых 900 тыс. пришлось на Украину, а 400 тысяч на Беларусь. Отвечая на растущий интерес Польшей, мы будем заботиться о правильном ходе процесса получения польских виз. Эффективная визовая политика является важным инструментом поддержки развития торгово-экономических, культурных и социальных контактов в нашем ближайшем окружении”.

— Здорово, но там были, вроде бы, какие-то скандалы? Кто-то что-то напутал? Ну, да не важно!

“В 2016 г. Польша будет принимать большие международные события, имеющие большой промо-потенциал. Я уже упоминал о варшавском совещании в верхах НАТО. Важной задачей МИД будет также популяризация Польши, связанная с организуемыми в Кракове Мировыми Днями Молодежи. Мы покажем Польшу как значимую и вдохновляющую страну в истории христианства и Европы. Пусть участие польского государства в этом событии будет элементом того, что можно определить как дипломатия ценностей — защиты и популяризации ценностей латинской цивилизации, которая соединяет граждан нашего континента. Мы также помним, что в этом году Вроцлав является Европейской Столицей Культуры. Это даст очередную возможность напомнить о польском вкладе в развитие Европы, в ее наследство. Буду также стараться, чтобы близкая моему сердцу Лодзь завоевала право на организацию так называемой выставки экспо в недалеком будущем”.

– Здорово! Жаль, что не будет Олимпийских Игр.

“В 2016 г. мы усилим польскую историческую дипломатию. Будем эффективно пропагандировать историю нашей страны, нации и государства в перспективе как приходящегося на текущий год 1050-летия Крещения Польши, так и приближающейся сотой годовщины возвращения независимости. Существенную роль в этом процессе будут играть реформированные Польские Институты”.

– В действительности это так грустно, господин министр прав, в нашей ситуации нужно говорить об истории страны, нации и государства! Польша с трех разных точек зрения. Как это, в сущности, грустно.

“Таким же существенным приоритетом является усиление борьбы с негативными стереотипами и клеветой в адрес Польши. Примером действий МИДа на этом поле явится рекламная и медийная поддержка приближающегося открытия Музея Поляков Спасающих Евреев им. Семьи Ульмов в Марковой, возле Жешува”.

– Правильно, но нужно подойти разумно и не жалеть денег.

“Мы будем более эффективно информировать иностранное общественное мнение о наиболее важных польских событиях. В настоящее время мы имеем дело с атаками на имидж Польши и польского правительства. С дезинформацией иностранных читателей, а также с попытками создания у них убежденности, что в Польше демократия находится под угрозой. Поэтому, в сущности, заботясь о добром имени нашей страны, мы будем вести активную медийную дипломатию, хорошим примером которой была недавняя публикация моей статьи “Какой Европы хочет Польша” в двадцати шести наиболее важных и влиятельных европейских газетах. Служить этому будет также, в частности, информационный портал poland.pl”.

– Необходимо делать больше, создать польское телевидение на английском языке по примеру RT, больше порталов, консолидации полонофильских кругов за рубежом, больше дела, больше старания. Без денег ничего разумного сделать не удастся.

“МИД намеревается развивать механизмы поддержки самоуправленческого и гражданского измерений польской внешней политики. Благодаря ему улучшается сотрудничество между МИДом и регионами, а это, в свою очередь, приближает приоритеты польской внешней политики к локальным сообществам, способствуя развитию гражданского общества. Мы и дальше будем обеспечивать для граждан непосредственный доступ к информации о зарубежных событиях и об активности на международном форуме при помощи сети Региональных Центров Международных Дебатов”.

– Правильная инициатива.

“Польская внешняя политика восстанавливает субъектность, которой не хватало в течение последних нескольких лет и от которой отвыкли некоторые наши партнеры. Именно здесь следует усматривать источники полемичных мнений о Польше, которые в последнее время доходили со стороны различных европейских политиков. Внешняя политика Польши останется однако политикой энергичной. Это не значит, что она будет политикой конфликтной. Польша не намеревается обострять отношения ни с одним зарубежным партнером. Ее политика будет настойчивой и одновременно открытой для диалога. Необходимые изменения во внешней политике, которые будут выполняться этим правительством, принесут пользу Польше, нашему региону и Европе”.

– Ну, хорошо, путь будет все это — мы встаем с колен, сплевываем пыль, протираем глаза, но давайте не будем делать из себя идиотов, притворяясь недоимперией, в том числе пытаясь опираться на несуществующую иллюзию собственных снов о какой-то силе междуморья.

“Перед нами трудные вызовы. Во времена драматичных перемен, неуверенности и нестабильности в международных отношениях усиление позиции Речи Посполитой требует особого старания и усилий. Для этого необходимо гармоническое сотрудничество между важнейшими центрами власти — президентом, парламентом и правительством. Здесь есть место и для оппозиции. Суверенность страны создается не только при помощи деятельности, осуществляемой за рубежом, она куется также, а возможно и в первую очередь, в собственной стране(…)”

– Правильно, хорошее подведение итогов. Только не за счет создания иллюзий и веры в собственную пропаганду. За исключением этого, все правильно и справедливо.

***

Что же можно сказать, подводя итоги. Можно ли вообще это комментировать? Правительство по-прежнему реализует внешнюю политику своих предшественников, демонстрируя хвастовство перед Западом или непонятное поведение по отношению к востоку, а также просто вредную привязанность к ягеллонской концепции. В результате получается что-то такое непоследовательное, что даже самоубийственная политика Бека была лучше, потому что в ее случае, по крайней мере, можно писать о чести.

Общий взгляд позволяет обнаружить большой евроскептицизм. Господин министр не понимает или не желает принять к сведению, что практически все наши реальные цели начинаются и заканчиваются в рамках Евросоюза и последней вещью, которую нам стоит пытаться делать, является хотя какое-то его ослабление. Но, к сожалению, его политика — это очень серьезный удар по Союзу, который он, в принципе, только критикует. Тем временем, на следующий день после его распада он уже почувствует на своей шее немецкий сапог, потому что Германия изменит политику, перестанет платить за европейский буфер, вернется к концепции Mitteleuropa и мы с этим ничего не сможем поделать. К счастью, господин министр ничего не писал о “ведущей роли США”, но почему ни слова нет об Апостольской Столице? Это серьезное упущение! Можно даже сказать, что это серьезная провокация!

Рассматривая это все реально, нужно сказать, к сожалению, что тут нет ничего чрезвычайного, нет даже какого-нибудь осмысленного и реального, хорошо скомпонованного плана, который выражал бы наше беспокойство об общих делах в ЕС, был какой-то исходной точкой в дискуссии? Очень хорошо, что господин министр дает интервью зарубежной печати, похвалим его за них, но этого очень мало.

Вообще сама идея явного противостояния Германии не может быть реализована, потому что данная страна стремится к своим целям по отношению к нам уже совершенно на другом уровне, чем покрикиваниями теперешнего распорядителя канцлерской должности. Угрожала ли госпожа Меркель чем-нибудь Польше и полякам? Нет, потому что в этом не было необходимости — она распоряжалась Польшей, в Берлине имеется уже так много веревочек, что они даже не пытаются имитировать диалог с нами. Поэтому нужно быть исключительно осторожными и играть в такую серьезную игру так, как это разрешается, каждый раз и при каждом случае увеличивая свое поле. Это долгая игра, результаты будут ничтожными, но противник относится к первой лиге, в принципе, он из первой мировой пятерки.

Относительно польско-русских дел там вообще нет ничего такого, что можно было бы пытаться глубже проанализировать. Хорошо хоть, что декларируется желание примирения, а кроме того, происходит кое-что в реальной сфере, как, например, покупка нефти по контрактам с Россией (а не с Саудовской Аравией) и т.д. Остальные вопросы пока оставим, потому что нужно было бы очень жестко обойтись с господином министром, а портить приятную атмосферу не хотелось бы.

В выступлении не оказалось также многих других вопросов, в том числе также стратегических вопросов экономики. Например, очень жаль, что господин министр ничего не сказал о польских исследованиях ядерной технологии. Ведь этот процесс имеет стратегическое значение, он является для Польши фундаментальным, он прямо-таки просится придать ему надлежащее значение, разместив соответствующее упоминание и, например, поблагодарив особо выделенную страну (известно, что это Франция). Это было бы исключительно разумно в эпоху отказа от вертолетов Caracali. Ведь, уважаемые господа, в дипломатии как раз все дело в том, чтобы внимательно относиться к акцентам, нюансам, подробностям и мелочам. Можно махать цепом, бумага все стерпит, только стоит стремиться к тому, чтобы к нам относились серьезно, думая так: в принципе, они бедные, не особо сообразительные, но серьезные, культурные и ко всему относятся серьезно. Ну, а что скажешь на это? Лучше уж ничего не говорить, нужно перетерпеть, чего себе и вам всем, господа, необходимо пожелать. И без эмоций, на самом деле — без эмоций. Равнодушно, отстраненно, спокойно.

PS Автор понимает, что текст вышел длинноватый, но его стоит прочитать — уже давно пора перестать сомневаться и на что-то надеяться. Чтобы никто нес не обвинял, что мы даже не слушаем, что говорит правительство!

Translation: Vladimir Kharitonov [Владимир Харитонов] – автор этого текста КРАКАУЭР (KRAKAUER) скрывается за псевдонимом из-за опасения политических притеснений; tekst polski [tutaj] опубликован 31 января 2016 г

Dodaj komentarz:

Twój adres email nie zostanie opublikowany.