Русский язык, Цитаты

Синтетический анализ информации МИД о задачах польской внешней политики в 2016 г. (часть 2)

Fot. K. Białoskórski Źródło Sejm.pl (Kancelaria Sejmu RP).

(…) “Признавая ведущую роль Союза в поддержании трансатлантической безопасности, мы выступаем за более тесное и эффективное сотрудничество НАТО и Европейского Союза в решении сложных международных проблем. Польша будет участвовать в деятельности по усилению Совместной Политики Безопасности и Обороны Европейского Союза. Чем больше элементов обороны, тем лучше. С точки зрения польских государственных интересов необходимо выработать на форуме ЕС совместные механизмы быстрого реагирования. Я имею в виду возможность проведения Европейским Союзом миротворческих и стабилизационных операций, а также обеспечение с этой целью соответствующих гражданских и военных возможностей. Но важно, чтобы эти решения не дублировались, а тем более не вступали в соревнование с уже существующим атлантическим союзом.”

— Хорошо, что Польша рассматривает НАТО как необходимый элемент сдерживания, в том числе и Германии (трансатлантическая безопасность). Но оставшаяся часть высказывания противоречит сама себе — нельзя выступать одновременно за то, чтобы Евросоюз вел войны (или занимался стабилизацией) и одновременно не хотеть наличия армии ЕС, потому что тогда это будет конкуренция НАТО. Нужно на что-то решиться, это не больно, вот если решение окажется ошибочным, тогда заболит.

“В теперешней среде безопасности особое значение приобретает региональное сотрудничество с нашими северными балтийскими соседями, а также с Вышеградской Группой. За счет этого сотрудничества мы должны сделать чувствительными как НАТО, так и ЕС, к северо-восточному измерению безопасности Европы. В текущем году вместе с вышеградскими партнерами мы передаем в распоряжение ЕС боевую группу, способную к быстрым интервенционным действиям. В ее состав в настоящее время входит чуть менее 4 тыс. солдат, половина — из Польши”.

— Похоже, господин министр насквозь пропитан ягеллонской сказкой? Досточтимый министр в Европе — Франция и Германия, а также Великобритания и точка. Группа, о которой упоминалось не имеет других собственных логистических и прочих возможностей, кроме колесного дорожного транспорта. Стоит иногда давать для прочтения речь какому-нибудь военному, тогда подобные ошибки можно было бы заметить. Или мы уже строим собор в пустыни и разводим белых слонов?

“Концентрируясь на проблемах в нашей части континента, мы также замечаем значимость угрозы со стороны так называемого Исламского государства. Польша является членом глобальной коалиции, борющейся с этой преступной группировкой. Мы поддерживаем союзников, а также партнеров в борьбе с международным терроризмом. Напомним в данном контексте, что защита полагается также религиозным меньшинствам, в особенности христианам. Мы также участвуем в оказании гуманитарной помощи жертвам террористической войны. Напомню о самолете с гуманитарной помощью для Иордании. Мы будем продолжать данный процесс. На будущей неделе госпожа премьер Бэата Шидло сообщит о соответствующем взносе на лондонской конференции по помощи Сирии. Мы намереваемся конкретно ответить на просьбы, направленные нам через США и Францию. Соответствующие консультации уже проводит Министр Национальной Обороны.

— Это значит, что мы не только расходуем средства, но к тому же вышлем солдат? Стоит прямо об этом сказать, дав армии время и деньги на подготовку.

“Делом чести для нас является расширение участия в пользу безопасности международного окружения. В таком духе мы стремимся получить место непостоянного члена Совета Безопасности Объединенных Наций в 2018-2019 гг. С этим статусом связана ответственность, но также престиж и шанс более широкого продвижения опыта в области демократической и государственно-строевой демократии”.

— Нет, лучше держаться от этого подальше, тогда мы избежим возможной неловкой ситуации, стыда и позора. Махнем на это рукой! После того, что вам, господа, продемонстрировали правители Польши в первые два месяца пребывания у власти вызвав конституционный кризис, серьезные люди ни в коем случае не впустят нас в ООН.

“Мы ведем работу над увеличением участия Польши в мирных операциях ООН. Польша в течение многих лет была активным участником миротворческих операций​, и мы хотим вернуться к этой хорошей традиции. Но возможные решения в этой области будут приниматься с осторожностью и ответственностью за жизнь наших солдат и за безопасность операции”.

— Это очень хорошая идея, а также постоянная возможность обучения армии в условиях выполнения реальных задач. Согласен, это дорого, но мы получили возвраты средств от ООН, поэтому было много желающих присоединиться к подобным операциям. Наверняка, служба под флагом ООН — это честь и существенный вклад нашего государства в международную безопасность, мы должны двигаться в этом направлении. Это правильная идея, мы не должны на этом экономить.

“() Дальновидная и амбициозная восточная политика относится к важнейшему измерению внешней политики польского государства. Вызовы для нашей и европейской безопасности, поступающие с восточного направления, в полной мере обосновывают эту точку зрения. Польша заинтересована в том, чтобы восточноевропейские общества, в соответствии с буквой и духом Устава ООН и ОБСЕ, имели право суверенного выбора пути развития, политического строя и союзов, не опасаясь за собственную безопасность. Только таким образом Восточная Европа перестанет быть источником беспокойства и превратится в стабильный регион, покоящийся на здоровом фундаменте. Таким образом, нашей целью остается поддержка процессов стабилизации тех государств, которые этого желают, а также формирование правильных отношений с партнерами, которые не всегда и не в каждом моменте разделяют нашу точку зрения”.

— Если зашла речь о дальновидности и амбициозности польской восточной политики, то лучше сразу остановиться, потому что неизвестно — смеяться или плакать. Ну да ладно, господин министр уже бьет по своему барабану, потому что он в этом заинтересован. Радует то, что господин министр подходит к вызовам в категориях пожеланий отдельных государств и формирования отношений со странами, которые придерживаются иного мнения, например, считая, что мы причастны к государственному переворота у соседа. В сумме это все хорошо, хорошее направления размышлений — удалось избежать клоунады и напыщенности.

“Одним из способов реализации обрисованной таким образом политики является эффективное использование европейского инструментария. В этой области ключевой остается идея создания нового инструмента позитивного воздействия Европейского Союза на его восточных соседей. Совместно с региональными партнерами мы примем во внимание разнообразные позитивные аспекты Восточного Партнерства, а также добавим новые элементы, которые будут способствовать росту регионального сотрудничества. Я уже начал переговоры на эту тему со своими партнерами из Швеции, Финляндии, Литвы и Румынии”.

— Лучше не надо, об этих проблемах лучше помалкивать. На восток — гуманитарную помощь, им там уже не нужно наше партнерство, по многим причинам мы их раздражаем.

“Надеемся, что начало действия договоров об ассоциации с Грузией, Молдавией и Украиной, а также зеленый свет Европейской Комиссии отмене виз для граждан Грузии и Украины, будет способствовать стабильности региона, а также будет поощрением регионального сотрудничества. В соответствии с духом индивидуализированного подхода, мы также будем поддерживать сотрудничество Европы с Беларусью, Арменией и Азербайджаном”.

Поддержка сотрудничества с Беларусью, Арменией и Азербайджаном это великолепное дело и ей требуется аплодировать, но не может быть речи об отмене виз для граждан Украины и Грузии. В обеих странах после войн, которые имели место, осталось много оружия и значительно окрепшие преступные организации. Сохранение контроля за приграничном движением является для нас основой. Мы не заинтересованы в действиях такого рода, с ними просто можно повременить.

“() Интересам Польши и Европы соответствуют прагматичные и деловые отношения с Российской Федерацией. Это непростая задача, учитывая различие подходов к международным отношениям, которые нашими соседями рассматриваются не как сфера сотрудничества, а как сфера геополитических соревнований, в которых узаконено применение силы“.

— Мы соглашаемся с таким пониманием отношений, но Европейский Союз и США также смотрят на общее пространство как на место геополитической конкуренции, в которой узаконено применение силы, наилучшим примером чего был незаконный государственный переворот на Украине, поддержанный западными государствами.

“Но мы считаем, как и наши западные партнеры, что даже в этих условиях поддержание открытыми каналов связи с Москвой соответствует нашим интересам. Проявлением такого подхода являются, в частности, консультации на уровне вице-министров иностранных дел, состоявшиеся неделю тому назад.

— Господин министр прав, но кажется, господин министр Лавров придерживался несколько другого мнения об этой встрече?

“Но сотрудничество с Россией должно строиться не на почве односторонних уступок, а в духе конструктивного диалога и уважения двусторонних договоров, а также международного права. Поэтому в отношениях с Российской Федерацией мы стремимся к обеспечению равенства отношений и к учету в том числе и наших интересов и ожиданий”.

— Это также звучит рационально, но будучи членом агрессивного военного союза и политико-экономической системы, которая сама себя считает совершеннейшей в мире, мы должны принимать к сведению тот факт, что другие могут также вести себя аналогичным образом и придерживаться такого же образа мыслей. Просто полная симметрия в отношениях.

“Взаимное доверие, так необходимое в межгосударственных отношениях, достигается за счет конкретных жестов. С польской точки зрения такими жестами могут быть: добросовестное сотрудничество в выяснению причин смоленской катастрофы, возвращение обломков президентского самолета, а также рассекречивание до конца архивов, касающихся преступлений, совершенных Сталиным по отношению к польским офицерам. Двустороннее разрешение этих проблем явилось бы позитивным шагом и уменьшило бы необходимость поиска международных решений”.

— Автор этих слов просто не верит, что он прочитал приведенные выше слова и что такие слова были произнесены. Существует ли необходимость это комментировать? Ведь даже если — предположим — мы были такими ограниченными в своем восприятии, что сводили польские ожидания относительно России к историческим проблемам, то исключительно из соображений чистого расчета в игре, которая ведется по этим вопросам, такого типа выступление являлось неподходящей возможностью для упоминания этих проблем. Господин министр абсолютно точно указал, за какие места он хочет “держать” Россию, обратите внимание, никто не говорит, что эти проблемы не важны. Совсем наоборот, обе эти проблемы важны, одна из них даже имеет фундаментальный характер. Но невозможно на таким образом сконструированных петлях закрывать дверь польско-российских отношений. Да что там говорить!

“Думая о России, я повторю слова президента Анджея Дуды: “У Польши нет извечных врагов”. Несмотря на трудную историю, удалось построить “дружеские отношения” с Германией. В Польше многие верят и рассчитывают, что аналогичный процесс возможен и в отношениях с Россией. Таким образом, мы готовы возобновить деловые контакты с Москвой, ведущие к решению хотя бы некоторых конкретных вопросов. Нашу готовность мы недавно продемонстрировали, выслав дипломатическую миссию рабочего уровня. Встречи экспертов, например, Форум Гражданского Диалога, также могли бы улучшить взаимную атмосферу”.

— Да будет так, уважение относительно президента всегда похвально. Возникает лишь вопрос, поддерживается ли контакт между теми, кто пишет выступления министра и господина президента, и происходит ли системное согласование подходов.

“Польская дипломатия будет участвовать в создании солидарной и последовательной политики Европейского Союза и Североатлантического Союза применительно к России. Наша общая позиция должна принимать во внимание отношение русских как к Евросоюзу и НАТО, так и отношение отдельных стран-членов, а также наших стратегических партнеров. Мы не противимся созыву Совета НАТОРоссия при условии, что одной из тем его работы будет крымский вопрос и война на востоке Украины.

— Ошибка, шокирующая и пугающая ошибка. НИКОГДА НЕ СЛЕДУЕТ СТАВИТЬ ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫ УСЛОВИЯ, ЕСЛИ ОНИ НЕПОСРЕДСТВЕННЫМ ОБРАЗОМ НЕ ЗАТРАГИВАЮТ НАШИ ИНТЕРЕСЫ. Возможно, это жестоко, но совершенно реально рассматривая проблемы, приходим к выводу, что нам совершенно безразлично, принадлежат ли Крым и Кабардино-Балкария Украине или Краснодарскому краю в России. С наше точки зрения это НЕ ИМЕЕТ И НЕ БУДЕТ ИМЕТЬ НИКАКОГО, НИ МАЛЕЙШЕГО ЗНАЧЕНИЯ. К счастью, включение этих проблем в качестве тем переговоров, в реальном мире ничего не значит. Заметим, кстати, что если существуют ЕС и НАТО, то зачем рассматривать отношения отдельных членов этих организаций с Россией по отдельности?

“() В интересах Польши оказывать поддержку суверенности и территориальной целостности Украины. Демократическое, политически и экономически стабильное украинское государство является важным элементом европейского порядка и безопасности, построенных после изменений строя 1989-1991 гг.

— БЕЗУСЛОВНО, следует согласиться с каждым словом. Но можно добавить, что это должно быть государство, свободное от фашизма, отрицающее все его проявления и понимающее демократию как выборы с участием 46 млн. населения, а не в узкой группе олигархов и посла одной бывшей британской колонии, расположенной между двумя океанами. За этим исключением, полностью согласен. Украина является очень существенным элементом международного порядка, мы желаем ей стабильности, безопасности и зажиточности, а ее гражданам — счастья. Разумеется, лучше всего для самой Украины и Украинцев было бы оставаться, по крайней мере в функциональном союзе с Российской Федерацией, потому что, как известно, украинцы и русские — это единая большая нация, в данном случае всякая рознь противоестественна и не выдерживает испытаний действительностью.

В течение последних двух лет независимость нашего восточного соседа прошла трудные испытания, самые тяжелые за последние четверть века. Масштаб давления, натиска, попыток дестабилизации, в то же время соответствует масштабу освободительных и демократических устремлений украинского народа. Проевропейские реформы, в пользу которых взыскалось украинское общество на евромайдане, нуждаются в поддержке западного мира и в активном участии Польши. Об этом участии объявил президент Анджей Дуда во время первого официального визита на Украину в декабре 2015 г. В декабре визит в Киев нанес также министр национальной обороны господин Антоний Мачеревич. Мы будем помогать Украине, но одновременно будем требовать эффективного использования этой помощи“.

— Господин Петро Порошенко, президент Украины, отказал господину Анджею Дуде, президенту РП, в признании обоснованности изменения формулы переговоров в Минске, а также самого его присутствия на этих переговорах. Можно было ожидать, что правое польское правительство будет несколько более самостоятельно на киевском направлении по сравнению с теми, кто опозорился проводимой неизвестно в чьих интересах вредной и деструктивной политикой. Обратите внимание — помогать мы должны изо всех сил украинцам, простым людям, гражданскому обществу, самоуправлениям, конкретным субъектам, например, больницам, православной и католической церквям и т.д. Но не украинскому государству, понимаемому как правящая там в настоящая время олигархия. У этих людей денег больше, чем когда-либо видели правители Польши собственными глазами. Почему мы должны им помогать, если они, во-первых, отнеслись к нам неуважительно, а во-вторых, у нас нет гарантий, что помощь попадет к тем, кому она адресована? Поэтому повторим — для украинцев необходима разнообразная помощь, от всего сердца, безвозмездная, им нужно помогать просто потому, что ОНИ В БЕДЕ! Это наши соседи и в наших интересах, чтобы им жилось как можно лучше. Мы не должны их любить, они даже не обязаны нам нравится, но нужно уважать друг друга и помогать друг другу, если у соседа несчастье. Поэтому и только поэтому, потому что это не вина такой замечательной нации, что ею правят такие люди, какие правят, и действуют так, как они действуют. Поэтому без колебаний Сейм должен принять постановление о помощи украинцам, в том числе и проживающим в Польше, и их семьям (мы говорим и гостях и о национальном меньшинстве), это наше величайшее богатство, необходимо заботится о соседях, чтобы они знали, что их не бросили в несчастье. Любая украинская семья в Польше имеет на Украине родственников, им просто необходимо помогать, как принято между соседями и между людьми доброй воли. В этой ситуации история не имеет значения, помощь необходима всем на Украине, особенно населению бывших польских восточных воеводств, а также в особенности Донецкой и Луганской областей, и, кроме того, по обе стороны кордонов. Пожалуйста, не сомневайтесь в правильности моих слов, если уж случилась БЕДА И НЕСЧАСТЬЯ, то нужно помогать, среди порядочных людей так принято. Обычные приличные люди, даже если они голосовали за тех, кто совершил государственный переворот, и за их сообщников, не виноваты, потому что при том размахе манипуляций и с таким давлением на оппозицию, как во время последних выборов на Украине… Да что там говорить! Сегодня важна любая помощь. Помощь человека — человеку, волости — волости, города — городу, больницы — больнице! Не жалея сил, средств и времени! НО ВОТ ПОЛИТИКУ ОСТАВИМ УКРАИНЦАМ, ЭТО РАЗУМНЫЕ ЛЮДИ, ОНИ УЖЕ ПОНИМАЮТ, КАКОЙ ПОДВЕРГЛИСЬ МАНИПУЛЯЦИИ И КАКИЕ СОВЕРШИЛИ ОШИБКИ. Вопрос политического поворота на Украине — это лишь вопрос времени.

“Мы поддерживаем наших украинских партнеров в важнейших областях организации современного государства, таких, как создание системы локальных самоуправлений, дерегулирование, борьба с коррупцией, создание эффективной государственной администрации, а также в решении трудных и болезненных исторических проблем. МИД консультирует и помогает в подготовке проектов правовых актов, а также в обучении чиновников. Мы оказываем помощь лицам, которые в результате военных действий были вынуждены покинуть свои прежние места жительства. В 2016 г. мы планируем продолжить реализацию гуманитарный проектов и проектов развития, адресованных жертвам войны на востоке Украины. Польша широко открыла двери для сотен тысяч украинских граждан, которые по материальным причинам или из-за отсутствия чувства безопасности хотят или вынуждены искать своего места за пределам отечества.

— Действительно, если речь идет о самоуправлении, то Украина может брать с нас пример. Самоуправление в Польше получилось, оно является эклектичной моделью многих решений западного происхождения. Она требует лишь определенных дополнений и все получается. Что касается других проблем, то рекомендуется проявить большую осторожность. Особенно после последних “реформ”, разрушающих принципы набора на должности в Гражданской Службе, наша правительственная администрация не очень-то может приводится в качестве примера. Разве что в модельном смысле.

“Мы будем заботится о последовательном внедрении в жизнь ассоциативного договора ЕС-Украина, а также соглашения об углубленной сфере свободной торговли. Более тесное экономическое сотрудничество и конкуренция украинских предприятий с европейскими на одних и тех же принципах будет наилучшим стимулом для внедрения реформ, на длительное время модернизирующих украинскую экономику. Это явится реальным ответом на попытки дестабилизации положения в данной стране. Дополнительным инструментом построения нашей солидарности с Украиной будет открытие безвизового движения в ЕС для граждан этой страны. В области поддержки украинских реформ мы сотрудничаем и со странами, находящимися за пределами Европы, в том числе с Соединенными Штатами, Канадой, Японией, Австралией и Новой Зеландией”.

— Лишь бы господина министра не прокляли в Польше за эту конкуренцию, что очень возможно. Не может быть речи об отмене виз, их можно выдавать много, но должна быть визовая дисциплина, в первую очередь не может быть речи о действиях, в результате которых дело может дойти до превышающего естественный роста украинского меньшинства в Польше. Это наверняка не в наших интересах. Пребывание в течение максимально пяти лет — и всего хорошего. Необходимо быть прагматичным, по крайней мере до тех пор, пока не произойдет примирение, потому что история обязывает.

“() С надеждой мы смотрим на оживление отношений ЕС-Беларусь. Польская дипломатия не намеревается вмешиваться в политику любого государства. Но мы ожидаем, особенно от соседей, лишь соблюдения стандартов, обозначенных законами и международными организациями”.

– Бу ха ха ха ха ха ха ха ха ха ха ха ха ха ха ха ха ха ха ха! Ха ха ха ха ха ха ха ха ха ха ха! Можно упасть со стула, можно подавиться сливовой косточкой из компота, когда это читаешь. Пожалейте! Это говорит министр правительства, от которого уже невозможно требовать соблюдения стандартов, обозначенных законами (Конституцией РП) и международными организациями (договоры с ЕС)?? ПРЕЖДЕ ЧЕМ КТО УГОДНО В ВАРШАВЕ НАЧНЕТ ПОУЧАТЬ БРАТСКУЮ БЕЛАРУСЬ ПО КАКОМУ ЛИБО ПОВОДУ, пусть сначала применит по отношению к себе кинетический импульс (под наблюдением врача и комиссии по безопасности труда), а потом еще несколько раз подумает. Рекомендую приехать в Минск, там есть на что посмотреть!

“Освобождение белорусскими властями политических заключенных это шаг в правильном направлении уважения международных стандартов. Но если мы хотим идти этим путем и дальше, то будут нужны очередные совместные действия. Мы рассчитываем на активизацию сотрудничества в области инфраструктуры, в том числе увеличение пропускной способности граничных переходов и упрощение принципов перемещения граждан, в первую очередь, за счет внедрения соглашения о малом приграничном движении. Одновременно мы осознаем, что в диалоге с Минском не избежать трудных проблем. Проблемы польского меньшинства в Беларуси останутся на высоких местах в повестке дня наших встреч. Надеюсь, что эти вопросы я уже скоро смогу обсудить в Минске”.

— Господин министр, находясь в братской Беларуси, пусть внимательно рассмотрит все, что там есть, потому что так выглядит независимая суверенная страна, притом хорошо управляемая.

“Не будем переставать надеяться на удачный ход процесса реформ в Молдавии. Важным пространством экономического и политического сотрудничества являются для Польши государств Южного Кавказа, разнородность которых требует от нас хорошо взвешенной активности. Грузия последовательно делает очередные шаги в направлении сближения с Европейским Союзом и НАТО. Мы решительно поддерживаем Тбилиси в этой области. Мы поддерживаем заинтересованность в начале инициированной в апреле 2015 г. Тбилисской Конференции, которая, используя в качестве образцов для подражания конференции в Утрехте и в Скопье, провозглашает своею целью передачу опыта, полезного для европейской интеграции Грузии и ЕС на базе соглашения об ассоциации. Давайте также работать над продолжением развития диалога с Арменией и Азербайджаном”.

— Фантастика нас не интересует, но приятно парить в облаках.

“Фундаментальное значение приобретают сегодня дебаты будущего Европейского Союза, ЕС, содрогающегося от потрясений, у истоков которых не всегда считающиеся с реальностью интеграционные меры, такие как общая валюта, чрезмерное регулирование или управление экономикой. Именно в них следует искать причины греческого кризиса, а также критики Великобританией идеи еще более тесной интеграции. В обоих случаях под знаком вопросом оказалась единство и согласованность работы Союза”.

— Не хочется комментировать, посоветуем господину министру просмотреть британскую бульварную печать, тогда он поймет причины сомнений Великобритании в более тесной интеграции. Если же говорить об остальном, то действительно не хочется комментировать, потому что господин министр и его сторонники называю черное белым, а белое подозревают в том, что оно является замаскированным движением за право быть черными!

Польша является выгодоприобретателем европейского единства. Трещины, которые появились на каркасе, возводимом с успехом более 10 лет, являются нежелательным и опасным явлением. Мы хотим создавать Союз свободных народов и равноправных государств, солидарный и конкурентоспособный с экономической точки зрения, авторитетный во всем мире. Но мы считаем, что путь к этой цели ведет не через двухскоростное ЕС , а через более тесное экономическое и политическое сотрудничество между государствами зоны евро“.

— Не следует пользоваться крепкими словами, потому что мы вежливы и культурны, кроме того, мы хотим находиться в приятной атмосфере. Но если господин министр не хочет двух- и даже трехскоростного ЕС, то должен хотеть принять евро, создать армию ЕС, наделить большей властью Брюссель. НЕТ ДРУГОГО ПУТИ в той системе координат, которая сдерживает энтропию системы. Не удастся хотеть и иметь, но не проявлять ответной любезности. Это невозможно, всегда нужна ответная любезность, взрослые люди должны это понимать. В реальном мире жить за чужой счет невозможно.

“Альтернативой правильного функционирования и уважения субъектности всех стран-членов Европейского Союза, является система концерта держав, с которым Польша имеет очень плохой исторический опыт. Давайте видеть и немедленно указывать на то, что в европейском проекте является дефективным. Трудно требовать нашего одобрения для отхода ЕС от принципов, трактуемых для получения немедленного результата, для делегирования неформальным группам прав принятия и исполнения всевозможных политических решений, для принятия решений без консультаций с остальными партнерами. Мы видим попытки перебрасывания части последствий этих решений на государства, которые не участвовали в процессе их выработки, которые ставятся перед свершившимися фактами. Отсутствие уважения равенства и субъектности государств-членов ЕС, не являющихся державами, — это неправильный путь. Он ослабляет у европейских народов волю продолжения процесса интеграции и закладывает мины под достигнутое ранее. Интересам Речи Посполитой отвечает единство Европейского Союза. Но условием этого единства является поддержка его гражданами стран-членов. Практика, основанная на принципе “больше Европы, меньше демократического контроля за ее начинаниями” ведет к эрозии, а не к усилению процесса интеграции. Обоснованно беспокоясь о его успехе, мы должны склонять наших партнеров по ЕС к тому, чтобы они замечали скрывающуюся за этим опасность”.

— На этот раз невозможно не согласиться, хотя понимание политики как концерта держав следует признать объективно реальным. Ведь всегда так было, есть и будет. С этим мы ничего не сможем поделать, единственным способом не быть объектом, а не субъектом политики наиболее сильных, на данный момент является Европейский Союз, который господин министр желает ограничивать и сдерживать. Хотя этот фрагмент — вероятно, самый лучший во всем выступлении.

“Эхом спора о будущей форме ЕС является критика совершающихся в Польше перемен некоторыми европейскими политиками. Фактически спор идет не столько о сути того или иного закона, принятого польским парламентом, а скорее о границах вмешательства со стороны европейских учреждений во внутренние дела стран-членов. Другими словами, речь идет о границах суверенности Речи Посполитой и других государств-членов. Польские государственные интересы в этом случае однозначны: интересам Польши соответствует длительная и сильная суверенность, гармонично вписывающаяся в вытекающую из трактатов европейскую конструкцию. Важно, чтобы суть этих противоречий была повсеместно понята в Польше

— Мы понимаем, что правительство любой ценой и на любом возможном заборе будет писать, что является демократичным и по-демократичному понимает демократию. Но таким способом у нас не будет больше демократии. Демократия имеется тогда, если на некоторых заборах висят другие плакаты, так это можно образно представить, потому что комментировать такое нет смысла.

“Европейский Союз должен вернуться к своим корням, к четырем основным свободам свободе перемещения людей, услуг, товаров и капитала. Сторонники тесной интеграции сферы евро хотят координации управления экономикой и Союза де-факто политического. К сожалению, нет сегодня справедливого и демократического способа выдвижения пользующихся доверием властей такого политического Союза. Все-таки еще многое нужно сделать для реализации именно этих фундаментальных принципов Общего Рынка. Нам далеко еще до общего рынка услуг. Принцип свободы перемещения товаров мы с трудом внедряем применительно к энергоносителям. Знаки вопроса появляются в отношении к свободе перемещения людей”.

— Здесь, если бы не вероятное безумие госпожи Меркель, нужно было бы сказать, что господин министр полностью прав. Но у нас нет никакой гарантии, что в интегрированном Союзе, которым в любом случае будут управлять немцы и французы, не возникнет какая-нибудь фантастическая идея, например, гендерная или какая-то еще, аналогично тому, как поступила в вопросе нелегальных иммигрантов госпожа Меркель. Тому, кто хотя бы раз не оправдал доверие в политике, уже нельзя доверять, немецкая ошибка страшна, это немцы развалили Европу своими глупыми решениями, которые они ни с кем не консультировали, нарушая одновременно предыдущие обязательства.

“Иногда может возникнуть впечатление, что идея политического союза (определяемая английским термином ever closer union) рассматривается как способ бегства вперед. Как будто обусловленная желанием спрятать ошибки, совершенные в связи с общей валютой, а в последнее время также в связи с иммиграционным кризисом. Жертвой такой позиции пал принцип субсидиарности. Именно так следует воспринимать положение, когда совершив ошибки в охране общих границ в политике беженцев и иммигрантов, некоторые европейские политики хотят навязать государствам-членам обязательные квоты иммигрантов и даже намереваются создать европейскую пограничную стражу, действующую независимо от их воли. Нашей целью является возвращение в европейской политике соответствующего места принципу субсидиарности, являющемуся наилучшим гарантом равновесия между прерогативами учреждений Союза, часто страдающих явственным дефицитом демократического мандата, и компетенциями стран-членов, правительства которых, все без исключения, черпают свою власть непосредственно из выборных решений своих граждан”.

Нельзя не согласиться, причем идея пограничной стражи в союзном варианте превосходна, потому что если ни у кого нет аргументов, то хотя бы из-за того, что будут новые должности, оплачиваемые Брюсселем. К этой идее следует относиться позитивно.

“Интегральным элементом польской европейской политики является региональное сотрудничество. Мы связываем с ним большие надежды, но также замечаем и проблемы, которые нам придется преодолеть. Центральная Европа пала жертвой иммиграционного кризиса. Действия, рациональные и правильные с точки зрения сегодняшнего дня, первоначально попали под огонь критики со стороны европейских политиков, прежде чем были признаны обоснованными. Идея более тесной европейской интеграции или так называемого “малого Шенгена” адресована, прежде всего, странам “старой Европы”. Наш регион не принимается в расчет. Против таких решений мы будем протестовать”.

— Справедливо, прошу помнить о том, что некоторые нас вообще не хотели видеть в Европейском Союзе. Вышло по-нашему, пусть извиняются перед премьером Орбаном!

“Теперешнее правительство будет проводить региональную политику, вырастающую из особого положения Польши в Европе. Наша страна соединяет две больших европейские территории, широко понимаемый регион Балтийского моря и Центральную Европу с балтийскими странами, вплоть до Адриатического моря. Мы не только будем присутствовать в различных форматах сотрудничества в рамках отдельных регионов, но и будем стремиться к тому, чтобы при посредничестве нашей страны север и юг Европы были ближе друг к другу, чтобы они создали новую региональную идентичность в рамках Европейского Союза. В политической сфере проявлением такого мышления является упомянутая встреча в верхах девяти центрально-европейских руководителей, организованная в Брюсселе по инициативе Польши и Румынии, нашего важного регионального союзника. В сфере экономических связей мы будем стараться, чтобы в области развития инфраструктуры застежкой, соединяющей разные части Европы стала Via Carpatia. Мы будем также стараться создавать и рекламировать другие инфраструктурные инициативы среди государств, соединенных массивом Карпат”.

— Via Carpatia — это прекрасная идея. Такие идеи, безусловно, следует поддерживать. Это будет иметь большое экономическое значение, а в случае угрозы это будет большим облегчением для переброски войск. Все армии в регионе восточного фланга НАТО основывают логистику (если вообще ее имеют) на колесной тяге (грузовиках).

“Вышеградская группа, построенная по образу и использующая достижения Бенилюкса, является проверенным элементом европейской архитектуры и форматом совместного представительства региона Центральной Европы. Отмечаемый в текущем году, 25-летний юбилей существования Группы позволяет нам осознать масштаб успеха нашего региона. Польша примет в ней на год руководство с середины 2016 г. в его рамках мы будем стремиться к увеличению эффективности совместных действий, в особенности в вопросах европейской повестки, обороны, энергетической безопасности, политики сплоченности и инфраструктуры. При этом мы будем искать синергию с такой же настойчивостью, как при словацкой президентуре в Совете Евросоюза, например, в области работы с бюджетом ЕС, развития цифрового рынка, Энергетического Союза, иммиграционного кризиса или ситуации на Украине. Сотрудничество с вышеградскими партнерами мы будем развивать также в двусторонней системе, в частности, за счет организации ряда международных консультаций с Чехией и Словакией. Близкое сотрудничество с третьим важным вышеградским партнером, Венгрией, найдет свое выражение, в частности, в совместных мероприятиях, посвященных 60-й годовщине событий 56-го года, в июне в Познани, а в октябре в Будапеште. Благодаря решению парламентов наших государств мы будем также отмечать Год Солидарности, связанный с событиями тех дней”.

— Прекрасно, исторические вопросы важны, но может быть, стоит собраться и пробить какой-нибудь туннель через Татры, после чего пустить скорый поезд до Братиславы/Вены/Будапешта? Это было бы кстати и не помешало бы возложению цветов в порядке очередных годовщин. Речь о том, что считать более важным. О так называемом Силезском канале и перспективах соединения Вилы/Одера с Дунаем и вспоминать не стоит, потому что это было бы нечто реальное, настоящее и действительное, а ведь известно, как все обстоит на самом деле. Жалко​, потому что от правых мы ожидали большего.

“С новой энергией мы будем вовлекаться в сотрудничество с нашими северными соседями, особенно в области политики безопасности, европейской повестки дня, а также в богатое секторальное сотрудничество. Мы, кроме того, сотрудничаем с использованием многосторонних каналов, чему благоприятствует продолжающаяся в данный момент президентура Польши в Совете Государств Балтийского Моря. Польша хочет быть ответственным партнером, который солидаризуется и объединяется с общими ценностями и идеями, поэтому мы так ценим диалог в формате Вышеградская Группа северные и балтийские страны.

— На севере, господин министр, у нас Калининградская область. Прошу об этом не забывать, прямо-таки напрашивается расширение зоны свободного движения на Мазовецкое воеводство (трансфер на Беларусь).

“Польша в настоящее время выполняет функцию председательства в Совете Государств Балтийского Моря. Этот форум во все большей степени служит платформой обмена опытом между государствами с разными потенциалами и степенью экономического развития. Большое внимание мы уделяем также двустороннему сотрудничеству с государствами этого региона, о чем свидетельствуют, в частности, мои первые визиты в Стокгольме и Хельсинки”.

— Превосходно, но в контексте Северного Потока 1 и 2 это не имело никаких последствий для нас? Для того, чтобы выпить кофе или сходить за покупками лучше было бы поехать в Турцию!

“() Мы будем поддерживать диалог и регулярные консультации разного уровня с наиболее важными европейскими партнерами, в первую очередь с Великобританией, с которой нас связывает не только понимание большого числа важных элементов европейской повестки дня, но также и похожие подходы к проблемам европейской безопасности. Общее восприятие европейских проблем было подтверждено, в частности, во время моего недавнего визита в Объединенном Королевстве. Одновременно со всей решительностью хочу подтвердить, что не будет согласия польских властей на нарушение одной из опор ЕС, а именно права гражданина ЕС на свободное перемещение по территории Союза, в том числе по причине значения трудовой мобильности для сильного, монолитного рынка в рамках глобальной конкуренции. Мы не одобрим решений, результатом которых может стать дискриминация наших соотечественников в любом государстве-члене ЕС”.

— Великобритания в первой очередности? Она должна быть противовесом для Германии? Ведь Великобритания всегда прагматично имела нас в [находилось слово, обозначающее окончание одной системы]!! Похоже, она имеет нас и сегодня, по крайней мере за окончание инвестиций для своего Сити, и ни за что другое, мы не являемся для них партнером и не будем, потому что они слишком прагматичны. С точки зрения Лондона, принадлежит ли Польше Силезия и Поморье, или же она находится на берегах Днепра, либо направо от Дагестана — все это НЕ ИМЕЕТ НИКАКОГО ЗНАЧЕНИЯ. Кроме того, досточтимый господин министр, если в своем выступлении уважаемый господин был любезен указать на необходимость открытия Российской Федерацией архивов, то почему досточтимый господин министр по своей непревзойденной милости не склонен попросить о том же самом наших таких ценных британских союзников, например, в контексте одной авиационной катастрофы (какое совпадение!) в Гибралтаре, где пилот выжил, а лицо, персонифицирующее надежды поляков на Польшу — погибло. Может быть, стоит попросить наших первоочередных союзников о минимуме открытости? Чтобы не оказалось, что … жалко слов.

“() Польша будет продолжать дружественные отношения с Германией, нашим важнейшим соседом и экономическим партнером. В этом году минет 25 лет после подписания Трактата о добрососедстве и дружественных отношениях между Польшей и Федеративной Республикой. Это подходящий случай в позитивном ключе осмыслить общность европейских интересов, так как, вопреки некоторым мнениям и стереотипам, нас очень многое соединяет. Но это также хорошая оказия для небольшого упорядочивания соседских вопросов”.

— Ну-ка, попробуйте выжать из них хоть что-то конкретное. Желаю удачи!

“Польско-немецкие контакты будут улучшаться, если им будет сопутствовать искренность и открытость, а не иногда притворная и поверхностная гибкость. Такой именно дух искренности и открытости сотрудничества сопровождал недавние визиты президента Анджея Дуды и меня в Берлин, а также визит министра Франка-Вальтера Штайнмайера в Варшаву. Хорошую атмосферу мы будем поддерживать также во время ближайшего визита госпожи премьер Бэаты Шидло в Берлине”.

— ЛЮДИ, НЕУЖЕЛИ МЫ ИМЕЕМ ДЕЛО С ИНОПЛАНЕТЯНАМИ? Алло! Это Земля! Алло, искренне и открыто спрашиваю — это Земля? Это Европа? Или, может быть, Польша — это совсем другая планета? Алло, Польша круглая, можно купить глобус Польши? Люди, милые соотечественники! Земляки! Искренность и открытость во внешней политике? Может быть, господин министр над нами издевается, ведь никто более-менее серьезный не может сказать такое всерьез. Ведь даже уважаемый господин министр, который был на этом месте раньше, таких номеров не откалывал! В следующий раз предложите, господин министр, Штайнмайеру, обняться или поприветствовать друг друга по-эскимоски – носами! Как хорошо, что немцы, как правило, очень терпеливы!

Translation: Vladimir Kharitonov [Владимир Харитонов] – автор этого текста КРАКАУЭР (KRAKAUER) скрывается за псевдонимом из-за опасения политических притеснений; tekst polski [tutaj] опубликован 31 января 2016 г. Окончание следует.

Синтетический анализ информации МИД о задачах польской внешней политики в 2016 г. (часть 1)

Dodaj komentarz:

Twój adres email nie zostanie opublikowany.