Русский язык

Российско-польская информационная война?

 В одном из последних интервью для “Rzeczpospolitej”, данном 30 апреля 2013 г., господин генерал Станислав Козей, руководитель Бюро Национальной Безопасности, в беседе с господином редактором М. Пеньковским сказал в контексте российско-белорусских военных учений: “(…) сообщения о маневрах, при условии, что с течением времени они будут становится все более частыми, являются сознательным и целенаправленным ведением информационной войны”.

В других фрагментах интервью господин генерал говорил об отсутствии угрозы для Польши сегодня, но одновременно допускал возможность появления такой опасности в будущем, в соответствии с законами статистики. Но вопросу учений наших восточных соседей он уделил основное внимание, используя очень четкий военный язык, что указывало на владение темой и наличие опыта в проблематике и военно-политических целях таких крупномасштабных учений.

Наверняка, военные учения наших восточных соседей не испугали господина генерала Козея, а его слова об адекватности подготовки к обороне внушают оптимизм, надежду на то, что мы, возможно, не так уж и беззащитны перед белорусскими и российскими стальными тяжелыми танковыми дивизиями, тренирующимися проламывать противотанковую оборону НАТО последние несколько десятков лет. Наш господин генерал еще совсем недавно имел возможность командования армией, построенной по тем же самым образцам и руководимой командованием из той же самой школы, поэтому, наверняка, он знает, что говорит, и мы можем доверять ему в военных вопросах.

Однако его слова о ведении информационной войны должны заставить задуматься, поскольку современные возможности донесения соответствующей информации до общественного мнения заинтересованных стран не менее важны, чем само ведение подготовки к военным действиям, а военные учения всегда имеют в виду исключительно это — войну. Другими словами — упрощая — информационная война направлена на дезинформирование живой силы противника и толп так называемых полезных идиотов для достижения собственных целей. Если сегодня россияне делают с нами подобные вещи, то это значит, что в какой-то перспективе они рассматривают в качестве альтернативы какого-то сценария вооруженный конфликт с Польшей, которая, что ни говори, является членом НАТО.

Но с какой же целью Российская Федерация может оказывать давление на Польшу, в том числе и военное, запугивая наше население мощью своих агрессивных учений? Или спросим по-другому: почему военный компонент внезапно стал таким важным. Чем же мы заслужили такую ненависть к себе? Или это всего лишь цена за то, что мы являемся буферным государством, то есть страной, расположенной на окраинах НАТО, в непосредственной близости от другой империи?

Итак, если Российская Федерация предпринимает такие шаги, как проведение на территории соседнего буферного государства очередных агрессивных военных учений, элементом сценария которых является подавление восстания польского меньшинства и использование атомного оружия в качестве средства сдерживания нападения, то должны ли мы за этим пассивно наблюдать, охваченные страхом, или же, может быть, стоит подумать об адекватном ответе на такую, в сущности, примитивную провокацию? Добавим, что размещение ракет Искандер рядом с Польшей — это чрезвычайно наступательное действие. Особенно если принять во внимание, что потенциальный противник прекрасно знает, что у нас нет технических средств защиты от этих ракет. Почему господин генерал Козей не предложил ничего, что мы могли бы предпринять против них в качестве адекватного ответа? Ведь нет же никакого другого ответа на языке размещения ракет и военных учений, чем размещение собственных ракет и проведение своих военный учений. Нельзя же отключиться от действительности и не обращать никакого внимания на Искандеры и танковые дивизии, только опираясь на авторитет старого вояки.

Если какая-то внешняя страна, в данном случае — Российская Федерация, ведет с нами информационную войну или, что будет более адекватно, использует ее элементы в отношениях с нашей страной и с НАТО, то у нас есть право ожидать от наших демократически избранных властей того, что они дадут адекватный ответ на такого типа “агрессию” соседа. Разумеется речь идет не только об успокоительных интервью в прессе, но и о настоящих военных учениях, а также вооружении, готовом к контратаке и сдерживанию ракетного нападения неприятеля. Нравится нам это или нет, но придется вложить средства в оборонительный и атакующий потенциал. К сожалению, нас вынуждают это сделать сами русские!

Dodaj komentarz:

Twój adres email nie zostanie opublikowany.