Русский язык

Распад государства происходит на наших глазах

 В условиях демократии, которая является ценностью сама по себе, на глазах всего общества открыто распадается государство. Это происходит здесь и сейчас, на наших глазах, когда профсоюзы предъявляют антисистемные требования, выполнение которых означает анархию (свержение правительства), а ведущая оппозиционная партия показывает Сейму Речи Посполитой задницу и уходит, поскольку у нее как раз такой каприз. Разумеется, и к такому поведению профсоюзов и к такому поведению парламентариев в демократии можно относиться терпимо, но нужно понимать, с чем мы имеем дело, ну, а с кем — более-менее известно.

В условиях демократии нет более важного места, чем парламент, именно там, в соответствии с правилами, происходят политические споры, которые всякий раз заканчиваются голосованием. Очень важна работа в комиссиях Сейма, поскольку именно там, на встречах с экспертами, чиновниками министерств, деятелями самоуправления — которые всегда выражают какие-то интересы или представляют компетенции — вырисовывается сущностная форма положений новых законов. Это значит, что депутаты имеют возможность обсудить там с экспертами по соответствующим проблемам свои идеи, замечания и возражения. В зале заседаний Сейма, во время дискуссии, они, скорее, могут обменяться точками зрения или разрядить свое разочарование, решения по существу вопроса принимаются, чаще всего, в комиссиях. Если кто-то является сутяжником, или идет по линии наименьшего сопротивления, или занимается обструкцией в чистом виде, то он может предложить 1000 поправок на заседании Сейма, но и не с такими проблемами справляется наша демократия. Важно то, что дискуссии по существу вопроса, как правило, происходят в комиссии Сейма. Потом, на форуме парламента, можно рассмотреть дело с политической точки зрении, обосновывая свое голосование, и это все, информация этим ограничивается. Суть вопроса до нас не доносят, главным образом, потому, что мало депутатов, разбирающихся во всем, хотя, к сожалению, для нашей демократии, у нас существует много вопросов, которые сконструированы и преподносятся таким образом, что в них могут разбираться все.

Правительство, точнее Совет Министров, в соответствии с Конституцией, контролируется парламентом, в основном, таким образом, что путем голосования просто выбирает Председателя Совета Министров, выражая ему вотум доверия или нет. Совет Министров — это коллегиальный орган, имеющий выраженный политический характер и обязанный осуществлять административную исполнительную власть, то есть с определенной точки зрения они должны быть в своих оценках и решениях совершенно беспартийными, хотя их назначение имеет политический характер. Решения о работе и форме правительства принимает премьер, на практике, взаимодействуя с президентом РП и, разумеется, с членами коалиции, если таковые имеются. Правительство, которое мы имеем, каждый может видеть, просто включив телевизор.

Ситуация в настоящее время такова: сильные профсоюзы требуют ухода правительства (это и в самом деле прекрасное требование), а сильная оппозиционная партия, требующая точно того же самого, может дополнительно показать, как мало ценит она общую ценность — демократию. Это выражается в том, что она выходит из зала заседаний, демонстрируя свое нежелание принимать участие в осуществлении власти, которую демократическим способом она не может отправить в отставку, поэтому демонстративно приходит туда, где пропагандируют анархию.

Чем бы мы были, если бы не обязанность уважать закон? Партии просто так сменяли друг друга при помощи выкриков. Такое уже было, уважаемые господа, в самом конце великой и исключительной в своей беспомощности I Речи Посполитой. Именно тогда оппозиция позволяла себе создание конфедераций, разумеется, с лучшими намерениями — для защиты порядка и законов Речи Посполитой — прячась под крыло соседней императрицы, нашей землячки из-под Щецина, которая принялась за работу у наших великих восточных соседей. Именно тогда разрешалось так размягчать демократию. Сегодня этого нельзя допустить и относиться к этому с терпимостью — нужно называть содержимое выгребной ямы дерьмом, а не парфюмерией, как говорил классик!

Можно не соглашаться полностью, в целом и тотально с находящимися у власти, можно написать альтернативную конституцию, можно даже показывать премьера при помощи планшетника! Все возможно, только нужно, во-первых, понимать, что полное отрицание с этого момента признается законным, а во-вторых, что мы сами начали порчу государства. В момент неожиданного изменения мест у руля власти именно на теперешней оппозиции будет лежать ответственность за государство, в том числе за дома и улицы тех, кто за них не голосовал и даже абсолютно не согласен с ними и с их альтернативными представлениями о действительности.

Может быть, именно тогда мы почувствуем разницу между той властью, которая оставила оппозицию в покое, несмотря на ее антисистемный характер и создание препятствий в работе, а также новой властью и ее новыми стандартами, которые, являясь системными и тотальными изменениями, затронут каждого, даже тех, кто не представляет себе такую новую действительность.

Увидим, что будет, во всяком случае, находящиеся у власти в настоящее время при правлении теперешней оппозиции будут иметь полное право и всеобщий общественный мандат на применение наиболее рафинированных методов обструкции, нигилизма и уничтожения государства, просто повторяя действия теперешней оппозиции. Простой принцип: если ты бросал в кого-то яйца, поскольку был не согласен с выполнением им общественных функций, то не возмущайся, что сам получишь яйцо. Так просто! Око за око, зуб за зуб — прощай, цивилизация!

Translation: Vladimir Kharitonov

Dodaj komentarz:

Twój adres email nie zostanie opublikowany.