Русский язык

Почему на Украине возник Евромайдан?

 На вопрос, почему люди вышли на улицы можно ответить одним предложением: “Просто кое-кто кое-кого обманул”. Вопрос только в том, кто и кого. Ответ: президент Украины Виктор Янукович надул собственных граждан…

Еще в конце ноября по всей Украине никто не сомневался, что страна выбрала европейский путь… На социальных порталах можно было видеть улыбающиеся лица членов Партии Регионов, позировавших для снимков с европейским флагом, в городах торжественно, возле флагов городов и страны, на мачты поднимали флаги Сообщества (в том числе и на востоке страны). Почему эта ситуация так быстро изменилась? До Европейского Союза необходимо дорасти и его понять, президент Янукович и Партия Регионов просто не поняли Союз… О чем, вероятно, думали те, кто у власти? Принимая так называемые “союзные стандарты”, они считали, что Союз даст денег, и экономика встанет на ноги благодаря помощи ЕС, которая должны была сгладить последствия изменений. Рассчитывали на то, что очередные мартовские президентские выборы 2015 г. будут выиграны еще в первом туре. В конце концов, страна окажется ближе к европейскому “раю”, а наличные обеспечат помощь экономике, охваченной кризисом. К сожалению, Союз — это не Восток, Янукович не был подготовлен к беседам с Союзом, представители которого считают, что стандарты — это не идеология и за их внедрение Украине не следует платить. Хорошие стандарты — это нормальный, даже естественный путь развития страны. Янукович уже понял, что Союз не выделит средства даром, без перемен строя в стране, а Россия в этом не поможет. Поэтому он начал переговоры с Россией, которая была готова оказать экономическую помощь, причем немедленно. И как позже оказалось, она сделала это, выделив 15 млрд. долларов на приобретение украинских облигаций, 3 млрд. были уже предоставлены Украине. А что об этом подумал народ? Он почувствовал себя обманутым, даже по меркам Украины исключительно цинично кинутым… После общеукраинской кампании, в ходе которой восхваляли Европейский Союз, поле фотографирования украинских политиков с их западными коллегами, люди не могли понять, почему в течение одного дня все изменилось. Таково было зарождение первого Евромайдана на улицах Киева. Это был мирный протест, каких в истории Украины было уже несколько, в ходе которого требовали выбора западного пути развития страны.

Ситуация изменилась в конце ноября. Тогда подразделения Беркута в первый раз предприняли нападение на протестующих. Это были прежде всего студенты, как раз в этот день присоединившиеся к манифестации. Кто отдал приказ, не известно до сих пор, но это было первым применением силы по отношению к манифестантам и тем самым началом нового раздела в истории Украины под заголовком “Украинская Еврореволюция”. Тогда в первый раз люди были избиты, к тому же оправдания были невразумительными: на том месте, где люди протестовали, должен был появиться каток… Это был крайне неудачный шаг властей, приближались морозы, зима, празднование рождества, люди не планировали долго оставаться на Майдане, но нападение подразделений милиции означало открытую войну.

К тому же изменилась картина конфликта. До сих пор Майдан был проевропейским, главным требованием было возобновление движения в направлении ЕС. После нападения Беркута настроения переместились в сторону отставки властей во главе с Януковичем. В течение некоторого периода, до декабря, можно было воспользоваться исторической терминологией, сказав, что это была “странная война”, власть пыталась штурмовать киевский Майдан, а протестующие защищались. Кроме того, атмосфера напоминала своеобразный пикник: концерты, чтение литературы, библиотека. В этот период все происходившее больше напоминало карнавал, чем революцию. Но собиралось все большее количество сочувствующих, потому что Беркут и власти не сдавались, а каждый штурм приводил к тому, что все больше людей, требующих перемен, прибывало в столицу. Именно тогда президент мог бы предложить изменения в правительстве и отправить в отставку всем ненавистного Мыколу Азарова, тогдашнего премьера. Но он не сделал этого, а с решением об отставке медлил слишком долго.

Следует отметить, что находящиеся на Майдане — это, прежде всего люди, разочарованные властью в стране. Цены продуктов питания на Украине не отличаются от европейских, а зарплата среднего Украинца втрое ниже, чем даже в бедной (по европейским меркам) Польше. Молодежь выходит на улицу по экономическим, а не по идеологическим причинам. Наверняка, положение в Польше было бы аналогичным, если бы не то, что имеется возможность уехать работать в страны Союза.

Сильно упрощая, на Майдане можно встретить:

  • студентов, которые были за границей в рамках проектов, стипендий и имели возможность сравнить условия обучения;
  • людей, уставших от постоянного обворовывания государства политиками;
  • крымских татар, не удовлетворенных своим социальным положением;
  • членов оппозиционных партий;

“правый сектор”, то есть крайних националистов, которых, конечно, лучше всех можно заметить в репортажах прессы, поскольку они ведут борьбу с силами порядка. К этому же числу относятся тысячи других людей, менее или более противящихся теперешней ситуации в стране.

Упомянутые националисты с самого начала хотели влиять на требования, которые выдвигала оппозиция. Это нашло выражение в уничтожении памятника Ленину (не только в Киеве). Лишь после январских столкновений с Беркутом лидеры оппозиции потеряли прежний контроль над манифестантами.

В январе власть в очередной раз совершила ошибки. Верховна Рада, то есть украинский парламент, проголосовала, а подпись президента воплотила в жизнь законы, лишающие граждан основных политических прав, а неправительственные организации, не настроенные позитивно к властям, были превращены в иностранных агентов. К тому же много говорили о более или менее официальном приказе подавить протесты в Киеве. Тогда также был пересечен очередной рубеж, которым являлась гибель протестующих. До сего времени погибло — согласно подтвержденным данным — 5 человек, а десятки считаются пропавшими, часто прямо с больничных коек. Согласно сообщениям, появилось также боевое оружие и, как утверждают некоторые источники, двое манифестантов был застрелены из снайперской винтовки и из личного оружия. Ситуация напоминает обычный вооруженный конфликт, обе стороны забрасывают друг друга коктейлями Молотова, а также шумовыми и газовыми гранатами.

Власть также помогает приехать на Майдан своим сторонникам, которых оппозиция назвала Титушками (от фамилии Вадима Титушко, молодого человека, который весной 2013 г. побил журналистов на глазах милиционеров, а затем признался, что получил за эту “услугу” плату от политиков). Эти люди протестовали против собравшихся на Майдане и открыто признавались перед камерами, что получают за это вознаграждение…

Не только на улицах столицы можно было заметить раскол, произошедший в украинском народе. Со времени появления Евромайдана были созданы две стороны конфликта: “бандеровцы” с запада Украины, которые хотят присвоить власть и уже упомянутые Титушки с востока страны, желающие защищать интересы “донецкого клана”, как называют теперешнюю украинскую власть. Тем самым возникли два центра власти, оппозиционные по отношению к Киеву. Львов с националистическими и патриотическими лозунгами, а также Харьков, который объявил, что очистит Украину от националистов из-под знамен УПА. Титушки из Харькова были отправлены в город Сумы, где должны были расправиться с антиправительственными манифестантами. Созданный таким образом раскол проходит уже не только в зависимости от направления, в котором должна двигаться Украина, не в зависимости от того, кто находится у власти, но он является самым плохим из возможных для Украины историческим расколом на Запад и Восток. Этот раскол усилен тем фактом, что люди, живущие на восточной Украине совершенно не знают, что такого может предложить Союз Украине. У них нет возможности часто ездить на запад, из-за чего они воспринимают Европейски Союз негативно.

В стране сейчас необходим консенсус между оппозицией, но в стране нет ни одного человека, который хотя бы в малейшей степени мог бы объединить оба лагеря. В настоящее время в Украине ведется борьба с нулевой суммой и ни одна из сторон не хочет уступить и не готова к серьезным переговорам и компромиссу. Возможным решением может быть возвращение к предыдущей конституции, которая не давала таких больших полномочий президенту.

Translation: Vladimir Kharitonov; tekst polski [tutaj]

Dodaj komentarz:

Twój adres email nie zostanie opublikowany.