Русский язык

Пора подумать о нейтралитете как общем альтернативном направлении развития

 Действовавшая до последнего времени догма польской внешней политики, целью которой было включение нас в западные структуры, — заметим: включение без попыток какой-либо критики — себя исчерпала, проявив всю свою никчемность и наивность. Результаты непродуманного, словно бы насильственного, союза с Западом достойны сожаления. Мы потеряли экономическую, военную самостоятельность и в данный момент теряем самостоятельность политическую. Еще несколько лет выплат ЕС, и мы потеряем продовольственную независимость, еще несколько решений брюссельских чиновников, и об энергетической независимости нам придется только мечтать.

Очень жаль, что хладнокровно занимаясь включением в западные структуры, никто не подумал о том, каков же итог, каков баланс объективно подсчитанных выигрышей и потерь от принадлежности Польши к так называемым западным структурам в течение прошедших лет. Дело не в подведении итогов проводившейся в предыдущий период политики и даже не в том или ином определении государственных интересов. Прежде всего имеет значение то, каким образом относиться к продолжающемуся углублению неблагоприятных процессов установления полной зависимости от Запада.

Давайте объективно рассмотрим ключевые вопросы:

  • мы являемся экономической полуколонией Запада и навсегда останемся ею, поскольку у нас нет возможности добиться самостоятельности, более того, не заметно интереса к конкуренции, можно даже видеть явственный страх перед возникновением конкуренции, даже в процессе сотрудничества;
  • мы являемся буферным государством в системе безопасности Запада и останемся им навсегда, поскольку великую мечту о перетягивании Украины в западную сферу влияния мы можем реализовать лишь рисуя географические карты на салфетках, оставшихся от сервировки приемов или конференций, посвященных восточной политике Европейского Союза;
  • мы зависимы (и эта зависимость сохранится в будущем) от поддержки во всех областях, поскольку экономическую беспомощность мы можем преодолевать только за счет излишнего в данный момент на Западе потенциала. В этом вопросе не стоит себя обманывать, потому что реальность может быть очень болезненной.

Перечисленное выше приводит к тому, что в политике западных государств (наших формальных партнеров), а в результате этого также и в политике Европейского Союза, нас перестают рассматривать как партнеров, то есть равноправных игроков. Мы являемся объектом их политики, в лучшем случае она реализуется с нашим участием, но мы сами ничего не в состоянии предпринять, чтобы привлечь союзные силы и средства, а еще лучше — привлечь союзные государства. Пример нарушения восточной политики — предваренного пренебрежительным отношением Берлина к союзной энергетической политике в форме газопровода “Северный поток” — явно демонстрирует, каково место Польши в принятии решений.

Может быть, пора подумать о нейтралитете? Ведь если за полученную от Запада поддержку мы заплатили экспортом почти 3 миллионов граждан, ставших на Западе дешевой рабочей силой, то возникает вопрос: на что еще и за какую цену можно рассчитывать? Военная поддержка в случае конфликта с Востоком представляется очень сомнительной, а при возникновении проблем в лоне самого запада она станет чистой фикцией. Экономическую поддержку мы имеем только в рамках общего рынка, который действительно является наибольшим преимуществом Европейского Союза. Но мы не во всех аспектах являемся равноправными партнерами, что не позволяет нам воспользоваться данным преимуществом в полной мере. О технологической поддержке не стоит и говорить, потому что даже если ее нам окажут, то что мы будем делать с этой технологией? Мы что, сможем в результате лучше собирать мебель или повысим качество изготовления мачт для ветровых электростанций? У нас негде применить технологии, потому что практически отсутствует промышленность, способная в массовых масштабах использовать изобретения.

Нейтралитет в нашем случае позволил бы, прежде всего, добиться политической независимости от Запада, который по некоторым вопросам вынужден был бы сотрудничать с нами на действительно партнерской основе, так как отсутствие согласия повысило бы издержки функционирования до уровня, неприемлемого для всех участников рынка.

Разумеется, нейтралитет имеет свою цену, а необходимость ее платить требует жертв. Воодушевление миражами доходов от нетрадиционных источников газа создавало шанс получить собственный существенный потенциал развития, который позволил бы расширить диапазон вероятных решений. Но без этих миражей у нас нет никаких шансов обеспечить финансирование собственных потребностей, особенно если мы будем нейтральной страной. Слишком большую цену мы уже заплатили за преобразование государственного строя и еще придется нести издержки поддержания системы, одним из элементов которой станет стареющее общество. Вывод банален: у нас не будет свободных денег, которые позволили бы мыслить в категориях нейтралитета, потому что он всегда стоит дороже, чем верноподданническая и даже унизительная зависимость.

Но если мы хотим серьезно думать о сохранении себя как некой разновидности цивилизации западных славян, то придется, по крайней мере в 50-летней перспективе, предвидеть возможность скорректировать путь развития в совершенно другом направлении, поскольку, то что мы имеем сегодня, совершенно не устроит никого в будущем. Пока что не видно ничего, способного поправить негативные процессы предыдущего периода настолько, чтобы получить положительный для нас окончательный результат. Мысля этими категориями — категориями общей альтернативы развития — мы добились бы по меньшей мере того, что наши формальные партнеры были бы вынуждены в свои средне- и долгосрочные расчеты относительно нашей страны вносить поправку на возможную для нас альтернативу. Это дало бы возможность поднять ставки как в каждой отдельной игре, так и в общей игре.

Dodaj komentarz:

Twój adres email nie zostanie opublikowany.