Мягкая сила, Русский язык

Польшу может спасти только разрушение однородности медийного мейнстрима

К сожалению, наша страна является медиократией, то есть специфической формой парадемократии, в которой правящий истеблишмент поддерживает свою власть, воздействуя на массы при помощи информации, передаваемой через СМИ, которой они специально управляют, и формируемой таким образом, чтобы официальной, “польской”, а прежде всего серьезной считалась только и исключительно одна из официально распространяемых точек зрения на действительность. Все остальные извращаются, высмеиваются или утаиваются.

СМИ в нашей стране в подавляющем большинстве своем находятся в руках иностранного капитала, преимущественно немецкого или т.н. международного, но управляемого одним государством из-за большой воды, или из одной небольшой, но мужественной ближневосточной страны. Разумеется, это не имеет никакого значения, но может означать и очень многое, если провести исследование форм и содержаний предлагаемых сообщений по наиболее важным вопросам. Здесь нет случайностей, а также не возможны ошибки — с этой точки зрения, то есть по оказанию массированного влияния на людей и формированию общественных настроений, наш мейнстрим (в подавляющем большинстве случаев) не имеет себе равных. Некоторые издания и редакции пошли даже намного дальше, чем этого мог бы желать Йозеф Геббельс. У него не было интернета, телевидение работало короткое время и лишь в нескольких кварталах Берлина, не то что сегодня — трансляция лжи онлайн, в реальном времени, манипулирование информацией достигло небывалых масштабов. Но некоторые вещи не меняются, как, например, тенденциозные вопросы ведущего или субъективный подбор выступающих. Разумеется, на это необходимо обращать внимание, но очень мешает пугающее изобилие отвлекающих тем. В нашем публичном пространстве некуда шага ступить от обилия жирафов, кенгуру, гренландских акул и т.п. Только недавно один итальянский коллега-журналист объяснил автору, почему именно в Польше отвлекающие темы зоологического характера наиболее часто присутствуют в СМИ. Дело в том, что вид маленькой собачки, наверняка, вызывает позитивные эмоции, ведь это же очевидно. Но в таком консервативном обществе, как польское, эти собачки (акулы, жирафы, да что угодно) с печальными мордочками играют роль знаменитостей, которыми обычно заполняют эфирное время, например, в атеистической Великобритании или на некоторых американских каналах упрощения действительности. Там не известно, что такое жалость; в ход идут разводы, размеры пенисов, сужение влагалищ и вагинопластика, вперемешку с фото стрингов, втиснутых между набухшими от силикона дамскими или мужскими ягодицами. У нас бы такое не прошло, чистая правда, ведь чего можно ожидать от страны, где разлучают осликов в зоопарке, потому что вид их близости мешал одной местной даме-политику…

Сформулируем выводы. Наши СМИ (в основном, исключения немногочисленны) загружают внимание общества тривиальным медийным поносом, а в промежутках между накачиванием под давлением этих нечистот занимаются ловкими манипуляциями, особенно настойчиво акцентируя одни вопросы и приглушая другие, а есть и темы, которые замалчиваются и обречены на забвение. Но некоторые темы наши СМИ могут представить таким образом, что даже националистическая организация фашиствующих террористов, совершающая незаконный государственный переворот в соседнем государстве, несмотря на человеконенавистническую историю, зафиксированную на страницах своего движения, к которым она совершенно открыто обращается, может быть представлена как прогрессивная группа бунтующей молодежи, борющейся за свободу, демократию и лучшее завтра для своего Отечества.

Поскольку манипулирование управляемой информацией преобладает, необычайно трудно представить общественному мнению что-то другое, особенно объективное. Легче тем, кто знает иностранные языки, потому что они имеют доступ к сравнительно объективным глобальным СМИ, при помощи которых, как минимум, обнаруживая различия в акцентах на международных делах, которые расставляют в мире и в наших СМИ, можно сориентироваться в том, что не все ладно с нашей информацией (подчеркнем, что не во всех СМИ, а только в их доминирующей части). Кроме того, имеет место запаздывание во времени, часто то, что у нас представляется как зарубежная информация, происходило день тому назад или даже два! Сколько станций имеют собственных корреспондентов, передающих выступления серьезных политиков в Брюсселе? Разве каким-нибудь СМИ приходило в голову разговаривать на серьезные темы, связанные с Польшей, с другими политиками из ЕС, говорящими на иных языках, чем польский, лучше всего на их родных языках? Да ладно, не будем лезть в подробности, важно, что передают хорошие репортажи о встрече нового года или о важных событиях, происходящих на мазурских или морских пляжах. Кого интересует действительность? Ведь ее можно просто создать заново. К сожалению, большинство редакций именно этим и занимается, создавая действительность своими руками или делая творческие дополнения, в результате чего информация о событиях заменяется комментариями. Это величайшее преступление, более серьезное, чем замалчивание фактов. К сожалению, такова наша повседневность.

Единственным способом спасения нашего государства является нарушение однородости медийного мейнстрима! Без появления СМИ главного течения, реально конкурирующих между собой с точки зрения информации, вообще нельзя говорить о правдивости утверждений о свободе, так пропагандируемой нашими политиками. Не существует свободы без диверсификации источников информации, конкурирующих между собой! Наши убогие информационные агентства являются просто кальками западного мейнстрима, наше общественное телевидение не должно существовать, поскольку является пережитком коммунистической эпохи (будем последовательны), у нас также имеется несколько станций и частных редакций, в основном, с преобладанием иностранного капитала, который, между прочим, оказывает решающее влияние на то, кого назначать председателями или главными редакторами. Но проблема наша заключается в том, что, наличие множества СМИ с разными логотипами, вовсе не означает, что имеется доступ к многочисленным каналам передачи информации. Преобладающее большинство главных СМИ заполнено одной и той же жвачкой, различия сводятся к размеру бюста и цвету волос ведущей или степенью кретинизма ведущего. Радио не играет почти никакой роли, пресса и интернет — это немного другая история, но из-за доминирования бульварных СМИ, специализирующихся на исключительно зловонной грязи, общая картина пугает. Например, у нас не существует ежедневных газет, содержащих осмысленную информацию о том, что происходило накануне в парламенте, имея в виду не то, кто на кого наплевал. Не имеет значения, что сказал тот или иной депутат, важно иметь возможность прочитать репортаж о том, что там происходило. Чтобы понять это, стоит обратиться к серьезной британской или американской прессе, освещающей работу парламента. Там можно найти прекрасное описание дискуссии, ее основных сюжетов, рассказ о том, кто и за что выступает, все это дополняется интервью (даже телефонными). Читатель знает, с чем имеет дело, а парламентарии не красуются перед камерой, а концентрируются на реальной политике. Но для достижения такого информирования нужно было бы сойти на уровень комиссий сейма, а это уже трудно. Для этого репортер и оценивающий его материал ведущий редактор должны были бы обладать и общими знаниями (чтобы отличать важные темы от неважных), и специальными — а это уже нечто невозможное. На самом деле положение совсем другое, а кроме того, это и так никого бы не заинтересовало. Легче разместить фотографии, снабженные идиотскими комментариями, пусть по ним щелкают, накручивая посещаемость.

Без диверсификации источников информации, без прямой конкуренции между журналистами и редакциями и речи не может быть о том, чтобы люди получали для оценки объективную информацию. Без этого не будет свободы, будет ее имитация. Если только не случится чудо и в Польшу не войдет какое-то глобальное СМИ и не создаст заново редакцию и профильтрует источники с точки зрения степени важности информации. Автор, прогуливаясь однажды по скарышевскому парку, услышал от чирикующих воробышков, что это будет возможно лишь после того, как из польской общественной жизни уйдет отец всяческого зла, случившегося в польских СМИ после 1989 г., начиная от первоначального капитала на его «газетенку», удивительным образом появившегося из мрака конца ПНР, и захвата или раздела имущества некоторых организаций и заканчивая уничтожением людей при помощи диктофонов (и не только).

Но есть некая надежда, имеется в виду технический прогресс. Возможно, новые СМИ сами сформируют свои принципы функционирования под влиянием специфики доступа к новым платформам электронной связи, над которыми государства не имеют полного контроля, потому что техника все время опережает мышление цензоров. Поживем — увидим, во всяком случае “Obsetwator polityczny” останется небольшим островком свободы и объективной информации до тех пор, пока это будет возможно.

Translation: Vladimir Kharitonov [Владимир Харитонов] – автор этого текста КРАКАУЭР (KRAKAUER) скрывается за псевдонимом из-за опасения политических притеснений; tekst polski [tutaj] опубликован 3 января 2015 г.

2 komentarze

  1. Наталья

    Прошу автора высказать позицию по празднованию годовщины Освенцима и позиции/комментариев руководства Польши

Dodaj komentarz:

Twój adres email nie zostanie opublikowany.