Мягкая сила, Русский язык

Полонофобская пропаганда Запада опережает скептицизм по отношению к Западу в Польше

 СМИ правят миром. В некоторых странах, в основном, в странах-донорах ЕС, Польша становится новым-старым «мальчиком для битья», страной, которую можно сколько угодно высмеивать и унижать за мнимую интеллектуальную отсталость, реакционность и иждивенческую позицию, выражающуюся в исключительном желании получать от Запада субвенции.

В принципе, пока еще ничего не случилось. Хотя банальное высказыванием новой премьер относительно флагов в одном из помещений Канцелярии Председателя Совета Министров получило почти всемирную и уж наверняка европейскую известность. Запад хотел получить подтверждения отдаления Польши от Европы и, разумеется, получил его в словах госпожи Шидло, преувеличив их и подвергнув излишнему толкованию.

Это является доказательством утверждения, что не все на Западе так уж нас хотели и жаждали, как это показывает наша про-ЕСовская пропаганда. На самом деле не все страны признают нас равноправными партнерами и по мнению по крайней мере двух европейских стран нет никаких препятствий к тому, чтобы мы имели всего лишь несколько более углубленный статус полуколонии. Такая позиция важна потому, что она искренна. Нужно понимать «партнеров». Но сегодняшний статус всех государств Евросоюза является своего рода чрезвычайным цивилизационным достижением, которое не было бы возможным без частичных жертв и компромиссов.

Так как нас не хотели в Европе, то, вероятно, сегодня пошли на многое, лишь бы не возникала необходимость делиться с Польшей и поляками благосостоянием. У нас нет другой альтернативы, кроме стремления к сотрудничеству с Западом, а Запад может диктовать нам такие условия, какие захочет. Так почему бы не сделать эти условия еще более асимметричными? Кто может им это запретить? Это совсем не шутка, а настоящая борьба за место возле кормушки — чем слабее игрок, тем на большем расстоянии от загрузчика ему приходится кормиться и тем меньше достается варева.

У сегодняшней Европы много проблем и в последнюю очередь ее интересует проблема статуса Польши. Жаль, но, вероятно, такую проблему удалось создать и совсем не по вине поляков, потому что полонофобия на этот раз несомненно превосходит свойственный наше стране скептицизм. По мнению части правых СМИ Польши, организованная атака на Польшу является результатом стечения двух обстоятельств. Во-первых, это влияние в Евросоюзе политики проигравших политических сил, которые якобы портят репутацию Польши. Во-вторых, это результат работы некоторых польскоязычных СМИ, управляющие центры которых размещаются за границей. Совместные стремления субъектов этих двух типов к тому, чтобы доносить ежедневно плохие вести из Польши, приводят к тому, что мы имеем на сегодняшний день в немецкой прессе и других СМИ.

Но в данном случае речь идет не только о подготовке почвы для сокращения выделяемых нам средств ЕС, это, возможно, лишь одна из целей. Кроме того, речь может идти также о нейтрализации нашего вето в контексте нормализации отношений с Российской Федерацией. Униженная Польша не может выставлять никаких условий, тем более Польша, представляемая как евроскептическая страна. Доверие к ней существенно уменьшается с учетом того, что ее «главный союзник» находится за большой водой. Всё вместе должно привести к тому, что мы действительно станем еще сильнее зависеть от Европейского Союза, но уже в соответствии с измененными принципами.

Нужно быть готовыми еще и к тому, что после некоторого начального периода всеобщего замешательства наши правые не упустят возможность продемонстрировать свой евроскептицизм. В таком случае размеры полонофобии, которую захотят разрешить и которую готовы будут посчитать приемлемой заинтересованные страны Запада, перестанут соответствовать растущему евроскептицизму. Результаты окажутся плачевными, но пока еще все впереди. В крайнем случае все закончится тем, что мы станем изолированной страной, из которой выходит лишь то, что производится в логистических цепочках больших фирм. Диалога экспертов и элит нам, похоже, уже не приходится ожидать. Право-националистическое понимание государства и Европейского Союза совершенно не соответствует представлениям гендерной Европы, которая постепенно превращается в федеральное государство, являющееся подсобкой для Франции и Германии.

Управляющие нами политики находятся в тяжелой ситуации, потому что рискуют стать жертвами собственной политики, а конкретней — собственных фобий и предрассудков, используемых против них другими игроками. Сама потеря части средств ЕС в данной случае наименее значима. Хуже будет, если мы ответим на это ограничением свободы перемещения капиталов, требуя обложения налогами всего в пределах собственной страны. Тогда мы окажемся точно в том же месте, где находились перед вступлением в Евросоюз, и у нас будет очень мало времени, чтобы подумать о том, кто больше всех был заинтересован в таком обороте дел?

Translation: Vladimir Kharitonov [Владимир Харитонов] – автор этого текста КРАКАУЭР (KRAKAUER) скрывается за псевдонимом из-за опасения политических притеснений; tekst polski [tutaj] опубликован 30 ноября 2015 г.

Dodaj komentarz:

Twój adres email nie zostanie opublikowany.