Русский язык, Цитаты

Пожалуйста, будьте последовательны, господин президент!

 Читая выступление господина Анджея Дуды, президента Речи Посполитой, произнесенное им во время погребальных мероприятий “Инки” и “Загоньчика” [источник здесь], необходимо однозначно констатировать, что господин президент, к сожалению, не является президентом всех поляков. Более того, он даже не до конца признает непрерывность государственности, хотя в этом непризнании он поразительно непоследователен.

Анализировать выступление мы не будем. Это погребальная речь, нужно склонить голову и отдать дань уважения зверски убитым. Но в этом выступлении имеются такие фрагменты, которые относятся не только к памяти об убитых героях подполья, сражавшихся за независимость, они относятся также и к сегодняшнему дню, к тому, какие выводы делаются из нашей современности и недавнего прошлого. Их невозможно не заметить, поэтому, при всем уважении к погребенным мученикам борьбы за национальное дело, следует серьезно задуматься о том, какие образцы господин президент одобряет и каково его послание для 2016 г. Приводимые ниже фрагменты заставляют задуматься. Пусть каждый оценит их сам. Последующий анализ не является критикой и совершенно не нужно, чтобы он таковой являлся, и никогда бы он ею не был — так говорили мать, отец, или кто-то из родственников. Но если такие слова произносит президент государства, значит, и кто угодно другой свободен их интерпретировать и оценивать, потому что и господин президент оценивает и интерпретирует.

Во первых: “(…) если можно сказать, что до 89 г. существовал строй тех самых предателей, которые убили “Инку” и “Загоньчика”, то после 89 г. теоретически этого не было. Так почему же получилось так, что пришлось 27 лет ждать того, чтобы Польша похоронила своих героев?” Выше названный источник. Так же и далее.

— Строй тех же самых предателей? До 1989 года? Тех же убийц? Это значит, что в Польше до 1939 г. не убивали людей по политическим причинам? Каким же определением в связи с этим мы наделим тогдашнюю политическую власть? А в период войны? Приговоры т.н. подпольных судов, они все были достойны лишь восхваления и прославления, или же иногда все же просто ликвидировали и до сего дня не известно — почему? Кроме того, если мы признаем, что это был строй предателей, то тогда давайте их арестуем за предательство, существует параграф, причем без срока давности! Почему эти предатели ходят по улицам. Может быть, польское Войско Людове оккупировало Польшу? Если исполнялись приказы предателей, то значит были сообщники, поддерживавшие их строй. Если да, то почему мы выплачиваем этим пособникам пенсии? Давайте будем последовательными, ведь урезали же пенсии сотрудникам МВД. Вообще-то ведь масса людей в то время работала, вместо того, чтобы вести себя должным образом! Может быть, лишим их пенсии за период, отработанный в ПНР?

Но тогда почему же так долго ждали? Ведь у власти уже были правые. Почему же тогда дела не были доведены до выяснения обстоятельств этого преступления коммунистов?

Во-вторых: “Ведь есть нечто такое, как гордость героя, которую наследуют потом очередные поколения, но существует также и клеймо убийцы и оно также очень стойкое.”

— Это означает, что честь и позор передаются по наследству? Если да, то у нас проблема, потому что одна половина Силезии того периода сражалась в армиях канцлера Гитлера, а вторая половина сидела в лагерях и страдала от преследований. Часто это были двоюродные и родные братья, отцы и сыновья, это были дочери, выходившие за немцев, подписывавшие немецкие фольклисты. Ищем дальше? Находим без проблем контрабандистов, предателей и многих других, кто оступился в период последней оккупации. Так что же, их дети и внуки наследуют часть позора? Если да, то, может быть, проверим тех, кто разбогател в 1939–1945 гг.? Результаты нас всех смогут удивить. Но давайте будем последовательными.

В третьих: “а она начала бороться, хотя ей не было еще и 17 лет, бороться за возвращение Польши. А потом, несмотря на то, что борьба была приостановлена и уже казалось, что у нее будет нормальная жизнь, она все же пришла к выводу, что такая Польша которую кто-то стремится создать — это не истинная Польша, это не независимая Польша, это не такая Польша, как та, за которую она и другие сражались, и она вернулась в лес.”

— Это никак невозможно прокомментировать, потому что слова относятся к умершему человеку, а мертвые ВСЕГДА достойны уважения или, по крайней мере, молчания над могилой. Но именно из-за величия драмы смерти этого молодого человека необходимо задать вопрос, действительно ли мы хотим внушить молодежи и детям такие образцы поведения — образцы наивысшей жертвенности? Прошу не забывать о том, что в Восстании участвовали дети, в обороне Львова участвовали дети, за нами длительная история жертвенности самых младших, в том числе и ради того, чтобы мы могли писать и читать эти слова по-польски. Но дайте сами этому оценку. Сделать это не просто, потому что в данном случае мы говорим о смерти подростка! Как следует из слов господина президента, по сути своей, она была актом сознательной жертвы. Это очень серьезные слова. Но даже склонив голову, мы продолжаем думать. Пожалуйста, задайте себе вопрос, хоте ли бы вы, имея 17-летнюю дочь, чтобы она сознательно пожертвовала своею жизнью? Если уж президент высказал предположение, якобы оправдывающее эту жертву, то необходимо спросить, действительно ли в августе 1946 г. в Польше требовалось/стоило/следовало жертвовать жизнью? Ведь всем было известно о предательстве союзников, оставивших Польшу в одиночку противостоять могуществу НКВД, Красной Армии и, как сказал господин президент, — предателям, подразумевается предателям родины. Действительно ли молодые 17-18-летние польские женщины должны были сознательно жертвовать жизнью из-за Ялты и Потсдама, а позднее — из-за отказа от поддержки т.н. Лондонского Правительства? Из-за Родины? Из-за бабушки? Из-за того, что Польша не та? Люди, о чем мы вообще говорим! Президент упустил возможность разъяснить то, какой драматичной была судьба покойной Дануты Седик, а также многих из ее поколения (потеряла родителей, убитых немцами). Ее поколение немого моложе т.н. Колумбов, и немного старше возраста, когда мать может удержать их дома или спрятать в подвале.

В четвертых: “(…) Он был воспитан на мифе повстанцев, в первую очередь — январских. Она также —на мифе январских повстанцев, на мифе поколения ее родителей, вернувших Польше независимость, строивших иную Речь Посполитую.”

— Иную Речь Посполитую строили, в основном, крестьяне и рабочие, получая в награду нужду и голод. Тогдашние элиты могли позволить себе относительно высокий уровень жизни, пренебрегая потребностями общества. Давайте не будем вспоминать национальные мифы, потому что может оказаться, что это только мифы, от которых у нас мало что осталось. Прежде чем им следовать, нужно хорошо подумать. Тем более, что эту молодую женщину, в принципе, еще ребенка, били с особой жестокостью, пытали, остановим дальнейшее перечисление… Об этой цене создания национальных мифов, что поразительно, президент не упомянул. О страхе этого ребенка он не упомянул! О ее слезах — не упомянул! Хорошо, что по крайней мере режимная служба пропаганды показала этот потрясающий фильм (очень наивный в том, что касается истории), который, все-таки не смог передать хотя бы части страданий этой молодой женщины — этого ребенка.

В-пятых: “Почему в последние минуты своей жизни она написала: “скажите бабушке, что я вела себя, как нужно”? Не о том, что ее любит. Не о том, что — бабушка, все в порядке. “скажите бабушке, что я вела себя, как нужно”? Почему? Потому что бабушка ждала этих слов, чтобы быть уверенной, что внучка сохранила достоинство и семья сохранила достоинство. Видимо, она передала бабушке, а значит и старшему поколению то, что для нее было наиболее важным.”

— И снова шокирующее одобрение сознательной жертвенности человеком на пороге совершеннолетия. Молодой женщиной, которая могла бы жить. Поскольку это крайне серьезное дело — то, откуда господин президент берет образцы поведения в критических ситуациях, которые им явно одобряются. Нужно совершенно серьезно спросить, является ли достоинство как последний выбор равноценным жизни как последнему выбору? Если для господина президента в какой-то мере это так, то беда нам всем. Проблема заключается в том, что сегодня существуют такие технологии убийства, что может не оказаться того, кому мы сможем передать, как себя вели в мгновение последнего выбора. А как быть с христианской заповедью защиты жизни — всегда и везде? И в самом деле, давайте быть последовательными. Было бы прекрасной неожиданностью, если бы в такой момент господин президент сказал, что это большая и драматическая жертва, одна из наиболее болезненных, но в подобной ситуации, дорогая молодежь, постарайся ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ сохранить жизнь, то есть вести себя “надлежащим образом” — это просто сохранить жизнь. Потому что в этом мире только жизнь имеет значение. К сожалению, мы читаем слова, воспринимаемые просто ужасающе в контексте, поднятом на уровень архетипа. Нам нужны такие примеры поведения? А если бы так вели себя многие? Внимание, мы здесь не оцениваем, имела ли смысл конкретная смерть или нет. Никто не вправе это делать. Но все же нужно критиковать выступления политиков, которые ссылаются не на здравый смысл, а на миф. Мифы, которые предлагают выбор сознательного принесения жертвы — это плохие и вредные мифы.

В шестых: “Последним поколением великих героев, отдавших жизнь за Польшу, являются проклятые солдаты, варшавские повстанцы, все те, кто тога боролся. Сначала с Германией и советами, а потом с коммунистами и предателями.”

Разумеется, мы признаем такую логику, таково сегодняшнее изложение истории господином президентом и мы его глубоко уважаем. Но возникают два вопроса.

Во-первых: за какую Польшу и по поручению какого правительства боролись т.н. проклятые солдаты? Как представляется, “Инка” присягала т.н. президенту Речи Посполитой в изгнании и была принята в Армию Краеву. В 1946 году, если автору не изменяет память, этот президент уже потерял признание союзников, а АК была распущена еще в январе 1945 г. Так кому же служили те, кто боролся после этой даты? Почему боролись лишь с одним союзником и его помощниками (в номенклатуре господина президента — предателями)? Ведь и остальные нас предали, лишив поддержки правительство в изгнании! 6 июля 1945 г. прежние союзники Речи Посполитой, а именно, Великобритания и Соединенные Штаты, отказав в дипломатическом признании тогдашнему правительству РП в изгнании, признали создание Временного Правительства Национального Единства в качестве реализации решений конференции в Ялте в контексте создания польского правительства, признаваемого всеми странами т.н. Большой Тройки (Великобритании, США и СССР). Более того, они признали сфальсифицированными выборы в Польше, явившиеся чистым фарсом. Это простой вопрос, стоит попросить на его ответить, чтобы лучше понимать драматические факты того времени?

Второй: если бы сегодня появились люди, которые решили, что им предстоит нормальная жизнь, но примерно через год правления “перемен к лучшему” и господина президента Дуды пришли к выводу, что это не настоящая Польша, более того, это не свободная Польша, это не независимая Польша, это не такая Польша, за которую сражались часто при Военном Положении, или жертвуя собой ежедневно в течение всей жизни, вставая рано на плохо оплачиваемую работу и садясь в забитый автобус. Если бы эти люди “ушли в лес” или стали “городскими партизанами”, то мы назвали бы их террористами, повстанцами или проклятыми солдатами? Смелее, у нас хватает определений и прилагательных, Пантеон национальных мучеников у нас СИЛЬНО переполнен еще на 1000 лет вперед.

Будьте последовательными, господин президент! Поляки имеют право на правду, как бы жестока и беспощадна она ни была. Вероятно в первый раз за последние сотни лет (за исключением лет немецкой оккупации, потому что та власть говорила полякам правду, заметим, жестокую и человеконенавистническую правду) у власти существует шанс говорить гражданам правду . Ну, и как бы мы сегодня их назвали? Может быть так, как называем молодых людей, которые сменили вероисповедание на инокультурное и хотели бы ввести законы своей новой религии в нашей стране. Может быть полиция их схватит и суды отправят в психиатрическую лечебницу? Пора сказать гражданам жестокую правду — власть постоянно ожидает от подвластных ей соотечественников предельной жертвенности, потому что так бездарно ими управляет, что в некоторые исторические эпохи оказывается не способной реформировать государство, даже следуя примеру тех, кому в это же время удалось добиться намного большего.

Так почему же? Потому что так должно быть? Разве иначе быть не может? Очень хорошо, что Польша воздала честь убитым коммунистическим аппаратом безопасности, но следует помнить, что три дня назад в Сингапуре начали работать первые такси без водителей. Как-нибудь прорвемся…

Translation: Vladimir Kharitonov [Владимир Харитонов] – автор этого текста КРАКАУЭР (KRAKAUER) скрывается за псевдонимом из-за опасения политических притеснений; tekst polski [tutaj] опубликован 30 августа 2016 г.

Dodaj komentarz:

Twój adres email nie zostanie opublikowany.