Русский язык

О премьере, который поверил, что является Канцлером

 Изменения в правительстве, в том числе такое поведение, как у министра Бони, свидетельствуют о том, что мы имеем дело с процессом, вызывающим смущение. Как действующий министр может утверждать, что необходимо заменить все правительство? Впрочем, не только он один! Такого слабого, такого пораженного немощью премьера, у Польши еще не было. Правительство сильно авторитетом своих министров, его возможностями, вытекающими из их политического потенциала и профессиональных знаний, и прежде всего — из умения выбрать для себя советников.

В нашем случае на старый мусор ведомственной Польши, где правые и в самом деле не хотели знать, что делали пресловутые левые, где одни других хотели подчинить или утопить в ложке воды, чтобы не иметь конкурентов при разделе бюджетного торта, наложилась новая истинно византийская традиция. Она сводилась к борьбе за благосклонность вождя, который все решает и от которого все зависит.

Премьер Дональд Туск, вероятно поверил в то, что он является Канцлером, и все зависит от него, а наиболее печально то, что он и в самом деле свел правление в Польше к принципам канцлерской власти, при которой он является практически всемогущим и все распределяющим, при легком ограничении в пользу президента и коалиции. К сожалению, на берегах Вислы так править невозможно, поскольку у нас еще действует феодальный принцип: вассал моего вассала не является моим вассалом. И если в Германии все слушаются госпожу Канцлер, потому что в администрации и в субъектах, зависимых от государства, знают, что полностью зависят от ее воли, то в Польше премьеры бывают! Премьеров просто пережидают, а в правительства стреляют папками компромата и их свергают. Туск мастерски принял меры, чтобы от этого защититься, однако если он может устранить отдельные риски, то ничего не способен сделать с риском системным, связанным со столбиками поддержки партии «Право и Справедливость», а эти столбики неумолимы. Именно поэтому чиновничья гидра родственных и «коррупционноподобных» связей поднимает голову, внимательно наблюдая из своих нор, ям и других укромных уголков, достаточно ли еще силы у премьера, чтобы он мог приказывать. И одновременно всякий раз она не помогает, не чувствует ответственности и не участвует в деле реформирования страны по мере своих возможностей. Непросто управлять нашей администрацией, иногда это прямо-таки невозможно, скорее, это именно она управляет политиками.

Изменения, сделанные Туском, невозможно считать революцией, здесь и речи нет о каком-либо участии в управлении государством, о разрешении некой более широкой политической формулы: расширении поля диалога, усилении восприимчивости к социальным вопросам и т.д. По-прежнему в Польше паршивое неолиберальное правительство, в котором все зависят от суперканцлера и в любую секунду могут потерять свой пост, стоит только ему захотеть. Именно в этом контексте Дональд Туск вместе с господами Павляком и в настоящее время — с Пехочинским, несут полную ответственность за тот беспорядок и ту неорганизованность, с которым мы в настоящее время имеем дело в Польше. Возможно, с этим уже ничего нельзя сделать, не заменив тех, кто правит, и при этом понимая, что придется бороться с чумой при помощи холеры, то есть еще более ухудшая положение. Но ведь и самая длинная ночь подходит к концу, и появляется солнце.

Тем временем давайте предоставим кредит доверия, поверим в то, что при этом правительстве мы начнем получать новые союзные фонды и оно решительно обозначит новое направление развития польского государства. Давайте поверим в то, что это будет правительство борьбы с вызовами, прогресса, развития, принятия трудных решений, общественного компромисса, диалога, в том числе и диалога с профсоюзами и т.д. Давайте предоставим правительству кредит доверия не потому, что у нас нет другого выхода, пока господин Туск с господином Пехочиньским набирают в Сейме 231 «саблю». Прежде всего, речь идет о соблюдении приличий, ведь таким образом Дональд Туск признает поражение, исправляет ситуацию по мере своих возможностей, изменяет систему и все время несет за это ответственность. Он хочет показать, что у него благие намерения и что он стремится совершить новый цивилизационный скачок. Давайте поверим ему, потому что нужно верит в благие намерения и в то, что Польша способна на нечто большее, чем обеспечение большей части общества теплой воды в кране.

Мы подведем итоги деятельности премьера во время выборов. Тогда все, кто негативно оценивает его реформы, а также отсутствие реформ, смогут отдать свой голос, например, за лидера оппозиции или за того, кто им нравится. Тогда мы увидим, как поляки оценили правительство господина Туска и его второй срок полномочий с правительством 2.0. А пока же пусть он будет нашим не вполне удавшимся Канцлером. Пока у него есть такая возможность.

Translation: Vladimir Kharitonov [Владимир Харитонов]; Polski tekst [tutaj]

Dodaj komentarz:

Twój adres email nie zostanie opublikowany.