Русский язык

От цивилизационного скачка до попытки устоять на разъезжающихся ногах

 Цивилизационного скачка, о котором нам говорил господин премьер, не было и не будет. Зато есть прекрасный налет на кассу, а мы может гадать, на что пошли союзные деньги предыдущих бюджетов, а также почему, несмотря на практическое удвоение задолженности в последние годы, не видно никакого цивилизационного скачка? Или практически никакого…

Может быть, сначала стоит задуматься над тем, как этот цивилизационный скачок должен выглядеть? «До скачка Туска» Польша продолжала держаться за счет инфраструктуры, унаследованной от ПНР, предыдущих собственников государственной территории и многочисленных ремонтов. Кроме инфраструктуры, находившейся преимущественно в плачевном состоянии и бывшей недостаточной как в количественном, так и в качественном отношении, в стране были проблемы с человеческой мыслью. Дело в том, что человеческая мысль является весьма неуловимым эффектом функционирования человеческого капитала, ее овеществление происходит, например, в форме инноваций. У нас с этим делом были ужасные проблемы — нулевая или близкая к нулю восприимчивость к инновациям и даже отсутствие потребности всеобщего осознания полезности инноваций и целесообразности их внедрения. По этой причине инфраструктура была в плачевном состоянии или ее просто не было, а эффекты человеческой работы переставали играть какую-либо роль по мере ликвидации экономики, основанной на переработке и простой продукции.

Иными словами, из такого диагноза можно сделать следующий вывод. В начале правления господина премьера нам требовалось сделать, по крайней мере две вещи. Во-первых нужно было дать толчок развитию инфраструктуры: создать план ее построения, финансирования и оценки возможности эксплуатации. Во-вторых, требовалось подтолкнуть инновационность: заинтересовать людей в творческой работе, в том числе за счет создания им условий для этого.

И что получилось? Получилось, господа, что премьер ни в чем не виноват, он лишь канализировал определенные процессы благодаря союзным средствам, которых у него было много. В результате интенсификации процессов произошло обострение основных недугов системы и проблем, с которыми она борется непрерывно с начала трансформации, а может быть и еще дольше. Коротко: мы просто схалтурили с точки зрения социально-экономического и пространственного планирования, одним из проявлений чего является не функциональная и неудачная программа развития инфраструктуры, в которой, можно сказать, весь пар ушел в свисток, а не в поршни, выражаясь образно.

Аналогично, не получилось усиление человеческого капитала, поскольку центры его проявления, современные храмы знаний и мудрости (это две разные категории, к тому же часто проявляющиеся раздельно), деликатно выражаясь, были загажены старой грязью или остатками пенополистирола, а полистирол, как известно обладает такими особенностями, что его невозможно даже спустить в унитаз! Поэтому как могло что-то получиться? Вышло, как вышло! Мы истратили миллиарды на инфраструктуру, микроэлементы которой едва функционируют, а изучение потребностей научной среды необходимо начинать с поисков этой среды. К сожалению, как правило, если имеется желание сделать настоящую карьеру, синонимом которой являются деньги (такое изобретение финикийцев), то нужно погружать ноутбук и голову в самолет и лететь на другой берег Атлантики и на другой край еще одного континента. Там можно сделать карьеру и добиться признания. Как обстоит дело здесь, мы знаем. Достаточно обратить внимание на то, как часто повторяются одни и те же фамилии, часто в связи с одними и теми же организациями. Преимущественно, содержащимися на государственные средства. Ну да ладно.

Общий вывод таков. Мы совершили методическую ошибку, можно было начать чуть-чуть иначе. В первую очередь, в области инноваций. Необходимо было начать с поддержки стимулирования потребности в них, то есть с оплаты за предоставленные инновации, конкретные решения в конкретном месте (но не так, как, например, за информатизацию одного государственного фонда). Таким образом удалось бы оживить систему генерирования инноваций за счет накачивания в нее денег за результативность — реальные действия, например, администрации, поддержанного бизнеса (проблема инструментов), даже неправительственных организаций и т.п. и всегда — людей. Разумеется, часть средств ушла бы за границу, но это просто системная цена. Важно то, что удалось бы внедрить и реализовать в стране, даже ценой приобретения патентов для решения конкретных проблем. Но на самом деле получилось так, что у нас нет ничего: ни голов, ни идей, ни патентов. У нас по-прежнему есть наука, которую необходимо дотировать и которая или совсем ничего не может предложить, или предлагает весьма немного инноваций.

В вопросах инфраструктуры умных нет, но наверняка принятая догма регионального развития, из которого исключены города, еще за себя отомстит. Речь идет не о том, что от трансформации и Европейского Союза преимущественно выигрывают жители деревни, пусть им достается как можно больше. Проблемой в течение многих лет является то, что все правительства Польши не замечали городов. В результате мы имеем то, что имеем. Очередные региональные оперативные программы, согласно которым мостят рыночные площади в маленьких деревнях, восстанавливают церкви, строят бассейны. В маленьких населенных пунктах, где они не смогут окупиться или соответствовать некоторому уровню, но имеют политическое значение для локальных и региональных системных властей.

В результате мы остаемся в позе пытающегося устоять на разъезжающихся ногах. И долги также при нас!

Translation: Vladimir Kharitonov; tekst polski [tutaj]

Dodaj komentarz:

Twój adres email nie zostanie opublikowany.