Отношения с Украиной, Литвой, Беларусью, Швецией, Словакией и история

Обманываться в международных и межгосударственных отношениях — это идиотизм, проявление мечтательности или слабости. Эти отношения из-за своей природы всегда должны отличаться прагматичностью, а также быть в определенной степени сбалансированными. Как раз эта сбалансированность является — или по крайней мере должна быть — движущей силой всяческого развития этого типа отношений. Сбалансированность может быть многообразной, настолько многообразной, насколько много имеется — и, что одинаково важно, было — плоскостей отношений с соседними государствами (нациями) в последние годы. Так уж сложилось,что история отношений с нашими южными, северными и восточными соседями, была, деликатно выражаясь, довольно трудной. Частично она до сих пор не закрыта, в некоторых случаях она извращается, а иногда о ней говорится не вся правда, что имеет место даже сегодня в польском Сейме и является доказательством непонимания или неправильного понимания государственных интересов или, по крайней мере того, без чего нет нации — ее истории.

Без выяснения даже самых трагических страниц истории межнациональных отношений не может быть и речи о строительстве будущего, поскольку навсегда остается не подведенным итог счетов взаимных обид. Тот, кто думает, что об истории можно забыть — просто глупец или полезный глупец, поскольку даже тривиальная прагматичность или прагматичность из вежливости предписывает относиться к ситуации таким образом, чтобы воспринимать ее правильно и в этих обстоятельствах правильно себя вести. Ну, а как можно себя вести в отношениях с бывшими палачами своей нации? Или с более второстепенными мучителями и гонителями? Обычными организованными бандитами, тривиальными грабителями или оккупантами? Как-то вести себя можно и даже следует, но нормально, по-соседски, без фальшивых преувеличенных жестов дружбы и братства.

Это означает, что можно иметь дружественные межгосударственные отношения с национальным государством своих бывших мучителей, но не следует стремиться как можно скорее заключить с таким государством союз, даже если такой шаг диктуется текущей политикой. Только и исключительно по той причине, что убийце и его родственникам не подают руки. Здесь не действует правило, согласно которому если у нас общий враг, то мы — друзья! Его аннулирует вопрос о том, кто является нашим врагом. Ответ банальный — оба. Нельзя отрицать историческую обусловленность, поскольку при этом мы отказываемся от части себя.

Тем временем мы, государство с не урегулированными историческими вопросами с Украиной, бессмысленно и совершенно независимо от наших действительных интересов, форсируем принадлежность к Европе украинского государства и даже создали отдельную ось союзной восточной политики на привлечении Украины к Европейскому союзу, а может быть и к НАТО. При этом аргументы на уровне господина Бжезинского — что, якобы, без Украины Россия никогда не станет империей — утратили право на существование в эру нефтедолларов и экономик знаний. Ведь для нас нет никакой объективной выгоды от того, что мы форсируем привлечение Украины. Создание из нее “буфера” может быть не только иллюзорным, но и способно привести к несчастью раздела этой большой страны, поскольку — о чем в Варшаве, видимо, забыли — почти половина ее граждан считает себя русскими или почти русскими (гражданами СССР)! Тот, кто не знает, о чем идет речь, пусть не делает вид, что Донбасса не существует! Но одновременно нельзя от украинцев требовать, чтобы они пали перед нами на колени и просили прощения. Ничто не мешает этому прекрасному и гордому народу просто самому разобраться со своею собственной историей и самому перед собой сознаться в том, что часть его представителей сотрудничала с гитлеровской Германией и совершила геноцид поляков, евреев, а также своих собственных земляков, служившим в Красной Армии. Нельзя заклинать действительность и силком “европеизировать” нацию, которая не рассчиталась с грузом своего собственного прошлого, даже если это потребует от нее пролить много слез и провести много политических дискуссий. Украинцы должны сами друг другу посмотреть в глаза, а потом — возможно — протянуть соседям руку, которая с нашей стороны, наверняка, будет принята с благодарностью и дружбой. Но нельзя относиться релятивистски к истории, в особенности если имело место организованное преступление геноцида и этнических чисток, а сегодня продолжается безмятежная пассивность по отношению к приходящему в негодность общему историческому наследию! Нация, которая разберется с собственной историей и не попросит прощения у семей своих жертв, должна считаться с тем, что родственники неотомщенных когда-то могут захотеть сравнять счет обид. Это не угроза, такова реальность.

Аналогичным образом, назрела литовская проблема. У нас нет никакой заинтересованности в присутствии Литвы в НАТО, и мы совершенно не обязаны умирать за право на свободу тех, кто убивал своих польских соседей в Понарах или других местах казней поляков и евреев на теперешней государственной территории Литвы. Более того — назовем вещи своими именами — литовская государственная и национальная ненависть по отношению ко всему польскому, проявляющаяся в запрете польского написания фамилий в официальных документах и в других ограничениях, является ничем иным, как обычным преследованием национального меньшинства. Должны ли мы, принимая это во внимание, защищать Литву в случае направленной против нее внешней агрессии? За что и во имя чего? Не дождутся! Нужно как можно скорее потребовать пересмотреть Вашингтонский Договор, делая более реальными наши обязательства по отношению к этому исключительно недружественному к нам народу и государству, проводящему политику вражды по отношению к Польше. Пусть литовцы обходятся сами, желаем им всего наилучшего, тем более что трудно себе представить,чем они могли бы нам помочь. Во всяком случае, литовцы очень хотят, чтобы поляки уже больше не умирали за Вильно. Значит, так тому и быть! Будем друзьями, давайте уважать друг друга, а отношения пусть будут симметричными, причем не имеет никакого значения, что это государство меньше Польши!

Беларусь и белорусы для нас являются своего рода “младшими русскими”, а в сущности, мы до конца не знаем — чем и кем они являются, поскольку эта государственность является, во-первых, пережитком советских времен, и, во-вторых, из-за своей политической модели и отсутствия настоящего сближения эта страна для нас очень чужда. Это само по себе ненормально. Мы заинтересованы не только в существовании белорусской государственности, но и в усилении и поддержке этнического своеобразия белорусов, фактически “центральных славян”, поскольку лучше такой буфер, чем никакого.

Наши отношения со Швецией, как ни с одной другой страной, полностью оторваны от исторического контекста, а следует помнить что это страна непосредственно причастна к началу упадка отечества наших предков. Масштабы грабежа, который учинили на территориях польской короны шведские солдаты, никогда не были должным образом оценены. Но при каждом посещении шведского музея, замка или тамошней усадьбы можно заметить доказательства шведского воровства, преступлений и грабежа. Немыслимо, чтобы чей-то дедушка, являясь вором и грабителем, потом, когда он становится слабее, объявляет нейтралитет и его внуки оказываются избавленными от наказания и мести. За историческую вину надо платить. В случае шведских преступлений и при таком масштабе грабежа Польши мы способны без труда, несмотря на то, что прошло 300 лет, указать конкретные вещи, которые были у нас украдены или уничтожены (имеются разрушения, которые до сих пор не восстановлены!). Разумеется, позитивно оценивая сегодняшнюю демократическую направленность шведского государства и его приятных и дружелюбных граждан, мы, тем не менее, не можем не чувствовать себя обворованными, когда стоим в шведском музее. Да, господа, они сегодня богаты также и по той причине, что 300 лет назад обокрали наших предков! Масштаб воровства открыла недавно Висла, в которой обнаружился утонувший когда то обломок фонтана и фризов, похищенных шведскими грабителями из польской усадьбы! Поэтому давайте относиться к нашим симпатичным соседям с симпатией и дружбой, но будем постоянно давать понять, что следует мирно урегулировать счет обид! В конце концов, если они хотят дружбы и мирного добрососедства, пусть поспособствуют нормализации отношений, а до тех пор, пока старые преступления и грабежи не урегулированы и не произнесено слово “простите”, и говорить нечего о настоящей дружбе.

Словацкое государство обременено грехом участия в четвертом разделе Польши, который оно совершило сообща с Германий Адольфа Гитлера и СССР Иосифа Сталина. Словацкие войска совершили агрессию на Польшу вместе с Германией, которой была предоставлена словацкая территория для развертывания войск перед фланговой атакой на Малую Польшу. Словацкие солдаты убивали поляков без объявления войны и даже без предъявления ультиматума! Правда, потом словаки устами одного из министров попросили прощения за это бандитское нападение без объявления войны, но этого недостаточно. Слишком мало для начала отношений с вновь созданным государством. Тут мы должны настоятельно ожидать словацкой активности, а в особенности извинений, чего прямо-таки требует преступное поведение словаков. Но здесь нет вины государства, поскольку современная демократическая Словакия не является правопреемником фашистского эфемерного образования военных мрачных времен, но об арестах и передаче немцам польских курьеров, направляющихся из Кракова в Венгрию мы будем помнить еще 1000 лет.

Невозможно жить историей, чем польское государство и не грешит, потому что в течение 23 лет политической самостоятельности оно продемонстрировало разнообразными способами, что его и польский народ удовлетворяет теперешний статус кво, унаследованный еще от сталинского наведения порядка. Очень странно, но мы “добровольно” отказались от ведения переговоров на тему компенсации за утраченное имущества или погибших. Благодаря этому оказалось возможным построить совершенно добрососедские и нормальные межгосударственные отношения с нашими соседями. Но преступления, совершенные против нашего народа и еврейского народа, являющегося составной частью Речи Посполитой, никогда не удастся забыть, и наши соседи должны продемонстрировать немного обычного понимания ожиданий польской стороны, а не перевирать историю и не притворяться, что никаких проблем вообще не было. Правду показывают национальные учебники истории.

Больше всего в этом вопросе зависит от позиции наших властей, которые осуществляют политику, совершенно оторванную от фактов и исторических свидетельств. Но вспомним: убийце не подают руки, а также, скорее всего, стремятся избегать его сына, особенно если его отец убил кого-то из нашей семьи, а сын молчит и притворяется, что не понимает, о чем идет речь, или лжет.

Современная Речь Посполитая имеет полное моральное право требовать, чтобы чтили память всех его граждан по состоянию на 1 сентября 1939 года, поэтому наша историческая политика должна быть одинаковой по отношению к преступлениям против всех граждан Речи Посполитой, независимо от национальности, языка или вероисповедания. Аналогично, следует стараться требовать уважения к историческому наследию, часто это единственное, что остается после чьей-то жизни. Особенно болезненно в этом отношении воспринимается поведение — которое правильнее назвать безучастностью — государственной власти Украины. Памятники нашей общей истории ветшают на глазах. Достаточно проехать немного дальше на восток, чтобы это увидеть, хотя даже, например, во Львове можно испытать шок при виде перестроенных входов в исторические, примерно 700-летние, здания! Я уже не говорю об исчезающих памятниках еврейства! Это невосполнимые потери!

Перечисленные выше вопросы не будут основной осью польской межнациональной и межгосударственной политики на указанных направлениях, но об этих вопросах нельзя забывать, поскольку отказываясь от требования уважать память погибших поляков, — а часто это наши близкие родственники — мы просто отказываемся от самоуважения. Стоит помнить и о том, что при этом на польской стороне мы сохраняем повод для требований компенсации утраченного имущества и мести, а это уже имеет государственное значение, поскольку может испортить наше будущее.

Translation: Vladimir Kharitonov

Dodaj komentarz

Twój adres email nie zostanie opublikowany.