Русский язык

Основы польских государственных интересов на востоке

 Рассмотрение польских государственных интересов в их восточной перспективе через призму желания избежать «неволи» и изолироваться от влияния Российской Федерации и даже отношений с нею, в том числе и в особенности попытки нанесения вреда ее политике настолько, насколько возможно сделать это из Варшавы — ЭТО САМАЯ БОЛЬШАЯ ГЛУПОСТЬ И ГРЕХ ПОЛЬСКОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ.

Вообще, настраивать себя заранее против кого бы то ни было по историческим причинам — это идиотизм. С немцами у нас почти «любовь», правда, без взаимности, но это не благодаря примирению, а благодаря прагматичному пониманию Берлином своей выгоды. Германии наиболее необходима стабильная, предсказуемая, находящаяся под контролем, с постепенно уменьшающимся населением и зарастающая лесами Польша. Мы являемся просто идеальным буфером, в основном, по той причине, что идеологически нас легко натравить на выдуманного врага, с которым они, наши господа и властители ведут прекрасный и сверхприбыльный бизнес.

Механизм примирения, относительно которого мы можем и заблуждаться, мы используем на востоке избирательно. Конкретно, в случае Украины мы сами не говорим о геноциде! А вот в случае СССР, формальным наследником которого является Российская Федерация, мы используем обвинение в геноциде очень часто. В то же время с Литвой не удается выстроить отношения, даже прагматические. С одной стороны, неизвестно, что этим литовцам нужно и почему они нас так ненавидят и преследуют наше меньшинство. А с другой стороны, если честно — подчеркиваю — честно посмотреть на то, как несколько раз очень неуклюже мы пытались диктовать им принципы добрососедского сотрудничества, то совсем не удивительно, что они так раздражены и им так надоела наша неуклюжая политика.

О Беларуси и говорить не стоит, потому что эта страна движется своим путем, а мы, не имея в этом никакого собственного интереса, вставляем белорусам палки в колеса, что не только грустно, но и не пристало в отношениях между соседями. Независимо от того, кто и как там правит, с близким соседом, общество которого издавна относится к полякам очень положительно, необходимо иметь образцовые добрососедские отношения. Можно кривиться по поводу того, что там избивают своих студентов, что они не возвращают собственность православной или католической Церкви, посылать делегации, разговаривать, сетовать, но соседей нужно уважать и сотрудничать с ними. Однако то, что мы официально делаем с Беларусью, называя ее «колхозом» или, что еще хуже, рассматривая ее как реликт «империи зла» — это крайняя глупость. В ней нет никакой политики, никого стратегического мышления, страдает даже торговый обмен. А ведь это страна, которая может нам предложить много, действительно, очень много! К сожалению, отношения с Беларусью испорчены по вине единственного человека, который ни в коем случае не должен быть министром правительства в Польше, особенно занимающимся иностранными делами. Нам еще придется когда-нибудь просить у белорусов прощения.

А выискивание в России врага — нечто ужасное, это невозможно объяснить даже фобиями и психическими заболеваниями, потому что нельзя постоянно быть настроенным негативно, в основном, по историческим причинам, преимущественно неправильно рассматриваемым как наша историческая обида, нанесенная русским народом. Катынь, Ялта, ПНР, а кроме того, не поддающаяся обоснованию никакими фактами теория смоленского преступления! Словно и этого мало, мы еще избили российских болельщиков на Евро 2012! Стыд, позор, нет слов, о поджоге ограды посольства и говорить не стоит, чтобы не усугублять масштаб недопонимания и глубину пролегшей между нами пропасти.

Ведь если бы мы строили свою государственность как некую противоположность государственности русской, и в самом деле опасаясь ее могущества, то нам надо было совсем по-другому организовать государство. То, что у нас есть сегодня, невозможно не только защитить, но это прямо-таки какой-то диссонанс. Наши элиты, зная, какие мы ужасно слабые и бедные, ссоря нас с русскими, просто хотят снова устроить для нас резню! Потому что как иначе можно объяснить «стратегию» немощного государства, царьки которого, руководствуясь собственным пониманием правоты, задались целью «навкалывать» шпилек правителю соседней империи? Это крайний дебилизм! Иначе объяснить наше официальное отношение к Российской Федерации просто невозможно, его вообще невозможно объяснить, ему можно только соболезновать.

И если на основании того, что представлено выше, кому-то кажется, что «вырывая» Украину из «объятий» Властелина Севера, они реализуют польские государственные интересы, то это просто глупость и непонимание наших интересов на востоке. Тезис Бжезинского, служащий для объяснения всей нашей восточной политики — это история. Он утратил свою справедливость одновременно с появлением общедоступных микропроцессоров, а об его актуальности в эпоху экономики знаний даже и говорить не стоит, чтобы не показаться смешным. Никто уже не мыслит такими категориями, кроме недотеп в Варшаве! Прежде всего, Россия была, есть и будет Империей, нравится нам это или нет, потому что таково следствие потенциала этой огромной страны. Украина для России является в высшей степени ценной добычей, но скорее с точки зрения престижа. Не требуется больших усилий, чтобы ее восточная часть отделилась и вошла в состав России. Но то, что это означает гражданскую войну и дестабилизацию невообразимого масштаба, недоступно воображению безмозглых поджигателей в Варшаве, или они не желают принять это к сведению. Это превышает возможности восприятия варшавских стратегов! Впрочем, о чем мы говорим, очевидно и ясно, как солнце, что в контексте восточной политики наши власти всегда являются троянским конем, или точнее троянским ослом.

Здесь нет никакой реализации наших государственных интересов, которые могли бы быть такими: ТОРГОВАТЬ, ПРОДАВАТЬ — ПОКУПАТЬ — ИНВЕСТИРОВАТЬ как можно больше, изо всех сил проталкивать товары по всей России, на Украину, Беларусь, куда получится, а также реэкспортировать из России в Китай или Монголию, повсюду, где удастся построить логистическую базу. Параллельно как можно больше импортировать, перерабатывать, если получится, и как можно больше реэкспортировать. Кроме того, принимать людей, уже давно не должно быть виз, а получение разрешения на работу в Польше для русского, белоруса или украинца должно быть формальностью. Если бы мы захотели, то могли бы стать замковым камнем, настоящими воротами, через которые можно вести торговый обмен всего восточного пространства с Европой и Европы — с Россией и другими странами, с ней соседствующими.

Как в этом случае следует понимать наши государственные интересы? Экспортируя и массово импортируя из России? Инвестируя туда и разрешая размещение российского капитала в Польше, а не на Кипре? Насколько в этом случае мы стали бы богаче? Насколько серьезнее к нам относились бы в Европейском Союзе? Насколько более важным партнером мы стали бы для американцев? Возможно, Калининград уже был бы областью, подчиняющейся особым законам, экономически интегрированной с Европейским Союзом? Беларусь стала бы дружественной страной, где процветали бы союзные, а не китайские, инвестиции? Внимание, никто не говорить здесь об игре с востоком и западом, для нее мы слишком слабы. Речь идет лишь о возможности сохранения правильных пропорций, чтобы стараться быть партнером — по природе своей партнером более слабым, что для обеих сторон объяснимо, учитывая различие потенциалов. Но это политика совсем иного свойства, чем быть клиентом одной стороны и почти врагом — другой! Из 17 сентября нельзя сделать вывод о необходимости без размышлений превратиться в славянский ланд Миттельойропы!

Но рассуждать о том, что могло бы быть, можно сколько угодно, в то же время есть то, что получилось. Польские государственные интересы на востоке понимаются как совокупность каких-то непонятных исторических претензий, уважения которых противоположной стороной нам невозможно добиться. Мы лишь вызываем достойное сожаления отвращение и неприязнь, поскольку известно, что разговор с поляками с определенного момента становится неприятным. Зачем нам все это? Во имя чьих интересов польская оппозиция и один из важных европарламентариев хотят «вырвать» Украину из «объятий» Кремля? Что это нам даст? Какова будет реакция российской стороны?

Давайте очнемся, пока тень Искандеров еще не заслонила нам солнце… Давайте забудем о ягеллонской политике в любом ее варианте, станем нормальными дружелюбными соседями, действительность и в самом деле изменилась, не нужно жить в притворной убежденности, что результат битв по-прежнему определяют гусары, а червонные злотые — являются наиболее востребованной в Европе валютой…

Translation: Vladimir Kharitonov [Владимир Харитонов] Tekst polski [tutaj]

Dodaj komentarz:

Twój adres email nie zostanie opublikowany.