Русский язык

Оборонительную войну мы проиграли в сентябре, но уже 1938 года

 Правительство СССР и Правительство Германии

Руководимые желанием укрепления дела мира между СССР и Германией и исходя из основных положений договора о нейтралитете, заключенного между СССР и Германией в апреле 1926 года, пришли к следующему соглашению:
Статья I. Обе Договаривающиеся Стороны обязуются воздерживаться от всякого насилия, от всякого агрессивного действия и всякого нападения в отношении друг друга как отдельно, так и совместно с другими державами.

Статья II. В случае, если одна из Договаривающихся Сторон окажется объектом военных действий со стороны третьей державы, другая Договаривающаяся Сторона не будет поддерживать ни в какой форме эту державу.
Статья III. Правительства обеих Договаривающихся Сторон останутся в будущем в контакте друг с другом для консультации, чтобы информировать друг друга о вопросах, затрагивающих их общие интересы.
Статья IV. Ни одна из Договаривающихся Сторон не будет участвовать в какой-нибудь группировке держав, которая прямо или косвенно направлена против другой стороны.
Статья V. В случае возникновения споров или конфликтов между Договаривающимися Сторонами по вопросам того или иного рода, обе стороны будут разрешать эти споры или конфликты исключительно мирным путем в порядке дружественного обмена мнениями или в нужных случаях путем создания комиссий по урегулированию конфликта.
Статья VI. Настоящий договор заключается сроком на десять лет с тем, что, поскольку одна из Договаривающихся Сторон не денонсирует его за год до истечения срока, срок действия договора будет считаться автоматически продленным на следующие пять лет.
Статья VII. Настоящий договор подлежит ратифицированию в возможно короткий срок. Обмен ратификационными грамотами должен произойти в Берлине. Договор вступает в силу немедленно после его подписания.
Составлен в двух оригиналах, на немецком и русском языках, в Москве, 23 августа 1939 года.
По уполномочию Правительства СССР В. Молотов
За Правительство Германии И. Риббентроп

[Приведенный выше текст повторяет источник “Полный текст пакта Молотова-Риббентропа”. Намеренно использован стандартный шрифт, чтобы читатель понял, что перед ним, лишь в процессе чтения.]
Секретный дополнительный протокол к договору о ненападении между Германией и Советским Союзом
При подписании договора о ненападении между Германией и Союзом Советских Социалистических Республик нижеподписавшиеся уполномоченные обеих сторон обсудили в строго конфиденциальном порядке вопрос о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе. Это обсуждение привело к нижеследующему результату:
1. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Прибалтийских государств (Финляндия, Эстония, Латвия, Литва), северная граница Литвы одновременно является границей сфер интересов Германии и СССР. При этом интересы Литвы по отношению Виленской области признаются обеими сторонами.
2. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Польского Государства, граница сфер интересов Германии и СССР будет приблизительно проходить по линии рек Нарева, Вислы и Сана. Вопрос, является ли в обоюдных интересах желательным сохранение независимого Польского Государства и каковы будут границы этого государства, может быть окончательно выяснен только в течение дальнейшего политического развития. Во всяком случае, оба Правительства будут решать этот вопрос в порядке дружественного обоюдного согласия.
3. Касательно юго-востока Европы с советской стороны подчеркивается интерес СССР к Бессарабии. С германской стороны заявляется о ее полной политической незаинтересованности в этих областях.
4. Этот протокол будет сохраняться обоими сторонами в строгом секрете.
Москва, 23 августа 1939 года
По уполномочию Правительства СССР В. Молотов
За Правительство Германии И. Риббентроп
[Приведенный выше текст повторяет источник “Полный текст пакта Молотова-Риббентропа”. Намеренно использован стандартный шрифт, чтобы читатель понял, что перед ним, лишь в процессе чтения.]

***

Удивительно, что польскоязычные СМИ и СМИ, работающие в Польше, забыли о годовщине подписания этого неслыханно важного исторического документа, последствия которого мир испытывает до сегодняшнего дня. 23 августа 1939 г. пакт Риббентропа-Молотова — это дата, о которой необходимо помнить. Прочитать эти документы чрезвычайно интересно, особенно сопоставляя с текстом Мюнхенского Соглашения. При чтении последнего обратите внимание на то, что подпись Гитлера стоит первой.
Эти два документа показывают формулу тогдашних отношений в Европе, одновременно являясь свидетельством определенной эпохи, которая не сможет повториться даже в самой приукрашенной формуле. Мы, поляки, должны осознавать, что если бы не было Мюнхена, почти наверняка не было бы и пакта Риббентропа-Молотова. Это не значит,что не было бы другого договора между Германией и СССР,касающегося раздела Польши и других “буферных” стран.
Но именно Мюнхен проложил дорогу в Москву, это в Мюнхене Канцлер Гитлер стал одним из равных среди тогдашних европейских держав, а СССР был полностью, абсолютно и целиком исключен и не допущен к столу переговоров, хотя советское правительство объявило о поддержке Праги, только не смогло ее оказать, в основном, по географическим причинам и из-за позиции санационных властей Польши, которые не смогли себе представить прохождения Красной Армии в Чехословакию, что изменило бы тогдашнюю стратегическую ситуацию Польши, на их взгляд, настолько драматично, что это просто не умещалось в голове.
К сожалению, в Польше, руководимой тогда жалкими остатками санационной диктатуры, не было никого, кто вообще мог себе представить возможность изменения союзов и помощь СССР в деле защиты Чехословакии. Разумеется, справедлива мысль, что в тамошней реальности это было настолько же правдоподобно, как производство микропроцессоров, но польская дипломатия и ограниченность наших элит привели к такому пугающему отсутствию воображения, что сегодня об этом невозможно не сказать. К сожалени, у нас была тогда, деликатно выражаясь, в высшей степени продажная элита, поскольку для нее были ближе салоны и кредиты тогда имперской Франции, чем мышление в категориях государственности, то есть о выживании между двумя промышленно развитыми державами, перед которыми мы были безоружны и не имели никаких шансов выстоять в одиночку, не говоря уже о двойном ударе, произошедшем в памятное 17 сентября. Но то,что в тогдашней Польше не было буквально никого — кроме Картузской Березы — кто был бы в состоянии выйти за пределы догмы о выживании в качестве буфера-форпоста на кредитном поводке Франции. Можно с уверенностью утверждать, что оборонительную войну мы проиграли именно в сентябре, но 1938 года.
23 сентября 1939 г., пакт Молотова-Риббентропа, и 29 сентября 1938 г., Мюнхенское Соглашение — эти две даты мы должны запомнить как пример агонии системы, основанной на трактатах, которые стоят ровно столько, как бумага, на которой они были написаны, если за ними не стоит реальная сила и свободная воля, которая, контролируя свободны умы, с полным сознанием своего места и положения, а также решений, которые они могут принять, будучи согласны на цену, которую придется заплатить и последствия.
Сегодня нельзя утверждать, что в 1938 году элита в Польше должна была примириться с СССР Иосифа Сталина, чтобы бороться против гитлеровской Германии. Даже если бы это случилось, то мы закончили бы свой путь марионеточным государством одной из сторон, поджаренным на броне танков другой стороны. Война между двумя державами была вопросом времени, она должна была разгореться по причинами идеологического характера, поскольку тогдашний масштаб безумия в Германии был просто невообразимый.
Сегодня мы заинтересованы в прагматическом подходе к исторической политике, что гарантирует более объективный взгляд на собственную историю, чем освященный традицией. У нас были в то время такие элиты, какие были, международное положение было драматичным. Сегодняшнее положение намного лучше, но, к сожалению, наши элиты еще хуже, поскольку прежние, по крайне мере, имели приличное образование и отдавали себе отчет в том, что предают или, скорее, бросают “хамов”, когда мчались на своих шикарных лимузинах проклятым шоссе на Залещики — к символическому выходному отверстию системы пищеварения II Речи Посполитой. Через него убежали те, кто хорошо себя чувствовал в Польше, хорошо питался и вел прекрасную жизнь — за счет тех, кто остался в качестве добычи победителям.

Translation: Vladimir Kharitonov

One Comment

  1. Насколько я вижу по польскому оригиналу статьи, в Польше мало кто это читает. И еще меньше желают что-либо по этому поводу сказать.

    Точка зрения, изложенная в статье, распространена в России. И все, кто интересуется историей взаимоотношения с Польшей эту точку зрения поддерживают. Дело в том, что она логична. В ней нет истории о темных человеческих пороках, мрачных диктаторах, жаждущих крови, и подлых “ударах в спину”. Это история о столкновении интересов государств и неверных политических решениях. А так же о застарелых комплексах и стереотипах, которые только негативно влияют на современность и сегодня и тогда. Банальнейшая картина о банальных людях. Поэтому достойна доверия.

Dodaj komentarz:

Twój adres email nie zostanie opublikowany.