Надо помнить о заборах Польши

Годовщина принятия конституции 3 мая дает повод вспомнить давнюю историю, которая определила на века наше существование, влияя своими дальними последствиями и на сегодняшний день и на сегодняшнюю жизнь нации.

Дело в том, что большего зла, чем заборы Польши Австрией, Россией и Пруссией никто никому не причинил. Хотя мы и избежали печальной участи Карфагена, но нас лишили на 123 года права на свободу решать свою судьбу и оценивать результаты собственной работы. Фактом является то, что большой вклад в утрату независимости внесли мы сами, а особенно многочисленные семейства предателей отчизны, которые выслуживались перед иностранными властителями. Пусть навсегда будут прокляты их фамилии и любая память о них: Щенсны Потоцкий, Ксаверы Браницкий и Северын Жевуский. Фамилии этих проклятых предателей должныбыть стерты из польского словаря и народной памяти.

Но не позволим себя обманут пропаганде мастеров просветительства: не было бы заборов, если бы не агрессивная политика наших соседей, которые видели в убийстве Речи Посполитой выгоду для себя — возможность введения совершенно новой раздачи карт в Политику. Не было позволено изменить строй, не было позволено обновить государство в духе наиболее “просвещенных” течений тогдашней политико-экономической мысли. Нет, ничего этого полякам не разрешили, поскольку посчитали их самыми плохими и глупыми, кроме того, любой ценой трое разбойников хотели получить нашу землю, поскольку земля — это самое важное,чем располагают государства и нации, без нее невозможна самостоятельность.

Вместе с нашим государством умер также наш народ и союз с объединенными в нескольких униях великими народами I-й Речи Посполитой. Вместе с его смертью погибли стародавние традиции, погиб также дух, благодаря которому еще за два века перед этим польские полки без единого выстрела въезжали в Кремль, поили своих коней из Рейна или, не имея численного преимущества, могли победить татар или турков. Это все минуло, умерло, прошло. Потом было только хуже — сначала неудачное восстание Костюшко, обреченное на неудачу еще раньше, чем оно началось. Оно показало, насколько велика диспропорция сил. Потом наполеоновские обманы и миражи, которые стоили народу сотни тысяч жертв и больших материальных ресурсов, а еще позднее неудачные, следующие одно за другим восстания.

Только чудо общественных изменений, освободившее человека от земли и от подданства по отношению к тем, кто считал себя лучшими, привело к тому, что сначала стали возможными весенние ростки свободы в 1905 г., когда ковались характеры таких стратегов борьбы за независимость, как Юзеф Пилсудский, а затем благодаря удачной для поляков войне, произошло нечто необычное, то есть 11 ноября, когда Польша, при помощи сабель, штыков, пролив море крови, отвоевала для себя место на карте Европы.

Потери были страшными. Даже если не принимать во внимание украинско-русинских территорий и Литвы (настоящей), то потери, понесенные Польшей как государственной системой, были невосполнимы. В 1920 году мы стали страной, в которой не было буквально ничего, кроме земли и небольшого количества угля, а также кусочка моря. Но и эта заново возрожденная страна не долго существовала, известно, как повернулась история, известно, каковы были последствия двукратного проигрыша очередной войны и предательства западных союзников. И вот сегодня мы по-прежнему испытываем последствия оккупации страны, по-прежнему мы должны догонять другие народы, добиваясь того, что этими народами было достигнуто в XIX-м и начале XX-го веков. Много чего у нас просто не могло произойти, не имело возможности появиться, поскольку не было государства, а потом, когда оно появилось, оно должно было противостоять ужасным внешним обстоятельствам и постоянно восстанавливать и объединять внутри. Множество наших усилий в течение последних 100 лет таки или иначе понимаемой независимости было потрачено на постоянное восстановление, внимание: не на развитие, а именно в восстановление.

Поэтому, хотя мы являемся де факто другим государством, чем I-я Речь Посполитая, другим народом, надо помнить о заборах, об оккупантах и о предателях, которые своей изменой и позорным поведением способствовали трагическому ослаблению отчизны и ее разграблению чужими. Мы никогда не забудем фамилий предателей — участников тарговицкой конфедерации, не забудем слабого Короля, который был таким поразительно слабым, что не мог ничего сделать. Хорошо, что он хотя бы любил искусство и имел сравнительно хороший вкус, но после очередного, самого последнего Восстания, от этого мало что осталось.

К заборам территории, годовщины которых в Польше не отмечают, и оккупантам, мы должны относиться, как к национальному позору, так как это пример слабости, который не должен никогда повториться.

Translation: Vladimir Kharitonov

Dodaj komentarz

Twój adres email nie zostanie opublikowany.