Русский язык

Мы хотим сильную власть, но не согласны на авторитаризм! Нам нужна морковка!

 Мы легко примиряемся с действительностью, согласно которой наша власть, деликатно выражаясь, слаба, не отличается ничем особым, ничтожна, позорна и не соответствует масштабу вызовов. Но эта власть нам не мешает, потому что она ничего не делает, потому что такую власть мы готовы принять. Это цена нашего покоя, права на ворчание, на безосновательное утверждение, что мы сами могли бы сделать все лучше.

Итак, у нас слабая власть, которая лишь пытается править, но в результате лишь настраивает всех против предлагаемых решений, или с изяществом мартышки с бритвой разрезает общественный договор на мелкие кусочки. Это мы одобряем, поскольку слабая власть не производит впечатления опасной. Эту власть можно высмеять, отнестись к ней пренебрежительно. Ее можно воспринимать серьезно лишь в минимальных уголовно-налоговых границах.

Разве мы согласились бы одобрить власть, которая станет часто говорить нам, как мы должны жить, и начнет изменять наше положение по образу уже знаменитого «67»? Ведь зная наше общество, можно утверждать, что власть, навязывающая определенное поведение, вызвала бы протест, бунт, ей даже удалось бы объединить оппозицию, поскольку ничто нас так не объединяет, как деятельность, направленная на отрицание, когда достаточно выступить против, особенно если имеется субъективное ощущение ухудшения нашей судьбы или даже возможных потерь.

Итак, сильная власть в Польше не может быть авторитарной, потому что это закончится примерно так же плачевно, как попытка господина Качыньского. Так какой же должна быть у нас и в нашей реальности власть, настолько сильная, чтобы принудить принять новый порядок без выражения недовольства или признаков бунта?

Именно в этом проблема, которую не удастся решить, без серьезных усилий. Не удастся просто сделать вид и нет возможности создать альтернативную реальность. Эффективная власть должна быть сильной, а сильная власть должна быть авторитетной, но это должен быть собственный авторитет, а не отсутствие других авторитетов. Эту ошибку совершает теперешний премьер господин Дональд Туск, которому кажется (или скорее это кажется его советникам), что если он избавится от конкуренции в своем окружении, то станет единственным авторитетом, укрепляющимся благодаря естественному авторитету власти. Нет ничего ошибочнее этой точки зрения в демократической реальности и, наверняка, у нас, где люди привыкли не доверять власти и быть по отношению к ней подозрительными. Другими словами, уже на старте власть имеет отрицательный капитал и должна заслужить доверие, если собирается ссылаться на собственный авторитет.

В нашей реальности, вероятно, самым надежным способом создания властью авторитета будет применение политики «все новых морковок». Это пыталось делать, например, правительство Лешека Миллера, отменяя некоторые реформы правительства Бузека, отменяя запреты привилегий или подтверждая привилегии наиболее привилегированной группы общества — крестьян, которых представляла коалиционная Польская Крестьянская Партия. Сегодня правительство господина Туска пытается это повторять, но лишь на уровне пиара, за счет открытия очередных участков автострад или других примеров использования средств ЕС. Это, скорее, политика «морковочек» или даже «гнилых морковок», поскольку большая часть дорог нуждается в ремонте сразу же после открытия. Премьер не может сосредоточить инвестиции в отдельных проблемных секторах, например, в общественной системе здравоохранения, чтобы эффективно улучшить качество хотя бы части того пространства, в котором мы функционируем. Если бы он так поступил, дав обществу «большие морковки», то все хвалили бы его, и на этом он создавал бы свой авторитет эффективного человека, слово которого превращается в успех. Но это его выбор. Когда он инвестирует деньги, то следует принятой парадигме равномерного развития и улучшает жизнь во всей стране. НО ОН НЕ СОЗДАЕТ ДОБАВОЧНОЙ СТОИМОСТИ. Благодаря инвестициям по-прежнему бедные деревенские жители ездят из пункта А в пункт Б по новому мосту, но пунктом Б по-прежнему является местная церковь, а не новое предприятие! В результате не появятся средства на содержание построенной инфраструктуры. Иначе говоря, не будет желающих платить за их содержание!

Итак, прежде всего, нам нужна умная власть. По крайней мере, настолько, чтобы она сама себя не компрометировала. Одно это будет уже большим прогрессом. Трудно править поляками!

Translation: Vladimir Kharitonov [Владимир Харитонов] tekst polski [tutaj]

Dodaj komentarz:

Twój adres email nie zostanie opublikowany.