Можно ли считать, что «Ценральноевропейский театр военных действий» уже существует?

У нас холодная война с Россией, а НАТО не пришлет две бригады. По словам одного из видных польских генералов спецслужб в отставке, холодная война в отношениях с Россией уже идет (в польских СМИ идет вовсю) и мы к ней не готовы. По словам одного из полковников в отставке этих же служб, с контрразведывательной точки зрения мы не защищены.

Премьер повторяет вслед за своим министром, который еще недавно пророчил украинцам, что если они не подпишут, то будут мертвы, что ему хотелось бы большего присутствия НАТО в Польше. Господин министр, кажется, говорил о двух военных бригадах НАТО, передислоцированных в Польшу. Но, похоже, что союзники относятся к этому скептически. Немцы и голландцы, являющиеся с логистической точки зрения наилучшим дополнением “Театра Военных Действий” в Польше, не проявляют энтузиазма, когда речь идет о дислокации войск. Дело в том, что факт перебазирования сухопутных войск, способных наносить удары (наступать) вблизи границ Российской Федерации, российская сторона может посчитать за провокацию; кроме того — о чем, разумеется, напрямик никто не скажет — никто не собирается подвергать опасности собственную голову из-за наших ошибок. Так что никаких бригад не будет, а для утешения — танки одной из ликвидированных бригад Бундесвера находятся уже у нас! Если нам в будущем повезет, то, возможно, мы еще успеем вооружить другую! Это во что-то нам обойдется, совсем не в символический ЕВРО, но Леопард — это все же не Тварды [Польский основной боевой танк, основанный на лицензионном варианте советского Т72М1- Примечание переводчика].

Если господин министр Сикорский прямо говорит, что: «Если бы у нас оказались две тяжелые бригады стран НАТО, то мы были бы довольны и счастливы (Внимание, контекст высказывания господина министра в Веймаре был намного более широким и прошу обратить внимание на то, что он связан с выражением его собственного эмоционального состояния), —а господин премьер Туск, что: «Большее присутствие НАТО, в том числе и в Польше, представляется в недалекой перспективе необходимым (…)». Обычные смертные могут задаться вопросом, не пора ли начинать бояться. На такую мысль наталкивает и заявление господина заместителя премьер-министра Пехочиньского, вероятно единственного человека в правительстве, трезвому суждению которого можно доверять. Он критикует господина Сикорского за поток слов и неточность публицистического языка, которым, в основном, пользуется этот дипломат. Точность — это прекрасное слово, а от руководителя дипломатии следует ожидать, что он понимает, чем является тяжелая танково-механизированная бригада, какие законы управляют ее перемещением и что означает логистика такого подразделения на практике. Если он этого не знает, то у него должна быть возможность спросить у “кого-то”, обладающего этим тайным знанием.

Но к сожалению даже с этим у нас трудности! Из-за необоснованных и пустых обвинений якобы в коррупции из правительства недавно был изгнан прекрасный человек, господин генерал Вальдемар Скшипчак, который скупым военным языком мог бы рассказать господину министру, что такое танково-механизированная бригада и с чем «ее едят», в особенности на поле боя.

Ведь развертывание такой бригады — это масштабная логистическая операция и если нет войны, то не окупается идти на такие расходы! Уж если такие бригады приедут, то, возможно, их отъезда придется ждать не один год, а обеспечивать им условия для жизни и вести обучение необходимо постоянно. И это расходы, которые кто-то должен взять на себя. Впрочем, более решительной демонстрации силы от НАТО трудно ожидать, поэтому в случае дислокации бригад прошу подумать, почему район их развертывания был бы первой вероятной целью для тактических ядерных снарядов? Это должен понимать не только военный, так как данная мысль является азбукой геополитики и ответ знают уже чуть ли не в детском саду. Так что уж было бы лучше, чтобы министр Иностранных Дел ничего не говорил и ничего никому не предлагал.

В этом контексте намного безопасней в политическом отношении было бы, если бы господин Сикорский сказал, что он будет чувствовать себя в большей безопасности, если НАТО передаст Польше 20 маневрирующих снарядов дальнего радиуса последнего поколения, каждый из которых вооружен ядерной головкой малой мощности (а также бесчисленным количеством снарядов с обычными головками)… Тогда действительно мы все почувствовали бы себя в большей безопасности, особенно если бы появились еще примерно 24 самолета F-15, способных доставить снаряды на большое расстояние (в качестве так называемого оружия двойного действия — сам старт означает возможность использования, но самолеты всегда можно вернуть назад без запуска ракет)… Но господин министр предпочитает две бригады.

Это все удивляет и заставляет задуматься, не наблюдаем ли мы случайно признаки паники людей, которые привыкли публицистические высказывания рассматривать как допустимый методы выражения политической воли? Объяснить желание, выраженное господином министром по проблеме двух бригад, сравнительно просто. Можно согласиться с таким сценарием: в случае провокации со стороны «любого вида военного фактора третьей стороны» (не НАТО, не Войско Польского, а кого-то третьего) против нашей территории, такие войска в силу самого своего существования (и естественного стремления к тактическому превосходству в оперативной среде) должны были бы отреагировать, особенно если бы провокация имела место на участке их тактической ответственности. Это означало бы автоматическое втягивание НАТО в войну со страной, обвиненной в агрессии, поскольку очевидно, что немедленно было бы доказано, что провокаторы — это солдаты «третьей стороны», и не такие сценарии создавались для фильмов.

В данном случае желание нашего господина министра можно, с одной стороны, принять за выражение глубокой озабоченности нашей судьбой, а с другой, к сожалению, можно усомниться в том, до конца ли понимает этот господин возможные последствия в случае какой-то непонятной внешней (или другого типа) провокации. Разумеется, после термоядерной войны между востоком и западом не будет иметь значения, прилетела ли группа провокаторов, например, на аэродром в Шиманах с запада, юга или востока, и в какие мундиры провокаторы были одеты, а затем — на каком автобусе она добралась до района сосредоточения западных войск. Просто потому, что тогда будет все равно, все произойдет, как в домино: удар за ударом, атака и контратака, применение все более крупных сил, которых у нас не слишком-то много.

Ведь любой военный и любой аналитик знает, что Россия, хотя и обладает оперативной армией меньшей численности, чем все страны НАТО, но в российском случае мы имеем дело с армией, которая существует и способна вести боевые действия. В НАТО 60% численности — это войска США и Турции, а все остальное или сокращено, или это в значительной степени чиновники за письменными столами, занимающиеся в рабочее время подготовкой презентаций при помощи популярной программы одной известной американской фирмы, предназначенной для создания текстово-графических презентаций; как вариант — создание сравнительных таблиц или какая-то работа с картами. Армии, реально готовой к бою, у НАТО в Европе очень мало. Мы можем даже совершенно серьезно сказать, что, приобретя иракско-афганский опыт, мы имеем одну из лучших армий с реальными оперативными возможностями, но пригодными для использования в колониальных конфликтах, а не на европейском театре военных действий!! На безрыбье и рак — рыба, но не хватает вооружений. Впрочем, это тема уже другой статьи.

Русские власти справедливо обратили внимание НАТО на то, что прекращение сотрудничества означает возвращение к риторике холодной войны, именно так к этому следует относиться.. Мы отняли у «той стороны» статус партнера/наблюдателя, поэтому и сами потеряли статус партнера/наблюдателя, пора начать реально задумываться над тем, каким будет наш очередной статус?

Мы находимся в состоянии холодной войны с Россией, а НАТО не пришлет к нам две бригады, вот какого статуса мы добились самостоятельно, по собственному желанию, своими действиями, заявлениями и упущениями НАШИХ ДЕМОКРАТИЧЕСКИ ВЫБРАННЫХ ПОЛИТИКОВ!

Разве кто-нибудь сегодня задумывается над тем, в чем там было дело “на Майдане”? Кто-нибудь помнит, почему президент Виктор Янукович отказался подписать соглашение в Вильнюсе? Кто-нибудь думает и анализирует, зачем нам было в этом всем участвовать и при помощи восточной политики втягивать в это несчастье НАТО и Европейский Союз? Кто-нибудь подумал тогда над последствиями? Кто-нибудь подумал, что будет “оранжевая революция 2.0”? Что все так легко пойдет? Разумеется, возможно мы и «завоевали» (для западных концернов) Украину или какую-то ее часть. Но это не обошлось без потерь. Даже будучи совершенно оторванными от действительности, можно заметить, наблюдая за окружающим миром, что всякое действие порождает какое-то противодействие. Спровоцировав государство, являющегося термоядерной сверхдержавой, тем, что мы нарушили сферу его интересов, видимо, можно ожидать, что оно будет реагировать? Особенно, если учесть, что ее “руководство «скорее, действует эффективно» и ориентировано на достижение результата!

Можно также, немного язвительно спросить господина министра и господина премьера: «Где же наши танково-механизированные бригады и почему их так мало?» Может быть где-то у нас есть боеголовки? Если они существуют, то давайте наполним их веселящим газом! Постепенно «Центральноевропейский театр военных действий» становится реальностью, давайте пригласим все возможные войска и пусть они превратят нашу страну (в очередной раз) в Божественные Игры! Это принесет некоторую пользу, если кто-то успеет «что-то снять», хотя бы будут новые «военные» фильмы на популярны документальных каналах Америки (если она будет вести себя прагматично), Канады, Африки, Китая и Австралии, а также, разумеется, больше количество «роликов» на популярном сервисе, служащем для хранения видеофильмов…

PS. О возможной защите балтийских государств промолчим. Мы можем сделать вид, что не знали, что литовцы являются нашими «союзниками» по НАТО, потому что мы не говорим на их языке, а за использованием в Литве польского языка в некоторых ситуация могут быть трудности (например, может угрожать штраф), поэтому стоит просто промолчать!

Translation: Vladimir Kharitonov [Владимир Харитонов]; tekst polski [tutaj] опубликована 3 апреля 2014 г.

Dodaj komentarz

Twój adres email nie zostanie opublikowany.