Мягкая сила, Русский язык

Ксенофобский мейнстрим бешено набрасывается на свободные СМИ и общественные организации

Существует страна, где в качестве отвлекающей темы мейнстримовские СМИ продвигают идею осажденной крепости в сердце пропаганды, передаваемой непосредственно «вражеским» правительством. Ксенофобский мейнстрим бешено набрасывается на свободные СМИ и общественные организации, которые открыто противодействуют потопу ксенофобской пропаганды, провозглашению ненависти, а также единственной верной версии действительности, пропагандируемой СМИ главного течения, действующими заодно с политиками и почти наверняка, по крайней мере часть из них, с пиаровскими службами третей страны.

Это нечто невиданное, так как люди, считающие, что они обладают монополией на правду и правоту, устраивают охоту со скрытыми камерами на работающие в соответствии с законом организации, которые ни в чем не виноваты, разве что в своем мировоззрении. В распространяемых комментариях их обвиняют в предательстве государственных интересов, в прислуживании «вражескому правительству», в агентурной работе, а также во всем зле, которое только можно им приписать, за исключением исторической вины (принимая во внимание возраст), хотя не будем говорить гоп, потому что и не такую ерунду в рассматриваемой стране передавали по телевидению.

Поразительно, что во всем этом нет и малейшей попытки оглянуться назад или задуматься над содержанием формулируемых обвинений, особенно представителями СМИ, высший управляющий орган которых является иностранным, например, немецким или американским, а капитал происходит из одного небольшого средиземноморского государства на Ближнем Востоке. Это, разумеется, не является проблемой и нельзя сказать, что именно некоторые из этих СМИ в данной стране с самого начала трансформации пропагандируют какую-то определенную мировоззренческую и политическую линию, а также имеют достаточно много грехов на совести, например со времени писания продажных статей о том, как армия этого государства участвовала в нападении на независимое и свободное государство на Ближнем Востоке или как союзные государства бомбардировали цивилизованную страну на Балканах с миллионной столицей только для того, чтобы на территориях этнически и исторически принадлежащих определенному народу и определенной культуре, поселить другой народ с другой культурой, занимающийся, в основном, торговлей наркотиками, воровством, торговлей оружием, живыми товаром, человеческими органами или развитой мафиозной деятельностью. Это, разумеется, также не было проблемой, не рассматривалось как вызов и не было темой для СМИ.

Лишь для того, чтобы видеть государственные интересы, нужно, по крайней мере, понимать, что это такое, а их ключевым отличием в случае государств, испытывающих постоянную геостратегическую угрозу, является ПЕРЕМНЧИВОСТЬ и МОДИФИЦИРУЕМОСТЬ, или, обобщенно говоря, способность оставаться согласованными с обстоятельствами. Это несправедливо разве лишь в том случае, когда все государственные интересы определяются в рамках таких понятий, как форпост, бампер, амортизатор или буфер для ЧУЖДЫХ ИНТЕРЕСОВ и не более того. Разумеется, можно и так воспринимать действительность, но необходимо понимать, что следствием крайнего противопоставления и занятия позиции, соответствующей только и исключительно доктрине одной из сторон, будет абсолютное противопоставление другой стороне, с чем связан риск катастрофического сценария в случае конфликта. Если мы принимаем такой риск, то все нормально, тогда мы можем быть ксенофобами и на своем форпосте противопоставляться существующей действительности. О риске самоуничтожения, разумеется, мейнстримовские СМИ умалчивают, именно так, в принципе, дело обстоит в тех случаях, когда что-то, присущее действительности, не соответствует приторно сладкой картине, изображаемой этим сообществом взаимного преклонения.

Что особенно интересно, в том же мейнстриме раздаются голоса, говорящие о том, что следует задуматься об ограничении нашей свободы за счет ограничения свободы слова и свободы высказываний для тех, чье мнение отличается от точки зрения мейнстрима. Это поразительно, потому что является, в принципе, более лицемерным, чем коммунистическая цензура, которая в результате своей деятельности, по крайней мере, обеспечивала хорошую корректуру. В данном случае мы, в принципе, имеем дело с отрицанием права на участие в общественной жизни инакомыслящих, которые осмеливаются высказаться по вопросам общественной жизни. Разве такое поведение и действия, направленные на ограничение гражданских и общественных прав части общества, не должны преследоваться и подвергаться наказанию? Чем еще это является, как не ограничением и эрозией демократии, а также публичным линчеванием людей за их взгляды? Свобода слова, право на свободу высказываний не мыслимы для этих людей, поскольку они воспринимают действительность лишь в одном цвете, считая, что у них монополия на действительность и что они являются выразителями единственно правильного понимания. Они не дают права на дискуссии и стараются подвергнуть осмеянию или очернить тех, кто мыслит иначе, поскольку, в сущности, это не журналисты, это охранники системы, которая их оплачивает. Разумеется, не имеет никакого значения, что в этой процедуре участвует иностранный капитал, не важна односторонность отношений и даже отрицание действительности. В сущности, это даже не репортажи, а комбинация инквизиции с ток-шоу, где все подчинено заранее принятому утверждению.

Но чего еще можно ожидать от страны, где ксенофобия является элементом официальной формулировки государственных интересов?

Ситуация проста, но усложнена ложью, более того, невозможно однозначное представление о добре и зле и т.п. схем, потому что мы имеем дело с односторонним отрицанием права другой стороны на функционирование и даже на существование. Это порождает настоящую ненависть и в случае осуществления черных сценариев — настоящую гражданскую войну, поскольку ни одно действие, даже при огромном различии потенциалов, не проходит бесследно. Все, кто развлекается преследованием других, должны об этом помнить или иметь понимание того, что в век электроники и баз данных невозможно извратить действительность, совершившееся зло уже работает и когда-то вернется к тому, кто его создал. Ну, а в современном мире очень легко совершить зло, особенно если действовать под влиянием идеологии и иметь сильных друзей.

Информация

Приведенный выше текст является политической фантастикой и не касается никаких известных автору реальных ситуаций в реальных странах. Целью статьи является иллюстрация типичных предпосылок потенциальной морфологической дихотомии с чисто познавательными, документальными и научными целями. Разумеется, автор может ошибаться, и вполне вероятно, что описываемые факты и созданная модель уже реально существуют или реализуются в какой-то стране, кажущейся демократической, где ксенофобия по отношению к окружению является элементом формулировки государственных интересов?

И на этом пока все. Пожелаем здорового, счастливого, семейного и веселого праздника Рождества… Если кто-то не знает или не информирован, то напомним, что смыслом этого праздника является напоминание о дне, когда, как условно принято считать, родился живой Бог, или более точно — материализовалось тайна Бога перед ее окончательным воплощением ради нашего спасения. Но если кто-то не хочет, то не обязан об этом размышлять и может просто идти за покупками. Именно в этом заключается свобода, которую нужно защищать.

***

В статье содержится исследование ситуации на медийном рынке некой модельной страны, очень напоминающей Польшу. Результаты этого анализа позволяют ответить на вопрос, который волнует некоторых читателей моих переводов из России и даже из Польши. В своих комменатриях они спрашивают — Зачем публиковать мнение издания, о существовании которого никто в Польше не подозревает?— Оставляю это утверждение на совести авторов комментариев.

***

Translation: Vladimir Kharitonov [Владимир Харитонов] – автор этого текста КРАКАУЭР (KRAKAUER) скрывается за псевдонимом из-за опасения политических притеснений; tekst polski [tutaj] был опубликован 24 декабря 2014 г.

Dodaj komentarz:

Twój adres email nie zostanie opublikowany.