Русский язык

Концепция мягкого государства — это “как само получится” и отсутствие номерков

 Серьезный подход к государству и государственности заключается в чрезвычайно серьезном отношении ко всему, что является государственным и общественным. Давайте хотя бы сами себе скажем откровенно — действительно ли мы хотим превратить нашу страну в идеальный механизм, в котором мы будем всего лишь хорошо смазанными деталями? Разве нам не желательно иметь определенную дозу свободы, являющейся следствием, будем откровенны, беспорядка и нашего польского любимого “как получится”?

Затрагиваемая проблема немного более глубока, чем это может показаться на первый взгляд. В данном случае речь идет о понимании всей нашей государственности как бытия высшего порядка, а также как отношений между государством и гражданами и между нами самими. Ведь теперешнее состояние, которым большинство из нас — кого бы вы ни спросили — совершенно искренне не довольно, является результатам того, к чему мы сами пришли. Ведь политики не потому боятся провозглашать реформы, что реформы необходимы, нужны и оправданы, а потому, что если бы, к примеру, наш теперешний премьер внезапно превратился в реформатора и осуществил хотя бы половину того, о чем повсеместно говорят, на улицы сразу выйдут известно какие союзы и известно что сделают с одним из самых красивых проспектов Варшавы, полностью парализовав город. Кроме того, в соответствии с принятой модой, они устроят оккупационный городок перед Сеймом или Канцелярией Председателя Совета Министров. Более того, те кто наблюдает за протестующими по телевидению, в подавляющем большинстве проявят солидарность с протестующими, а если премьер к ним не выйдет, то, разумеется, во всем обвинят его, потому что разве в чем-то могут быть виноваты бедные люди, требующие соблюдать их права? Все мы помним протесты “белого городка” или занятие помещений в университетах и голодовки! Письма протеста! Нас, действительно, нельзя назвать Народом, которым просто править: масштаб общественного бунта и недовольства растет всегда по экспоненте по отношению к несправедливости, причиненной людям. И нет никаких шансов убедить общество в своей правоте, это невозможно.

Власть прекрасно это знает и боится протестов, как черт святой воды, особенно учитывая, насколько поляки злопамятны и мстительны. Они не забудут премьеру и другим властям не только причиненную им несправедливость, но и то, каким образом с ними обошлись. Поэтому прошу не удивляться, что полиция старается держаться по мере возможности подальше от всяких политических протестов, разве что сама протестует, потому что протесты полицейских тоже уже случались несколько раз. Единственной профессиональной группой, которая еще не протестовала по поводу ненавистной действительности, являются военнослужащие. Даже у служащих судов была “итальянская забастовка”.

Если мы вспомним проблемы, которые были у членов “Самообороны” во главе с покойным Анджеем Леппером, которые высыпали чужое зерно на железнодорожные пути (то есть уничтожение чужой собственности, нанесение крупного ущерба), или другие случаи привлечения государством к ответственности за организованные формы протеста, как например постоянное блокирование дорог внутри страны в результате прогулок по пешеходным переходам, — тогда придется признать, что в этой стране власть обращается с гражданином бережно, как с яйцом. Ведь в стране, о которой мы якобы мечтаем — о предельно серьезной стране — за такие номера, как забрасывание шариками от подшипников или горящими шинами резиденции правительства (!), не говоря уже за то, как в свое время отнеслись шахтерские профсоюзы к полицейским, должны были последовать многолетние тюремные сроки или, по крайней мере, психиатрические освидетельствования. Потому что как иначе следует отнестись к тому, кто среди белого дня колет человека большим сверлом, ломом или чем там еще, или бросает (катит) в сторону шеренги полицейских шины с зажигательной смесью внутри? Разве можно это назвать применением демократических средств протеста? А о способах выражения своей “обиды” молодежью — которая обычно болеет за спортивные клубы, а по особым случаям демонстрирует свои “горячие” патриотические чувства — лучше не рассказывать, потому что поведение толпы во время последних манифестаций представляло собой бунт и беспорядки. Ни в коем случае не должны допускаться нападения на журналистов и прохожих, не говоря уже об участии групп организованных иностранных боевиков! Этим всем должна заняться наша власть! Только благодаря мастерству полиции до сих пор на демонстрациях не было смертельных случаев.

Наше государство ведет себя действительно мягко, в некоторых областях его ответственности, возможно, слишком мягко, можно даже сказать, что там царит неразбериха, а не порядок, которого мы бы хотели от государства. Но в нашей реальности нельзя осуществить некоторые меры, потому что люди просто взбунтуются, причем наихудшей из возможных форм будет молчаливый протест — загоняющий активность в тень, где нет государства. Этот случай самый плохой, потому что здесь мы мастерски овладели саботированием обязанностей, игнорированием, например, налоговых обязанностей, существуют и разные другие проблемы, из-за которых серая зона в экономике, службе здравоохранения, образовании и других областях жизни прекрасно себя чувствует, можно сказать, просто процветает.

Очень симптоматичным примером мягкости нашего государства является проблем наказания пьяных водителей за управление механическими средствами передвижения под воздействием алкоголя. Это продолжается уже некоторое время, а никакого прогресса не видно и не слышно. Каждые выходные, в особенности если они длинные, в СМИ повторяются предостережения, призывы не садиться за руль автомобиля или мотоцикла после употребления алкоголя, особенно если везешь членов семьи, призывы пристегивать пояса, возить детей в детских креслах и разные другие предостережения. Затем, через несколько дней, мы слышим подведение итогов очередной полицейской акции, сообщения о падении очередного рекорда по числу задержанных нетрезвых водителей и т.д. Ну и какой в этом смысл? Что, министру юстиции нужно присылать на дом водителям памятки с упреждением? Что еще нужно сделать, чтобы народ перестал садиться за руль автомобиля после приема, например, двух бутылок пива за обедом! Это не удается искоренить! Пьют все: в деревне и в городе, а те, кого ловит полиция — это лишь небольшая часть от общего числа пьяных.

Что это означает? Существуют законы, и от имени общества следящее за их исполнением государство. После его собственных личных интересов — это вторая по важности задача. С нарушителями ничего нельзя поделать, поскольку не можем же мы обменять половину или еще большую часть граждан на новых! Мы должны жить в этой реальности, поэтому нам необходимо мягкое государство, которое понимает подход граждан и умеет решать проблемы. Если бы начали жестко соблюдать правила — что попытался частично осуществить аппарат министерства государственного имущества (внимание, не идет речь о бессмысленных ли взаимно исключающих правилах) — то тотчас же поднимется крик “Караул! На помощь”. Ну, а тогда ни один политик не останется равнодушным к печальной судьбе обиженных граждан, если только он не хочет видеть свою фамилию только на собственной визитке, а не в списке кандидатов на выборах. Именно таким образом затягивается некая спираль и некоторая петля, в результате мы оказываем на относительно более низком уровне общецивилизационного развития, чем западные страны. Но, наверняка, мы по этой причине счастливы, поскольку всякое наведение порядка рассматриваем как угнетение. Нет таких поляков, которые не жаловались бы на автоматически печатаемые номерки в очереди к почтовым окошкам? Ведь правда, эта упорядоченная система, преимущественно, приводит к хаосу? Нельзя подойти, спросить и сделать дело. Нужно брать номерок и ждать. А это не по-польски! Мы этого не хотим!

Translation: Vladimir Kharitonov

Dodaj komentarz:

Twój adres email nie zostanie opublikowany.