Мягкая сила, Русский язык

Кому мешает Северный Поток?

 Последняя неделя принесла нам тревожную информацию в СМИ о Северном Потоке. Сообщалось, что возле газопровода под водой якобы найден подводный аппарат со взрывным устройством. Вроде бы это — робот, используемый для разминирования или для уничтожения взрывных устройств, оставшихся после второй мировой войны. Пока неизвестно, кому он принадлежит, каково его происхождение или цели его применения.

Северный Поток — это стальная труба, проложенная по дну Балтийского моря. С нею связано дополнительное оборудование, например, служащее для передачи информации о самом газопроводе. Но главные элементы конструкции выполнены из стали. Подводные элементы покрыты защитным слоем, предохраняющим их от воздействия соленой воды. Все в целом является некой линейной инфраструктурой, которая отчетливо отмечена на морских картах, не является секретом ни то, где находится газопровод, ни то, как его найти. Совсем наоборот — существуют специальные процедуры, предупреждающие о его расположении людей, знакомых с навигацией, знающих морское дно, вообще связанных с морем — нет никакой проблемы с тем, чтобы найти газопровод. Вообще-то Балтийское море довольно мелкое, что является существенным фактором, говорящим в пользу организации надлежащей защиты этой структуры.

Способы защиты газопровода от попыток его повреждения или уничтожения можно разделить на две разновидности. Явные предназначены для информирования и предотвращения событий, связаны с над- и подводным движением в районе, а также с использованием рыбацких сетей и других средств морского лова. Скрытные предназначены для информирования о тайных действиях третьих сторон и эффективно им противодействующих. Разумеется, о скрытных средствах нет никакой информации, но не является тайной, что вдоль сооружений размещено какое-то количество гидрофонов (подводных микрофонов), а также пассивных гидролокационных (сонарных) устройств. По мере развития техники становится очевидным, что такая инвестиция может рассчитывать на обслуживание при помощи подводных инспекционных роботов. Кроме того, наверняка на военно морских флотах заинтересованных стран разработаны и постоянно совершенствуются процедуры наблюдения за движением вблизи газопровода, а также производится инспектирование безопасности в его окружении.

Вообще говоря, морской газопровод является инфраструктурой, защита которой очень трудна, потому что достаточно затопить на нем достаточно большое судно, чтобы получить эффект катастрофы, наступившей в результате удара. О воздействии взрывных устройств и говорить нечего. Газопровод является легкой целью для глубинных бомб, всякого рода автономных подводных аппаратов или даже классических авиабомб с запрограммированным временем взрыва после соударения с поверхностью воды. Уничтожение такого объекта при использовании классических войсковых методов является сравнительно простым, поэтому следует ожидать, что его защита предусмотрена с использованием очень жестких средств.

Но техника постоянно развивается, а строительство автономных подводных аппаратов — это область, очень интересующая военных моряков. Уже сегодня на рынке доступны подводные аппараты, которые без малейшего труда и совершенно автономно могут поразить газопровод, причем совершенно скрытно, т.е. приблизиться к нему и в его окрестности разместить взрывное устройство так, чтобы остаться не обнаруженным. Самое худшее, что такого типа оборудование, в принципе, можно купить на свободном рынке, потому что часто новаторские конструкции, служащие для подводного поиска, производятся для гражданского рынка и являются более современными, чем их военные аналоги. Дело в том, что рынок подводных аппаратов очень динамичный, высоко технологичный и ориентированный на стремительное развитие, к тому же в военном секторе он направлен на получение гигантской прибыли. Покупка и/или разработка соответствующих подводных конструкций способна революционизировать возможности ведения подводной войны даже слабыми военно-морскими силами. Способность подкладывать интеллектуальные морские мины таким образом, что их обнаружение и обезвреживание противником становится невозможным, является превосходным свидетельством силы этого оружия.

Конструкторы Северного Потока, наверняка, предвидели при его разработке, что раньше или позже дело может дойти до какой-нибудь катастрофы или террористической атаки на газопровод. На практике это означает примерно то, что, вероятно, была предусмотрена значительная модульность отдельных отрезков, которые при эксплуатации можно просто отключать и ремонтировать. В этом контексте возможный разрыв газопровода явится катастрофой (в основном, экологической), затрагивающий сравнительно ограниченный участок.

Газопровод, проложенный по суше и прикрытый слое земли, является значительно более трудным объектом нападения, по крайней мере можно исключить легкость террористической атаки, так как инспектирование района газопровода и время реагирования соответствует обычным нормам. Подводный объект — это совершенно другой вызов и совершенно другие потребности.

Поскольку в современном мире нет никаких совершенно случайных событий, стоит попытаться вспомнить недавние сообщения западных СМИ о том, как якобы российский военно-морской флот готовится к уничтожению на дне Атлантического и Тихого океанов подводных кабелей, служащих для международной связи. Не важно, насколько правдива эта информация, поскольку любое сообщение западных СМИ о России страдает преувеличением и подчинено навязанному сверху тезису; тем не менее, такая опасность существует. В ходе полномасштабной войны одна из сторон может пытаться уничтожить основные элементы телекоммуникационной инфраструктуры западного мира. Это известная проблема, так как уже Германия в период II мировой войны имела подобные намерения. Такой риск был также одним из элементов холодной войны, но сегодня обвинение в чем-то подобном постоянного члена Совета Безопасности ООН даже не требует комментария. Однако если мы сопоставим с этим обвинением информацию об обнаружении подводного робота со взрывным устройством вблизи Северного Потока, то придется признать, что в выше упомянутом контексте информация была бы для владельцев и пользователей газопровода однозначной.

Лучше не спрашивать, имеются ли в регионе силы, возможно, заинтересованные в том, чтобы прервать работу подводного газопровода. Это не обязательно должна быть страна, так как подобная деятельность в случае обнаружения была бы связана с серьезными санкциями. Поскольку подводная техника общедоступна, невозможно также исключить деятельность, инспирированную третьими странами, не обязательно имеющим прямые интересы в бассейне Балтийского моря, но способными дистанционно проецировать силу, что не требует особой философии. В мирных условиях достаточно торгового судна, которое способно транспортировать подводный аппарат. Кто больше всего теряет в случае строительства очередной нитки Северного Потока?

Этим пессимистическим акцентом закончим наши домыслы из области научной фантастики. Однако если кто-то действительно хочет нанести удар по Российской Федерации, то нападение на эту транспортную инфраструктуру является одним из вариантов такого удара, который явится по-настоящему болезненным.

Translation: Vladimir Kharitonov [Владимир Харитонов] – автор этого текста КРАКАУЭР (KRAKAUER) скрывается за псевдонимом из-за опасения политических притеснений; tekst polski [tutaj] опубликован 9 ноября 2015 г.

Dodaj komentarz:

Twój adres email nie zostanie opublikowany.