Русский язык

Калининград — малый успех польско-русских отношений

 Двусторонние отношения поляков и русских — это тема-река. У меня постоянно возникает впечатление, что то, что говорит, а иногда бредит часть так называемого политического «класса» по обе стороны границы является ничем иным, как доказательством ограниченности восприятия или, иначе говоря — подслеповатости. Часть политиков, словно не замечает, что простые шаги облегчают сотрудничество между обычными гражданами наших стран. Одним из наилучших примеров того, как «локальные» решения могут влиять на международное сотрудничество, является договор о малом граничном движении, заключенный между Российской Федерацией и Речью Посполитой Польской. Он позволяет пересекать границу по многократной карте перехода границы (она имеет очень выгодную цену, так как стоит всего 20 евро). Карта разрешает одноразовое пребывание в Польше в течение 30 дней, но не больнее 90 дней в течение года. Договор касается 30-километровой приграничной зоны. Что это означает на практике? На практике, благодаря согласию Брюсселя жители всей Калининградской области могут приехать в Польшу не только с туристской целью, но также, а может быть, прежде всего, за покупками. Русские покупают одежду, электронику, строительные материалы и продукты питания.

Поляки в России также покупают продукты питания, конкретно алкоголь и папиросы, с большим удовольствием возвращаются на машине с полным баком дешевого бензина, которого, правда, не удастся привезти очень много, но все равно приятно заправляться по такой цене, какой в Польше никто уже много лет не видел. Русские с удовольствием наслаждаются красотами польских пляжей, гастрономическими удовольствиями, словом, благами туризма. Следует заметить, что каждый год в вузах Труймяста становится все больше студентов из России. Оказывается, что на первый взгляд малое движение является причиной существенного сближения между нашими народами и абсолютно никто не думает о большой политике, важны выгоды, которые можно благодаря этому получить. Благодаря тому, что мы узнаем друг друга, нам легче договориться.

Давайте подумаем, нельзя ли сделать еще один шаг вперед? Если торговый обмен в пределах территорий, охваченных малым граничным движением, приносит выгоду по обе стороны границы, то нельзя ли развить это сотрудничество на базе торгового обмена в масштабах обеих наших стран?

Брюссель, разумеется, не согласится на полное открытие границ Польши для гостей из России, особенно в безвизовом движении. Но мы можем добиться того, чтобы взаимное получение виз было более простым и дешевым. Мы должны добиться максимальной прозрачности наших фитосанитарных процедур в контактах с Россией, чтобы не было ни малейшей недосказанности относительно качества и безопасности наших продуктов питания. Часто оказывается, что возражения против партий товаров, в конечном счете, возникают не совсем по вине польской стороны. Но и небрежность или ненадлежащее отношение наших экспортеров также создавали большие проблемы. Поэтому не следует удивляться, что русская сторона дует на воду, слыша об очередных «злоупотреблениях» на мясоперерабатывающих предприятиях и других производствах продуктов питания. Сыграла свою роль и известная, но не получившая публичного объяснения со стороны польской администрации афера с дорожной солью, проданной для использования в пищевых целях.

Хорошим шагом было создание сообщения между нашими городами и теперь стоит использовать потенциал авиационных сообщений. Полет до Москвы уже можно найти за 1200–1300 злотых, причем это не дешевые линии. Это, наверняка, способствует ускорению безнес-общения, а если бы удалось запустить специальные программы поддержки туризма, то наверняка не только русские приезжали бы в Закопане, которое к сожалению теряет популярность из-за конкуренции словацких курортов. Многие поляки также захотели бы увидеть Санкт-Петербург или Москву, не говоря уже о красотах глубины России.

Ну, и наконец, самое трудное. Мы должны добиться еще одного. Следует решительно отделить историю от сегодняшнего времени, потому что оценка текущих событий сквозь призму истории всегда вела к недоразумениям и непониманию. Историю следует помнить, стараться ее понять, искать точки соприкосновения, помогающие ее прояснить, но на уровне историков, общих научных групп, рабочих коллективов.

Почему историков? Потому, что история является такой же точно наукой, как ядерная физика, и никто, наверное, не ожидает, что проблемы атомных электростанций будет решать «пан Метек» с отверткой в руках!

Translation Vladimir Kharitonov [В. Харитонов] tekst w języku polskim: [tutaj]

Dodaj komentarz:

Twój adres email nie zostanie opublikowany.