Как мягкая власть может достигать трудных целей, не «ломая позвоночники»?

Перед властью постоянно стоит проблема выбора — быть любимой или быть эффективной. В теории и на практике необычайно сложно соединить эти два качества. Молчаливо предполагается, что любимая власть должна быть сравнительно мягкой, то есть такая власть не может базироваться на тирании, ее основой должен быть диалог, достижение консенсуса и убеждение. Такая власть беседует со своими подданными, а затем учитывает их мнение при принятии решений. А власть, которая стремится быть эффективной, должна использовать более высокий уровень принуждения, то есть быть тоталитарной. Лучше всего, если это тоталитарная власть, но власть просвещенная, тогда нет никакой трагедии, возможен, по крайней мере, поверхностный диалог, в том смысле, что просвещенно-тоталитарная власть при принятии решения не обязана принимать во внимание чье-либо мнение, но разрешает высказаться. Разумеется, и в критическом ключе также, что является признаком, отличающим настоящий «деспотизм» от обычного тоталитаризма, который «знает, что он лучше знает», или не знает, а просто стреляет…

Власть, с который мы в настоящее время имеем дело в Польше, — это, наверняка, высшая степень мягкой власти, находящейся на самом конце шкалы «soft». Однако эта «soft» основана совсем не на диалоге, а на очень продуманном сочетании относительно хорошего пиара с внимательным отношением к результатам опроса общественного мнения. Власть стремится избегать того, что непопулярно, причем мы живем в стране, где информацией в мейнстримовских СМИ управляют, более того, ее даже создают. Внимание, никто не говорит, что это власти занимаются управлением информационными сообщениями, явные доказательства этого отсутствуют, но, наверняка, власти для эффективности поддержания информационного контакта этот факт также должна учитывать. В минимальном варианте это иногда заметно как раздражение известных политиков, направленное на журналистов, а стандартно — это просто контакты работников отделов по СМИ с нужными журналистами. Никто здесь не намекает на коррупцию, это просто «дружба», лоббирование и пиар!

Дональд Туск довел механизм своей мягкой власти до совершенства, причем мы имеем дело с классическим примером того, что образ власти в СМИ лучше, чем действительное положение дел. Изображение правительства и господина премьера в СМИ значительно лучше, чем их реальное восприятие в обществе.

К сожалению, этому правительству не удалось стать эффективным. И это при всем уважении к его несомненным достижениям, например, в области создания широкого спектра стратегических документов, значительно упрощающих управление государством. Мягкость является главным признаком стремления избежать разногласий или сделать их чем-то настолько чрезвычайным, что они не умещаются в общественном сознании. И эта мягкость имеет свою цену. Часто многое получается, в том смысле, что удается достичь консенсуса, но любая власть должна помнить, что никто не разделит с нею ее ответственность. Следствием этого является критика, одностороннее прекращение диалога или, по крайней мере, его ограничение именно из-за критики и т.д. Это зависит от границы между способностью нести ответственность и необходимостью ее нести, что является зеркальным отражением проблемы границы между мягкой властью и тем, во что она может превратиться под влиянием понимания неизбежности самостоятельно нести основную ответственность.

Достижение трудных целей, то есть таких, занимаясь которыми мягкая власть знает, что она теряет популярность, может быть обусловлено ответственностью за уклонение от принятия решения, адекватного обстоятельствам в определенных условиях. Но это, в основном, те случаи, когда выбиралось меньшее зло, поэтому их можно соответствующим образом политически обосновать, не неся полной ответственности. Как вариант, можно также перенести эту ответственность на тех, кому выгодны такие решения. Часто проще всего этого достичь, переломив их через колено во имя высшей необходимости, общественных интересов и т.п. аргументов. Демократия позволяет делать больше тому, у кого выше поддержка.

Видимо, единственным способом достижения трудных целей мягкой властью, не требующим «переламывания позвоночника», является включение заинтересованной стороны в процессы принятия решения и их исполнения одновременно с передачей части ответственности. При этом естественной тенденцией любой власти будет такое деление власти, чтобы ее передавалось как можно меньше, но чтобы ответственность была достаточной. В результате такого ведения дел власть как бы сама себя кусает за хвост. Ее спасает имитация действительности, поскольку не существует такой вещи, как благодарность подданных. Они всегда, даже когда сами собой управляют (самоуправление), будут говорить о том, как им тяжело и какие преграды мешают им выполнить свою задачу…

Некоторых трудных целей мягкая власть вообще не в состоянии достичь без ужесточения своей позиции по определенным вопросам, связанным с поставленными задачами. Наиболее отчетливо это проявляется в тех случаях, когда демократические государства вынуждены вести войну с внешним агрессором или подавлять внутренний бунт. Это мы рассмотрим в другой раз… а пока достаточно согласиться с тем обстоятельством, что, в принципе, любая власть может достичь любой цели за счет умелой передачи возможности принимать решения и необходимости нести ответственность субъектам, которых касаются последствия принятого решения. Пусть они все делают сами, но под контролем. Это позволить власти в какой-то мере быть любимой, если данная тактика принесет результаты. Если же нет, то это все равно не имеет никакого значения, потому что у власти всегда имеются дополнительные возможности воздействия на процессы, которые она контролирует. Даже если она не решится «ломать позвоночники», то может начать их вырывать или бить по…

Translation: Vladimir Kharitonov [Владимир Харитонов];  tekst polski [tutaj] опубликована 18 апреля 2014 г.

Dodaj komentarz

Twój adres email nie zostanie opublikowany.