Какую стратегию по отношению к России должна принять Польша?

В варшавских салонах, уже, по меньшей мере, в течение двух недель, как только осел туман абсурдной восточной политики, многие знаменитости думают о том, какую стратегию по отношению к России должна принять Польша в изменившихся условиях.

Ключевым фактором, определяющим новую реальность, является лишение России красивой упаковки статуса «партнера запада», в том смысле — и отчасти это справедливо — что все договоры, подписываемые с партнером, обладающим таким перевесом в потенциале, как Россия, действуют настолько, насколько с ними согласна именно Россия. Существуют основания опасаться России, ее могущества и определенного рода жесткости, являющейся следствием пугающего различия потенциалов. Поэтому мы не защитимся трактатами, даже если Россия захочет их с нами подписывать, в чем в настоящее время совсем нельзя быть уверенными.

В связи с этим в контактах с Москвой мы можем попытаться использовать стратегию «мини-макс», то есть применение одновременно двух противоположных моделей поведения. Коротко ее можно сформулировать следующим образом: необходимо желать достижения некоторого минимума и при этом быть почти бесконечно мягким к аргументам соседа или необходимо добиваться максимума, совершенно не признавая его правоты, при условии, что у нас будет возможность превратить в пыль его мощь. Конечно, это второе решение требует наличия собственного арсенала термоядерного оружия, поэтому о нем можно только мечтать, причем лишь об урезанной версии, соответствующей нашей реальности, иными словами, юбочка будет очень короткой. Этот факт, возможно, трудно осознать, но это сделает наше представление о России реалистичным.

Разумеется, о стратегии «макс» можно думать в варианте опоры на могущество объединенного Запада, включая Соединенные Штаты, но как это выглядит на практике, как раз этот кризис нам и показал. Наверняка, это более реально и безопасно, чем создание собственной ядерной бомбы, и самое главное — дешевле.

Когда-то мы думали разговаривать с Россией через Брюссель [здесь], однако, как показала сегодняшняя действительность, мы предпочитаем орать на Россию чрез Майдан… в Киеве! Проблема заключается в том, что при этом не удастся создать нечто цельное, поскольку при таком подходе у нас нет возможности даже следовать принципам собственной политики, что было прекрасно доказано тем, как Майдан пренебрег содержанием соглашения, заключенного в результате переговоров с участием дипломатов из стран ЕС.

Даже если бы мы сидели сегодня, как большой перепуганный кролик, накрывающийся своими ушами, это было бы лучше, чем рисковать своей головой. Любая стратегия должна на чем-то основываться, в нашем случае она должна опираться на то, чем мы располагаем. Какими же активами мы владеем? Даже в области торгового обмена Российской Федерации доля Польши пренебрежимо мала. Транзит? Как известно, существуют обходные пути. Безвизовое движение с Калининградом? Основную выгоду от него черпаем мы. С военной точки зрения нас не приходится сравнивать даже в области обычных вооружений.

Поэтому, рассчитывая на минимум и будучи при этом почти бесконечно мягкими к аргументации соседа, мы имеем шанс сначала исправить восприятие нашей страны «там», потом, возможно, нам удастся восстановить статус партнера или, скорее, создать его заново, заслужить доверие и т.д. При этом, заметьте, быть мягким к чьей-либо аргументации вовсе не означает во всем уступать. В теперешней ситуации речь идет больше о том, чтобы не плеваться сразу же огнем! Это означает, что по крайней мере, нам нужно стараться внимательно выслушивать все, что русские нам хотят сказать, потом постараться это понять и сделать объективные выводы. Хотя минимальные ожидания — это лишь необходимость трезвого прагматизма, который при теперешнем состоянии наших отношений является последним спасением от безумства.

Некоторые вещи нам не изменить, не изменим мы и Россию, даже если бы нам этого очень хотелось. В настоящее время необходимо готовиться к дальнейшему ухудшению отношений, в том числе и к возможной эскалации конфликта. Я не шучу, это настоящая реальность, с которой приходится иметь дело «здесь и сейчас» и которая почти наверняка будет доминировать в нашем политическом будущем в области отношений с нашим могучим соседом. В качестве подведения итога можно признать, что и в самом деле наша восточная политика дала в высшей степени неожиданные плоды!

Одно можно утверждать наверняка. Если мы подумаем о какой-нибудь стратегии действий, или, скорее, стратегии выживания, потому что именно в таком контексте следует воспринимать эту проблему, то сможем минимизировать фактор риска.

Translation: Vladimir Kharitonov [Владимир Харитонов];  tekst polski [tutaj]

Jedna myśl na temat “Какую стратегию по отношению к России должна принять Польша?

  • 8 kwietnia 2014 o 10:10
    Permalink

    Полностью с Вами согласен. Научитесь уважать самих себя и мы будет уважать Вас в ответ. Дело даже не в силе, а в самоуважении. Современная Польша к сожалению далека от этого.

    Odpowiedz

Dodaj komentarz

Twój adres email nie zostanie opublikowany.