Какова реакция польских политиков на изменение отношения Германии к России?

graf. red.После очередного выступления вицеканцлера Германии господина Зигмара Габриэля из СДПГ стало очевидно, что в отношениях с Россией Германия склоняется к Realpolitik. С одной стороны, таково веление “трубы”, которую утвердили, как и большие инвестиции Газпрома в Германии. С другой стороны, существует проблема под названием Сирия. Это не шутка, сегодня в Сирии ничего не происходит без России, а Германия очень заинтересована в том, чтобы прийти там к какому-нибудь консенсусу, который позволит если не повернуть вспять поток беженцев, то хотя бы его приостановить.

Сегодня именно Россия является ключом к безопасности Европы. В первую очередь к энергетической безопасности, потому что от российских энергоносителей зависят производственные возможности европейской промышленности. Во вторую очередь, как видим, к физической безопасности, так как именно русские ведут реальную борьбу с терроризмом, в чем Запад оказался беспомощным и, в сущности, опозорился и стал предметом насмешек.

Что будет в такой ситуации с положением нашей страны, которой может грозить несчастье — наступит период самостоятельного правления правых? Конкретно, как будет вести себя президент Дуда, поддерживаемый правым правительством госпожи Шидло и новым министром иностранных дел, в новой ситуации, когда не только никто не желает умирать за Украину, но и в регионе в первую очередь руководствуются Realpolitik?

Совершенно не известно, будут ли какие-то новые предложения для Польши? Ведь может оказаться, что стороны сумеют договориться, не обращая никакого внимания на государство «между», которое, в сущности, не может себе позволить вести самостоятельную суверенную политику, о чем прекрасно знают и в Берлине, и в Москве, и в Киеве.

Существует серьезный шанс, что правые у власти продемонстрируют минимум прагматизма и просто промолчат ради того, чтобы государство сохранилось нетронутым. Возможно, в таком случае ситуация сама как-то разрядится, в том смысле, что Германия не будет опасаться нашей непредсказуемости, а русские вообще начнут допускать возможность серьезных переговоров.

На пути к нормализации стоят эмоции по поводу остатков самолета на аэродроме под Смоленском и все идеологическо-мессианская поросль, которая появилась на почве драматического происшествия. Мессианская проблема в политике польских правых может заслонить не только какие-либо мечты о прагматизме с точки зрения немецкой Realpolitik, но прежде всего, саму возможность ведения переговоров.

Германия не будет в этом вопросе считаться с нами больше, чем в вопросе нелегальных иммигрантов. Нас обвинят в препятствовании достижению согласия, в том, что в вопросах восточной политики мы являемся троянским конем одной бывшей британской колонии и, что хуже всего, во внушении украинцам искусственных надежд, которые никто не декларировал. Короче, Германия, если захочет, то обвинит нас в том, что мы «обманули» украинцев (в какой-то мере), действуя в интересах третьей стороны, которая не находится Европе, для достижения совокупности ее целей по отношению к России. Такую риторику можно ввести, используя сообщения для печати польского правительства и высказывания политиков, в том числе оппозиционных, чтобы им не казалось, что они, придя к власти, свалят всю ответственность на новую оппозицию.

В этом помогут, наверняка, некоторые из немецких СМИ в Польше, которые соответствующим образом заново разогреют проблему Волыни и, возможно, дадут информацию о нескольких оскверненных надгробиях и разрушенных памятниках. В результате станет горячо по обе стороны Сана, причем ситуация станет для нас более опасной, чем в любом из предыдущих случаев, потому что это уже будет рассчитано непосредственно на внутреннюю дестабилизацию государства.

Трудно представить ситуацию, чтобы правые политики в Польше согласились с немецкой политикой по отношению к России, которая полностью противоречит всему тому, что до сих пор делала польская дипломатия. Возможно, когда они осознают, в каком трудном положении мы находимся и какие опасности нам угрожают со всех сторон, то по крайней мере будут стараться молчать и укреплять государство. В теперешний момент и в ближайшем будущем это уже очень много, а как только несколько изменятся обстоятельства, это может оказаться невозможно.

В сущности, такой сценарий уже осуществляется. Нужно очень правильно выбрать курс по отношению к дующим ветрам, чтобы потом не жалеть, что у нас, «как обычно», не получилось.

Translation: Vladimir Kharitonov [Владимир Харитонов] – автор этого текста КРАКАУЭР (KRAKAUER) скрывается за псевдонимом из-за опасения политических притеснений; tekst polski [tutaj] опубликован 12 октября 2015 г.

2 komentarze do “Какова реакция польских политиков на изменение отношения Германии к России?

  • 15 października 2015 o 00:33
    Permalink

    Dziękuje za tłumaczenie, można uczyć się języka

    Odpowiedz
    • 15 października 2015 o 14:28
      Permalink

      Желаю успехов в освоении “великого и могучего”

      Odpowiedz

Dodaj komentarz

Twój adres e-mail nie zostanie opublikowany.