История прощения

Когда после измены один из супругов великодушно «прощает», то на самом деле он замахивается кнутом, которым будет хлестать неверного или неверную при каждом удобном случае… Даже когда у него хорошие намерения, непроизвольно будет вырываться самая старая фраза семейных ссор, «потому что ты…», и так будет всю жизнь; мы вспоминаем недостойное поведение у тети на именинах, небольшую автоаварию и так без конца…

Схема извинения и прощения остается неизменной во всех областях нашей жизни, что интересно, мы постоянно ожидаем покаяния и сожаления, питая иррациональную надежду, что благодаря этому мы лучше просящего прощение. Памятное «прощаем и просим прощения» польских епископов спустя много лет стало избитой фразой, которую люди политики повторяли так часто, что она утратила свой первоначальный смысл. Наша «национальная гордость» ведет себя не лучше обиженной изменой супруги. В конце концов мы сами себе присвоили титул мессии народов, совести Европы…Главной проблемой этой титуломании является факт, что мы являемся единственными, кто придерживается такой точки зрения. Общая недоброжелательность наших соседей имеет свои корни в истории, поскольку, притворяясь девственницей в доме наслаждений, мы опозорились в их глазах многими, деликатно выражаясь, способами. Чехи помнят и не забудут захвата Заолзя, в их памяти останется также «братская помощь», оказанная им в 1968 году… Литовцы обижены и будут обижаться на нас за то, что со времен персональной унии и Речи Посполитой двух народов, мы считаем себя лучшей и лидирующей нацией, дополнительно обида была усугублена пресечением желания автономии после первой мировой войны. Украинцы никогда не забудут невыполненного обещания свободной Украины, Россия не забудет того, что при каждом удобном случае мы стараемся куснуть и облаять, часто без лада и склада, только для того, чтобы затеять ссору… Наши западные соседи помнят выселения и то, что мы отобрали «их» Силезию.

История не является чем-то черно-белым, а физика говорит, что каждое действие вызывает противодействие. Мы можем анализировать и искать причину нашей истории во многих местах, но, может быть, наконец пора применить старое правило, которым издавна пользуются британцы: „Forgive, but never forget”. Прощаем, но не забываем. Не забываем и о собственных ошибках, которых полно в международных отношениях.

Опустим многие аспекты президентства Леха Качыньского, опустим тот факт, что он дал себя втянуть в несколько мало разумных ситуаций, например, в экспедицию на границы [Грузии и Южной Осетии], и признаем, что все же он сделал для нашей внешней политики в той части мира больше, чем кто бы то ни было до него, и опасаюсь, чем после него. На всякий случай напомню, что вследствие запасов полезных ископаемых этот регион имеет ВЫДАЮЩЕЕСЯ стратегическое значение в энергетике. Новая команда поставила крест на этом направлении, и единственной причиной было желание отмежеваться от предшественников. Если хотя бы использовали это отступление для улучшения отношений с Россией, то можно было бы на следующий день признать, что мы были последовательны, а так мы только оказали услугу Газпрому, лишив себя шанса на альтернативный источник дешевой азербайджанской нефти, которую в этом регионе некому продавать.

Новейшая история отношений с Россией изобилует ошибками, каких не совершат даже дети, играющие в песочнице. Ежегодно мы вспоминаем 17 сентября 1939 года [нападение Советского Союза на восточные территории Речи Посполитой в рамках пакта Молотова-Риббентропа] так истово, что те, кто помоложе, могут прийти к выводу, что именно тогда началась II Мировая Война. Из года в год мы ожидаем извинений и признания Катыньского преступления. Знакомый русский сказал, что в глазах среднего жителя Росссии требование очередных извинений после публичного признания администрацией Ельцына этого очевидного для всего мира преступления, совершенного несколько десятков лет тому назад, имеет своей целью унижение России и всего народа. Признаем, что часть русского общества верит в то, что это преступление является делом рук немецкой армии, но часть нашего польского общества убеждена, что 10 апреля в Смоленске произошло покушение, и никакие аргументы не убедят их в том, что все было по-другому. Давайте говорить об истории, стараться разобраться, извлечь выводы, но не надо насильно превращать ее в аргумент в текущей внешней политике.

Возвращаясь к одной из многих польских трагедий, каковой была катастрофа в Смоленске, мы каждый день стараемся убедить себя, как мало мы значим в Европе. Нытье и многократное повторение, что мы хотим получить назад обломки самолета, имеет примерно такую же эффективность, как передвижение гор взглядом. Уж если в результате наших собственных решений — возможно, ошибочных и непродуманных, хотя и принятых в действительно беспрецедентных обстоятельствах — мы согласились на такую, а не другую процедуру расследования катастрофы, то должны принять последствия такого решения.

Вывод может быть только одним. Если мы не перестанем строить внешнюю политику на прошлом, а не на конкретном, я сказал бы даже на энергетическом видении будущего, то может оказаться, что все мы должны будем перефразировать Богдана Смоленя [польский комедийный актер, артист известного в ПНР кабаре «Tey» из Познани], который в одном из выступлений сказал: «Эти американцы не такие уж плохие, сначала нападают, а потом извиняются… А у нас к… никто не просит прощения».

Translation: Vladimir Kharitonov [Владимир Харитонов] – автор этого текста IVV скрывается за псевдонимом из-за опасения политических притеснений; tekst polski [tutaj] опубликован 30.12.2012 г.

Dodaj komentarz

Twój adres email nie zostanie opublikowany.