Русский язык

Есть ли у нас геостратегическая альтернатива?

 Целью существования нашего государства является выживание во времени при сохранении формального суверенитета над собственной территорией. Может быть звучит не особенно амбициозно, но если мы рассмотрим критично историю последних 300 лет, то у нас не останется никаких, повторяю — никаких сомнений в вопросе стратегической ориентации, которую нам следует выбрать, чтобы выжить.

Известное проклятие расположения Польши между двумя молотами, стремящимися к сотрудничеству, но то и дело с определенной периодичностью сталкивающиеся друг с другом в смертельной схватке, могло бы быть нашим преимуществом, но не является таковым из-за непонятной избирательности в назначении виновных в наших поражениях и наших страданиях. Историография и следующая за нею политика последних 23 лет трансформации видит главного виновника несчастий — на востоке и обвиняет в них, требуя покаяния, русскую нацию и государство. В то время, как примирение с Германией практически уже произошло, о геноциде граждан Польши, совершенном украинцами или литовцами, мы помалкиваем или даже валяем дурку. Мы совершенно не хотим замечать, что в Латвии и в Канаде все еще живут преступники, которые мучили и убивали наших дедов и бабок. Но в то же время нет такого случая, который бы мы пропустили, чтобы не уколоть русских. Что, разумеется, отражается на текущих двусторонних отношениях, так как на их громадном, богатом нефте- и газодолларами рынке, мы практически отсутствуем.

Польша верит, что если в Европе испортятся отношения, в результате чего Германия начнет возврат к своей традиционной восточной политике последних 300 лет, то нас спасут особые отношения с великой державой за большой водой. Но это ничем не доказывается, а USA Marines, высаживающихся на Балтике для того, чтобы остановить танковый десант Бундесвера, как-то невозможно представить на трезвую голову.

У нас нет ни одного союзника, кроме Германии. Мечты о строительстве Центрально-Европейского “чего-то” от Швеции до Венгрии, или даже еще ниже и шире — это не более правдоподобная история, чем телепортация в научно-фантастических фильмах, которая, в принципе, кажется даже более реальной. В наших условиях, здесь и теперь, выживание означает дружбу с Германией, что властям в Берлине прекрасно известно, поэтому, не торопясь, они занимаются реализацией собственных целей, демонстрируя великодушие по отношению к своим веселым соседям из расположенной рядом страны. Но проблема заключается в том, что сегодняшняя конфигурация союзов настолько специфична, что ее трудно представить. Это похоже … на Римскую Империю периода величайшего расцвета плюс всевозможные приложения, именно такие, как наша великолепная страна. Думаю, что мы все знаем из истории, кто был в течение веков наследником идеи Империи и какие определения для него в течение длительного времени использовали. Мы с этим согласимся?

Еще одна проблема заключается в том, что для части поляков сама ситуация, когда мы мирно сосуществуем с немцами, является чем-то непонятным. Разумеется, получение ежегодно нескольких миллиардов Евро мы воспринимаем уже как нечто нормальное, потому что это европейская солидарность. Но что будет, если рассудительные и умные немцы скажут: “Вскрываю карты”? Ведь невозможно сомневаться в том, что эти вагоны денег, посылаемых на восток, танки, технологии и вообще все то, что они нам дают, мы получаем бесплатно! Это, прошу прощения, инвестиции! Ни одна армия не пройдет с востока на запад через нашу территорию, если Германия вооружит нас достаточным количеством своих танков! Берлину это прекрасно известно! Проблема, скорее, заключается в том, чтобы темпы повышения благосостояния поляков несколько увеличились, поскольку мы не можем дольше, чем одно поколение, быть бедными (намного более бедными) соседями, ведь процессы диффузии никогда не остановятся. Но ментальность делает свое дело, ее невозможно изменить со дня на день, даже если прислать в Варшаву целый арсенал и контейнеры Евро!

Короче, до конца доверять Германии мы не хотим и не можем, потому что болезненное воспоминание, оставленное последней оккупацией, не совместимо с доверием. Но если мы рассмотрим эту трагедию в контексте циничного предательства западных союзников, то все окажется не таким уж однозначным. Ведь что стало с Чехословакией после Мюнхена? Кто-то сегодня их жалеет? Вы слышали “Простите”? У них просто украли страну и разделили ее (при нашем позорном участии)!

Одно время появлялась концепция нейтральности. Но она дорого стоит, поскольку ее единственным эффективным гарантом может быть только и исключительно оружие массового поражения и средства его доставки, обладающие высокой технологической самостоятельностью. Другим способом невозможно обеспечить безопасность в равнинной стране, территория которого является идеальным, прямо-таки классическим полигоном для использования организованных тактических соединений, в основе которых лежит бронетанковая техника. Нейтральность потребовала бы от нас гигантских финансовых усилий, организации государства по образцу Израиля и смертельно серьезного отношения ко всему. А что сегодня в этой стране воспринимается всерьез? Печальная судьба онкологических больных? Эх, жалко слов.

Подводя итоги. Только системы коллективной безопасности, основанные на параллельных военных и экономических компонентах, со стремлением к политическому единству могут обеспечить стабилизацию для всех игроков в средне- и долгосрочной перспективе. НАТО и ЕС выгодны для всех, а для нас больше всего — как гарантия статус кво. У нас есть время постепенно развиваться и богатеть. Давайте не будем растрачивать его напрасно. Давайте постараемся.

Единственная гипотетическая альтернатива — поменяться с кем-нибудь территорией.

Dodaj komentarz:

Twój adres email nie zostanie opublikowany.