Дискуссия с палачом о национальной памяти исключена

rgbstock.com Autor: Sanja GjeneroКакая-либо дискуссия или международный диалог с нашими соседями, исторически являющимися нашими палачами, на тему нанесенных нам ран невозможен, исключен и в этом нет необходимости. Мы не должны и не будем слушать чьи-либо версии через столько лет после преступлений. У нас имеется собственная версия исторических событий, связанных с преступлениями против народов Речи Посполитой, она выработана с надлежащей исторической тщательностью, инструментарий и методология Института Национальной Памяти в том, что касается этих вопросов, не вызывает никаких критических замечаний. Благодаря этому мы знаем, кто нас изгонял, кто нас оккупировал, кто на нас напал, кто присоединился к бандитскому нападению. Более того, мы знаем, кто нас потом и куда вывозил и где убивал, и что далее происходило с нашими земляками.

По вышеперечисленным причинам исключается какая-либо дискуссия на тему вины немецкого государства в связи с 1 сентября 1939 года и его последствиями, или российского, являющегося правопреемником СССР, в связи с бандитским нападением на Польшу 17 сентября 1939 г. и дальнейшими последствиями этой трагедии.

Начиная ее, собеседник лишь показывает, как он презирает Польшу и поляков и как полностью пренебрегает такими потребностям, как потребность исторической правды и примирения, а на этой основе — дальнейшего мирного и дружественного соседства. Ведь, кроме трагической истории, нас ничто не разделяет, мы все являемся нормальными людьми, имеющими кредиты, которые подлежат оплате, и детей, которых необходимо вырастить.

Проблема исторической памяти, связанной с последней войной, многозначна и касается многих вопросов, сложность которых невозможно охватить ни в одном кратком тексте наподобие нашего, поскольку любой аспект национальных трагедий требует многолетних исследований и работы многочисленных комиссий историков. Но мы можем, по крайней мере, попытаться обратить внимание на некоторые характерные вопросы, связанные с пониманием вины потомками и правопреемниками исполнителей.

Немецкая вина не подлежит никакой дискуссии в Германии в официальной историографии и даже в кругах лиц с достаточно правыми взглядами (в том числе и лично знакомых автору). Вопрос нападения на Польшу в 1939 г. воспринимается как позор, стыд и событие, являющееся одной из величайших ошибок в истории Германии. Примерно таким образом воспринимает проблему войны и ответственности за нее средний немец или немка, в откровенных разговорах за пивом им стыдно и неловко, особенно если поинтересоваться их отцам или дедами. Мы говорим о нормальных людях, которых приглашают домой и с которыми общаются, как с друзьями. Немецкое государство выполнило огромную работу по денацификации, Адольф Гитлер является повсеместно ненавидимым доказательством падения Германии и самой ужасной фигурой в истории Германии (и человечества). Что характерно, каждый в Германии, высказывающийся об этом опасном безумце, подчеркивал, что он был австрийцем.

При таком отношении, поскольку немецкое государство окончательно признало потерю части своей территории в пользу нашего государства, и речи быть не может о продолжении предъявления требований к Германии или — упаси Боже — о стремлении к мести. Наше дело с немцами закрыто, они уже не являются нашими врагами. Немцы могут нас не любить, даже не относиться к нам с симпатией, здесь никто от них этого не ожидает. Можно даже сказать, что поляки, несмотря на боль и обиду (оккупация была очень тяжелой) простили немцам пережитые обиды. С одним исключением, которым является уничтожение Варшавы, а также убийство ее жителей во время и после ликвидации Варшавских Восстаний. Вероятно, мы не простим им этого никогда, по крайней мере, до тех пор, пока живы еще такие люди, как автор этих строк. Нашим немецким друзьям можно простить Сентябрьскую Кампанию, упомянутую оккупацию, лагеря (это доказывается случаями, когда, люди, уцелевшие в лагерях, примирились с немцами), им можно простить принудительные работы, расстрелы, планомерное уничтожение интеллигенции, планомерное уничтожение силезских патриотов, великопольских патриотов — можно написать еще порядка ста страниц с перечислением разных категорий жертв. Но поведение по отношению к Восстанию в Гетто и Варшавскому Восстанию мы не простим им никогда. Простить такое невозможно, это все равно, как совершить моральное самоубийство. Того, что они тогда сделали, мы никогда не сможем им простить. При этом вопрос о моральной ответственности польских руководителей за Варшавское Восстание — это, разумеется, отдельный вопрос, которым можно будет заняться через 100 или 200 лет, поскольку пока все это еще слишком свежо.

Разумеется, при этом не идет речь о том, чтобы напоминать об этом немцам каждое воскресенье, поскольку это не по-соседски. Мы получили свое — нас убивали, хотели всех ликвидировать, но потом попросили прощения и заплатили. В настоящее время, как поляки, мы осознаем, что в Европе и во всем мире нет более дружественного по отношению к нам государства (за исключением традиционно дружественной к нам Венгрии), чем Федеративная Республика Германия. Более того, нет другого такого государства, которое так результативно и открыто поддерживало бы нас — просто давая нам очередные эшелоны денег (дословно), технологии, инвестиции, доступ к рынкам, методам управления и вообще ко всему, что только можно придумать. Наилучшим примером немецко-польской дружбы (да, в этом случае, поскольку все было искренне, можно говорить о дружбе) является огромное количество совершенного немецкого оружия, которым вооружена наша армия. Ну, и стоит помнить о том, что не было бы новеньких F-16 с огромным запасом ракет, если бы не союзные средства (которые сэкономили большие суммы в бюджете). Хотя это не самая существенная часть наших отношений, но до сих пор, думая о новых танках, наши командующие бросают «масляные» взгляды на арсеналы бундесвера, к радости тамошних абсолютно пацифистских политиков и потирающих руки лоббистов могучих немецких концернов, производящих оружие. В свое время автор даже слышал такой немецкий анекдот: «Почему еще раз повторить блицкриг не удастся? Потому что поляки уже получили/украли все наши танки». Вариант «получили — украли» зависит от количества пива, выпитого рассказывающим анекдот хозяином дома.

Не секрет, что действующая Федеральный Канцлер госпожа Ангела Меркель пользуется в Польше большей симпатией, чем собственный премьер, более того, общество поддерживает европейскую интеграцию, что следует понимать именно как одобрение правления госпожи Канцлер. Не будем рассуждать на тему, что хуже, чем сейчас, вряд ли возможно управлять Польшей. Что касается Канцлера, то она — наша, подтверждено наличие у нее польско-немецких корней и родственников в Польше.

Российская вина — это для поляков однозначная тема, к сожалению, удивительным образом преувеличенная и используемая внешними центрами влияния, мощно представленными в Польше, для нагнетания в течение ряда лет русофобских сюжетов. В этом мало кто отдает себе отчет, а еще меньше людей это понимают.

Можно сформулировать очень трудный и плохо говорящий о поляках тезис: мы, вероятно, намного сильнее ненавидим русских на основе того, что читаем и слышим о нашей ненависти, чем в действительности могли бы их ненавидеть за пережитые обиды. Кроме того, что характерно, совершенно неосознанно мы отождествляем вину российского государства, а конкретно — властей в Кремле, с виной среднего русского, не говоря уже о других народах Российской Федерации, а обо всех народах бывшего СССР мы даже не имеем никакого представления.

С точки зрения поляка, особенно воспитанного на чтении доктрины правых-правых, все, что начинается за восточной границей — это Россия, «руские», синоним страха, кошмара и зла. Хотя ( внимание!), если мы спросим того же поляка, что он думает о среднем «русском», то услышим, что, в основном, это приятные люди, славяне, как и мы, поэтому с ними можно договориться. Это убедительнейшее доказательство отождествления кремлевской власти со всем тем, что русское. Итак, мы видим, что даже идентификация исполнителей является проблемой, поскольку вину за преступления против Польши и поляков несут как раз кремлевские властители. Какая-то невидимая сила, но могучая и богатая, очень влиятельная в Польше, в течение последних 23 лет вбивает в головы наших земляков, что Кремль = русские. Что значит: Сталин, Путин, Берия, Ельцын = [любая фамилия любого жителя Чукотки, Москвы, Мурманска или другого населенного пункта], подразумевается ненавидящего нас, католическую церковь и западную цивилизацию и стремящегося над нами господствовать. В этом нет ни малейшей правды, поскольку оказался преувеличен старый страх перед Россией, оставшийся еще со времен великих восстаний. Действительно, никто русских в Польшу не приглашал, но в течение 300 лет они оказывали очень сильное влияние на нашу жизнь, поэтому не следует удивляться тому, что после усиления, связанного с военными и послевоенными событиями, страх перед русскими очень легко перерождается в ненависть.

При этом само собой разумеется, что средние русские не несут ответственности за деятельность своих властей, поскольку власти, происходящей от народа, в этой стране не было с незапамятных времен, если таковая была вообще. Но это не значит, что они не виноваты, скорее наоборот — они виноваты вдвойне, поскольку мало того, что сами позволяют себя лишать свободы, так еще порабощают во имя Властителя другие народы. По меньшей мере, такова точка зрения поляков, потому что мы бунтовали бы против такой власти, к которой русские привыкли генетически. Утром, до полудня, в полдень, после полудня, с перерывом на обед, ну, и вечером, а также ночью — мы бы убивали тех, кто выслуживается перед ненавистной властью, а потом снова с утра и до тех пор, пока хватит сил. Действительно, нашей страной и народом необычайно трудно управлять, в частности, по этой причине наши власти так боятся принимать хоть какие-то решения, изменяющие нашу действительность.

По перечисленным выше причинам какая-либо дискуссия о национальной памяти исключается. Россия имеет историческую вину по отношению к Польше, простирающуюся до XVIII века. Большинство вопросов было решено в Брестском Мире, но за бандитское нападение, преследование населения, переселения, убийства и геноцид, совершенные после 17 сентября 1939 года — не говоря уже о навязывании своей власти — нам причитается не только официальное «простите», но и солидная материальная и моральная компенсация. Этого требует добрососедство и мирное сосуществование, а также гуманизм и дружба, если, конечно, другой стороне это необходимо. Нужно помнить о том, что российское государство было союзником Адольфа Гитлера при последнем разделе Польши. Это российскому государству должно быть необходимо исправление обид, которые оно нанесло, если действительно народы Великой России стремятся к дружбе со своими родственниками на западе.

Но ничего подобного за 23 года не произошло, не было русского «извините», а все утверждения, отрицающие ответственность за сталинские убийства, являются обычной подлостью. А на подлости мы далеко не уедем. Мы тоже умеем быть подлыми. К сожалению. Сейчас у нас есть один единственный шанс, чтобы примириться и жить в дружбе. Не является нормальным то, что поляки недовольны, а россияне притворяются, что они не знают, в чем дело. Мы более слабы, поэтому вынуждены опасаться. Особенно после того, как в 2008 году Россия растоптала Грузию, мы имеем право опасаться конфронтации, но между нами и грузинами существует некоторая разница. Мы не остановимся, а точнее наши немецкие танки, в которых охлаждающая жидкость теперь уже не замерзает, а колеса не склеиваются замерзшей грязью. Следующая война Польши с Россией будет последней войной России.

Translation: Vladimir Khartionov

10 komentarzy do “Дискуссия с палачом о национальной памяти исключена

  • 17 maja 2013 o 17:45
    Permalink

    Adler 52
    Я не разделяю точку зрения Кракауера о библейской вине России перед Польшей, тем более — о вине русских. Если и была какая-то вина, то только вина Сталина, который, как мы знаем, не был русским. Кроме того, у них была такая идеология, которая была динамично направлена на то, чтобы нести «пролетарскую свободу» народам Западной Европы. То, что по пути была Польша, которая сдерживала распространение коммунистической идеологии во всей Европе, являлось результатом геополитики. Далее, после 23 сентября 1939 года, Россия (СССР) начала свою имперскую игру. Чем это закончилось, известно, а по пути была Катынь и Варшавские Восстания, а также попытка «ездить верхом на корове», как характеризовали в СССР результативность введения социализма в Польше. Только давайте прикладывать ИХ мерку к ИХ решениям. Просто Сталин не был поляком и не мог заниматься НАШИМИ НАЦИОНАЛЬНЫМИ ИНТЕРЕСАМИ, иногда он даже пренебрегал ими или действовал вопреки им. Любой, кто имеет к нему претензии по этому поводу, должен постоянно помнить, что СТАЛИН НЕ БЫЛ ПОЛЯКОМ и не имел по отношению к Польше никаких обязательств! За то, что он проявил к нам щедрость в Ялте и Потсдаме, честь ему и хвала. Могло быть и хуже. Несмотря на то, что были отобраны земли до Буга, польская западная и северная граница могла иметь ту же форму, что и в 1938 г.Еще одним аспектом жестокой, но, в принципе, выгодной для нас политики Сталина, является наша этническая и религиозная однородность. Весь период послевоенного союза с СССР также следует оценить позитивно, потому что с нами могли поступить намного хуже. Мы имели ОТКРЫТЫЙ огромный рынок для наших промышленных товаров, таких, как корабли или самолеты (АН-2) и вертолеты (МИ-2), а также много другой продукции в рамках СПЕЦИАЛИЗАЦИИ В СЭВ. Ну, и в течение всего времени был (и сохраняется доныне) МИР! А когда СССР двинулся с “братской помощью” в Афганистан, то сделал это САМОСТОЯТЕЛЬНО, в отличие от нашего теперешнего Большого Брата, который везде, куда отправляется пострелять, забирает с собой СООБЩНИКОВ. Поэтому при оценке наших отношений с Россией и русскими (в индивидуальном порядке — это всегда прекрасные люди!) мы всегда должны руководствоваться ИНТЕРЕСАМИ и БУДУЩИМ. Через 20–30 лет решения Ялты и Потсдама в Польше будут оцениваться лучше, чем в настоящее время под влиянием все еще не забытых обид ГРАФОВ из КРЕСОВ… Более РЕАЛИСТИЧНО, потому что нужно крепко стоять на земле, а не парить в облаках. Давайте прагматично оценивать соседство с богатой сырьевой Державой Российской. Потому что это по-прежнему Держава. Кроме того эта Держава более десяти лет СТАБИЛЬНА и ПРЕДСКАЗУЕМА в своей политике. Видимо, там по-другому идет время, но и они также не забудут о своих погибших при освобождении нашей страны, 600 тысяч из них похоронены в нашей стране. Поэтому я хотел бы, чтобы мой голос донесся до русских, чтобы они поняли, что не все у нас такие угорелые (как говорил Павляк: ты угорел, или что?).

    Odpowiedz
  • 17 maja 2013 o 17:45
    Permalink

    Krakauer
    Уважаемый господин! Вы невнимательно читаете, в данном случае речь идет не о вине русских. Ведь я пишу о Кремле, как об отдельном от русского народа центре власти. Речь идет об элементарном праве на историческую правду. Разумеется, наибольшее значение имеет будущее и прагматизм, но нельзя строить будущее ни на лжи, ни на пустоте, потому что ложью кормятся демоны, у которых много места в пустоте, чтобы расправить свои крылья. В любом случае я не собираюсь ни с кем спорить об очевидных фактах. Или кто-то их признает и является нашим другом, или не признает, предпочитая быть врагом.

    Odpowiedz
  • 17 maja 2013 o 17:46
    Permalink

    Adler 52
    Если уж уважаемый господин автор прощаем немцам, которые, в соответствии с гитлеровской идеологией, считали нас недочеловеками, предназначенными для ликвидации, то как же быть с Россией и русскими, которые к нам так НИКОГДА не относились. Согласен — Катынь, согласен — лагеря, деятельность НКВД на освобожденных территориях, но ОНИ НИКОГДА НИГДЕ НЕ ПИСАЛИ ОТКРЫТО О ГЕНОЦИДЕ нашего народа! Русские хотели лишь нас себе подчинить, как, например, британцы — Ирландию. И это, возможно, у них получилось бы, если бы они были так же богаты, как британцы, так же коварны, как французы, и не хотели бы ввести у нас САМЫЙ ХОРОШИЙ СТРОЙ. Теперь идеология нас не ссорит, территории уже определены — только жить. Только жить и радоваться жизни.

    Аминь.

    Odpowiedz
    • 9 czerwca 2013 o 12:03
      Permalink

      не обольщайтксь… для того, чтобы узнать, как относятся русские к полякам, нужно поговорить на эту тему с белорусами. в буферная стране хорошо осведомлены о настроениях простых русских. и поверьте от настроений и бывших и настоящих Кремля они не отличаются. Сейчас у России а планах Беларусь? Что ж, Польша уже не за горами. А фантазия у этого народа ой как богата на всякого рода уловки. Да такие, что европейцакм такое никогда в голову не придёт. Монголо-татарское прошлое, однако.

      Odpowiedz
      • 20 października 2013 o 08:01
        Permalink

        Lana! W rzeczywistości обольщаетесь jak razem. Rosjanie do polaków należą lub spokojnie, a nawet z sympatią. Pytanie: do KOGO jest korzystna kłamstwo w omawianym artykule?..

        Odpowiedz
  • 17 maja 2013 o 17:46
    Permalink

    mieszczuch
    Интересный обмен мнениями между автором и adler52. Я считаю, что его результат 2:1 в пользу adler52! К русским следует относиться с уважением и никогда не следует пытаться их пугать. Русские — это великий народ, а Россия — это страна огромных возможностей.

    Odpowiedz
  • 17 maja 2013 o 17:47
    Permalink

    IVV
    А я считаю, что, помня об истории, следует признать прошлое закрытым элементом польско-российских отношений. И Польша, и Россия заслуживают новой открытости и искренности! А то, как это будет выглядеть, зависит только от нас…

    Odpowiedz
  • 23 października 2013 o 14:15
    Permalink

    Статья чудесна в своем гоноре. А комментарии? Это просто праздник какой-то! Гм. Вот как читаю чего польского, так все больше убеждаюсь во мнении, что от поляков надо заборчиком отгораживаться и просто игнорировать как лающую на цепи и за забором собаку.
    Простите, никого не хочу обидеть, но так вы воспринимаетесь.

    Odpowiedz
  • 25 października 2013 o 17:56
    Permalink

    О да! Умеете быть подлыми? А когда вы подлыми не были?? Историю забыли??? Напомнить? Кто напал на РСФСР в 20-ом году? Кому заахотелось расширить Польшу за счёт Белоруссии, Украины (включая Донбасс), Литвы? Что, не устроило по “линии Керзона”? Мало было? Кстати, не расскажите о судьбе 80тыс. пленных красноармейцах, которых вы морили голодом, издевались, унижали и просто тупо убивали, рубя саблями, оттачивая удар? За это покаяться, попросить прощение а так же занести “солидную материальную и моральную компенсацию” не хотите ли? О каком вы там геноциде и убийствах талдычите? За тех польских офицерах, численностью около 3 000 человек, что растреляли за то что как они издевались над пленными красноармейцами в Стшалкове, Домбье, Пикулице, Вадовице и Тухольском кнц. лагере? МАЛО!! Или за тех, что растреляли немцы в Катыни? МАЛО растреляли, мало.. И о каком вы там нападении лепечите в 1939 году? Вы как государство перестали существовать. Вообще. Ваше правительство сверкало пятками по дороге в Лондон, бросив всё – народ, страну, армию. Всё! И мы забрали только своё, что было наше – по “линии Керзона”. Нам чужого не надо, в отличии от вас..
    А по поводу ваших угроз “последней войны России”, пугая нас немецкими танками (кстати, а польских танков что, уже нема?) WELCOME! Мы их уже пожгли не мало, до самого Берлина. Пожгём ещё – нам не жалко. Можете начинать прямо сейчас, ждём-с. И вот когда мы снова войдём в Варшаву, (а мы войдём, это так же будет неизбежно, как очередной восход солнца), будет вам сразу всё, о чём вы тут гавкаете из-за своего забора все последние 23 года. И массовые изнасилования и кражи часов и прочее, памятники вы уже этому ставите, авансом. Будем соответствовать..
    И дружбы вашей нам не надо. Хватит, русские с шакалами не дружат. Это Черчиль вас так охарактеризовал, назвав вас “Гиеной Европы”, напомнить по какому поводу, или сами по-гуглите?

    Odpowiedz

Dodaj komentarz

Twój adres e-mail nie zostanie opublikowany.