Русский язык

Время искать понимания на Востоке? Давайте изменим восприятие!

 Вот мы и оказались в новой глобальной ситуации. Наш великий брат, отчизна демократии, добра, любви к ближнему, джинсов и популярных газированных напитков ходит на ремешке или на прелестной атласной тесемке, плотно охватывающей его шею, а ручка (петелька) для натягивания поводка в чьих руках? Ну, да, в тех же, что когда-то: прекрасно идут дела в Кремле, что в городе Москве.

Эксперты и политики могут произносить любые глупости, ложь или радоваться, что они добились мира и т.д. Но в данном случае выиграл Путин, а орудием его всемогущества является Лавров. Ну, и пожалуйста, в нашем мире новая, новейшая, совершенно иная, чем перед этим, ситуация. Россия необыкновенно эффективно продемонстрировала свою мягкую силу, и это не смотря на разыгрывающуюся одновременно трагедию на Дальнем Востоке. Россия продемонстрировала свое имперское обличье, но оно дружелюбное, ведь русских нельзя упрекнуть, что они выступали за кровопролитие.

Это создает новую ситуацию. Прежде всего, для нас, потому что до сих пор мы вообще не признавали Россию политической угрозой, радуясь силе западной soft power, а тут, пожалуйста, такой сюрприз! Предлагаю вспомнить ложь западной пропаганды на тему войны в Ираке и еще большую — относительно войны в Грузии. Можно даже рискнуть задать вопрос, пришел бы к нам на помощь этот ленивый запад, посвящающий внимание вопросам гендерности и транссексуальности? Не будем пытаться дать ответ на этот вопрос, пусть ответом будут натовские учения в Польше STEADFAST JAZZ 2013, во время которых НАТО в нашей стране и, к сожалению, также в балтийских странах будет проверять свою готовность к вооруженному ответу на нападение. Это, вероятно, будет достойный ответ на российско-белорусские маневры ЗАПАД 2013 г. Напомним, что предыдущие учения предназначались для отработки подавления восстания национального меньшинства!

Наша проблема заключается в том, что нет такого понятия, как польская точка зрения на Россию, Беларусь и Украину, поскольку вся наша политика по отношению к этим странам — это соединение какого-то исторического бреда с неким подобием учета интересов запада. Последний упорно стремится к размягчению систем власти и механизмов деятельности элит этих стран при помощи все новых “оранжевых революций”. В принципе, мы натыкаемся на барьер восприятия, поскольку сами не понимаем, что у нас здесь нет никакой собственной политики, и мы не можем обнаружить то, что для всех представляется явным, а от нас скрыто. Как буферное государство в конфликте с востоком МЫ МОЖЕМ ТОЛЬКО И ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО И В ЛЮБЫХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ ПОТЕРЯТЬ. Это настолько очевидно для любого стратегического аналитика, что вообще не обсуждается. В связи с этим мы заинтересованы, как минимум, в сохранении одинакового расстояния — именно на уровне восприятия — между востоком и западом. Мы можем считать себя частью запада, работать за гроши, отсылать на запад на заработки наших детей — никто против этого не будет возражать, против такого нашего выбора, нашего понимания счастья и цивилизационного развития. Но мы не можем постоянно вбивать клин и называть нашего соседа худшим из худших потому и только потому, что он большой, а иногда может быть жестоким. Как это выглядит? Деликатно выражаясь, как попытка пробить головой стену! Ослабление американской позиции показывает, что в случае возникновения какого-нибудь глупого конфликта состоятся переговоры. Что это означает? Что если в плоскости восприятия — то есть в том, как мы видим и воспринимаем отношения — удастся сохранить хорошие отношения и способность разговаривать как с теми, кто на западе, так и с теми, кто на востоке, то мы окажемся в намного лучшем положении, чем просто буфер, то есть страна, министр иностранных дел которой ожидает в передней результата переговоров великих государств, который ему будет объявлен. Территория страны-буфера, в лучшем случае, сможет пережить кошмар войны. В том смысле, что этот кошмар мы должны учитывать при теперешней политике. К сожалению, наша внешняя политика в последние 23 года выглядит как политика какой-то другой страны, чем наша, так много перенесшей в последние 300 лет. В западных салонах не является тайной, что нам удалось свершить — начать и провести бескровную трансформацию — считается стечением обстоятельств, возможным только и исключительно при полном ослаблении и даже развале восточной империи. Если бы Горбачев был таким, как генералы, которые хотели его свергнуть в неудачном и позорном путче, то что мы могли бы противопоставить вооруженной до зубов Красной Армии в Легнице? Сценарий вероятной трагедии лучше не пытаться представить.

По этой причине давайте изменим способ восприятия востока, а в особенности Российской Федерации. Прошу задать себе вопрос: русские сделали вам что-то плохое? Исторические события имеют историческое значение! С реальность мы имеем дело здесь и сейчас! Помните, пожалуйста, об этом, когда открывает газовый кран на кухне или включаете теплую воду, которую вам дает газовый титан, ну, и при каждой заправке на бензиновой станции. Времена Варшавской Битвы, Жулкевского, Хатыни, резни в Праге и других событий прошли. От нас зависит то, каким образом будут нас воспринимать наши партнеры. В данный момент наша проблема заключается в том, что мы перестаем быть партнерами. В лучшем случаем мы можем быть стабильным буфером. Но хотим ли мы жить в тени Искандеров с атомными головками? Ответьте, господа, на этот вопрос сами…

Translation: Vladimir Kharitonov

Dodaj komentarz:

Twój adres email nie zostanie opublikowany.