Война — это искусство обмана…

О войне можно сказать, что это дело трудное и противоречащее принципам охраны окружающей среды. А также, что вероятно каждый ребенок в Китае и не только в Китае прекрасно знает и понимает, что война — это искусство обмана. Добавим: это время, когда необходимо быть одновременно и экстремально жестоким, и бесконечно осторожным — убивая, не давать убить себя. Лучше всего вести войну чужими руками, а еще лучше ее не вести и добиваться всего возможного, не прибегая к ее ведению или участию в ней.

Классическим примером непонимания, что война — это искусство обмана, является пример польских элит накануне II Мировой Войны. Сначала рассматривали возможность операции против зарождающегося фашизма в Германии, позднее установили с ним дружеские отношения, а в конце концов пали его жертвой. При оказии даже успели запачкать свои руки. К сожалению, до сего дня мы не вынесли из этого урока никаких конструктивных выводов, да и вообще никаких выводов. Мы не только не добились от союзников хотя бы символической компенсации, но и оказались неспособными понять, что они, как раньше, так и теперь руководствуются собственными интересами. В первую очередь собственными интересами, а не какой то ущербной идеей форпоста или, иначе говоря, какого-то альтруизма, который в случае государств и их взаимоотношений НА ПРАКТИКЕ НЕ УМЕСТЕН. Видел ли кто-нибудь в нашей историографии более-менее серьезные выводы из событий того времени. Невозможно объяснять все зло и все упущения перерывом в государственности, тем, что якобы существовали эмиграционные структуры. Разумеется, выводы периода ПНР мы отбрасываем как это “зло” по самой своей природе. Это серьезная ошибка, потому что у нас имеется очень богатая политологическая мысль, касающаяся периода “санации государства”, начиная с анализа законодательства, социальных отношений и заканчивая самой механикой политико-военных элит тогдашнего государства. Отбрасывая очевидную и с сегодняшней перспективы заметную для каждого идеологическую надстройку, мы должны отважиться на размышления об этом необычайно спорном периоде нашей истории. К сожалению, ничего подобного нет. Понятие “шоссе на Залещинки” сегодняшнему поколению молодых поляков чаще всего совершенно ни о чем не говорит Абстрагируясь от того факта, что этим понятием не злоупотребляла пропаганда периода ПНР, мы не сможем все же оторваться от истории, а, вероятно, ничто другое не передает так хорошо итог этой эпохи, чем вид шоссе и придуманная позже метафора.

В современном западном понимании война — это нечто большее, чем искусство обмана, так как речь идет об искусстве двойного обмана. С одной стороны, классически, стремятся к обману противника (и часто — союзников), а с другой делается все, чтобы обмануть или хотя бы нейтрализовать собственное общественное мнение. Вьетнамский урок в данном случае является наглядным примером ошибки, позже уже никогда не совершенной Западом. После той войны все остальное — это, разумеется, “хирургические”, почти гуманитарные операции, в ходе которых детям побежденных раздаются конфеты. Классическим примером такого цивилизационно-гуманитарного миссионерства были операции в Ираке. В этом случае мы также не воспользовались способностью мыслить, хотя для иракской ошибки уже перед участием в данной операции создавалось идеологическое оправдание. Просто невероятно, что политики демократической страны могли осмысливать военную операцию в категориях колониализма! Стыдно! Некоторые из этих людей до сих пор гордятся своими решениями и даже действиями того времени.

Мы должны понимать, что военный обман имеет место уже в период мира или хотя бы сделать на это поправку. Возможно тогда нам удастся избежать ошибки повторения сомнительных союзов и превращения по собственному желанию в буфер для государства, которое совсем недавно вело по отношению к нам политику геноцида и истребления. Если это кого-нибудь не убеждает, то достаточно напомнить спорные проблемы текущей политики этого государства в контексте миграционной или энергетической политики. Никто здесь не говорит, что существует какая-то тайная угроза с западного направления, но разве некоторый скептицизм на этом направлении не следует признать оправданным после тех исторических испытаний, жертвой которых мы стали. Или совершенно наоборот? Разве не будет верхом несостоятельности, если польское государство снова исчезнет с карты в ходе повторения сценария того памятного сентября?

Многое говорит о том, что казавшийся надежным период стабильности и мира в Европе — это уже лишь история. В настоящее время идет жестокая гражданская война в одной из стран, с которой мы граничим. Политическое сообщество, к которому мы относимся, на наших глазах распалось, утратив очень важного члена. Мы по собственной инициативе находимся в конфликте с соседней термоядерной державой. Для государства, которое является нашим важнейшим экономическим партнером, мы, в принципе, не являемся политическим партнером, по крайней мере не являемся равноценным партнером. Мы являемся экономическим тылом, которому предписана определенная роль в регионе, назначены социально-экономические параметры, выбранные таким образом, что примерно 7% популяции эмигрировало, не рождаются дети, а более половины населения лишено возможности накопить богатство. Это называется экономическим сотрудничеством между Польшей и Германией, или, если кому-то угодно — между Польшей и Европейским Союзом. Самое удивительное, что без членства в ЕС почти наверняка мы подвергались бы еще большей эксплуатации, не имея никаких непосредственно предоставляемых финансовых средств. Хотя их полезность для экономики должна быть объективно оценена, это XXI век, мифам не должно быть места.

Принимая во внимание вышеизложенное и учитывая способность быть сильными “задним умом”, как можно оценить наше сегодняшнее положение? Особенно в контексте подготовки государства к ведению войны или к борьбе с угрозами разного рода, о которых в настоящее время много сообщается в различных СМИ.

К сожалению, выводы мы увидим снова в ближайшее время на экранах наших телевизоров, причем при условии, что нам повезет, потому что при отсутствии соответствующего везения по телевизору другие будут следить за тем, что нам не повезет увидеть из окон собственных домов. Война — это искусство обмана, который продолжается непрерывно, так как политика — это большое мастерство убедительного вранья. Если нужно, то следует говорить, что черное — это белое, а белое — это какое-то серое, поскольку решать за нас будут победители.

Translation: Vladimir Kharitonov [Владимир Харитонов] – автор этого текста КРАКАУЭР (KRAKAUER) скрывается за псевдонимом из-за опасения политических притеснений; tekst polski [tutaj] опубликован 3 августа 2016 г.

Dodaj komentarz

Twój adres email nie zostanie opublikowany.