Виртуальность подпольного государства — начинаем ли мы низвергать мифы?

Польское подпольное государство в течение всего периода оккупации опиралось на предположение, что лондонское правительство обеспечит со стороны вступающих подразделений Красной Армии и советских сил безопасности соблюдение закона и уважение своей власти на освобождаемых территориях благодаря связям с союзниками.

Большей ошибки совершить было невозможно. Никто не сказал об этом людям “внизу”, в том числе и те, кто был “наверху” и знал, что государство было предано на самом верху — в Тегеране и Ялте. В связи с этим все, что произошло позже, было уже только вторичным вопросом. Возможно даже, что намеренно дело довели до поражения подпольного государства, известного в истории под псевдонимом “Гроза”, и кормили горячие умы иллюзиями о III-й Мировой Войне — ведь это все было делом рук агентуры. Как можно было раскрыть готовившиеся в течение многих лет структуры перед “гостями”, намерения которых были однозначны (Катынь), отдавая тысячам людей приказ выйти из подполья и действовать от имени обанкротившейся и просто смешной власти в каком-то там Лондоне! Если в самом правительстве двое министров, как говорят, были агентами советских служб безопасности, то о чем вообще можно говорить?

Вся военная игра залещинских отбросов оказалась глупостью — ужасающей, возмутительной и шокирующей, не имеющей никакого обоснования в тогдашних реалиях и предсказуемых сценариях. Пять лет оккупации, подготовки, обучения, организации подпольной армии и структур, постоянной борьбы с суперинтеллектуальными и жестокими немецкими спецслужбами в условиях тотальной оккупации — и все было уничтожено. К тому же Восстание произошло в столице, то есть все закончилось полным уничтожением интеллигенции самого важного города, за 63 дня было потеряно больше, чем за всю оккупацию, произошло уничтожение города и его населения. И все это по собственной воле и по собственному приказу. Кто эти приказы отдавал и от чьего имени? Как можно сегодня почитать этих людей? Действительно ли они были такими наивными, как Окулицкий, который, побывав в первый раз на Лубянке, так ничему и не научился? Или же им было все равно, по принципу “после нас хоть потоп”.

Никто не сориентировался в том, какой это обман после так называемой “катастрофе в Гибралтаре”? Полное безразличие западных союзников, которые относились к полякам, как к опальным слугам — это реальное подведение итога нашему участию в войне на Западе и борьбе в стране. Союзники — это предатели, лжецы, обманщики, а с другой стороны — люди, которым удобнее было питаться иллюзиями и обманывать друг друга, начищая пастой до блеска в теплых салонах Лондона не полагающиеся им офицерские пояса, сшитые по образу и подобию поясов предвоенной армии!

Все основывалось на любви к Отечеству и использовании патриотических чувств миллионами граждан Речи Посполитой. Они рисковали быть уничтоженными, а ими все манипулировали.

Страшно было не только уничтожение трудов пяти лет, когда во время оккупации создавалось подпольное государство. Это произошло, в частности, из-за тотального проникновения в подполье чужой агентуры и даже сотрудничества части кругов подполья со службами входящих с востока войск. Внушающим тревогу фактом поражения органов безопасности подпольного государства было также то, что им не удалось завербовать ценных агентов на стороне нового оккупанта. Если отсутствуют какие-либо доказательства успехов в контрразведывательной деятельности, то что же это была за структура? Тысячи людей были обречены на погибель — на вывоз или унизительное сотрудничество при сохранении верности идеологии, уже исчезающему государству, религии, культуре? Во имя чего и для кого транжирили жизни такого количества людей?

Отсутствие честного подведения итогов этого периода отбрасывает длинную тень на современное понимание польскости и польских государственных интересов. Наилучшим примером является раскол на сторонников тех, кто стоял вместе с ЗОМО [ZOMO, Zmotoryzowane Odwody Milicji Obywatelskiej, Моторизованная Поддержка Гражданской Милиции — аббревиатура польской силовой структуры времён коммунистической ПНР], и тех, кто называет Куклиньского героем. Возможно, кровавая жертва польского подпольного государства предотвратила реализацию Сталиным идеи включения Польши в состав СССР, чему никто в то время не осмелился бы противостоять. Парадоксально, что сегодня, рассматривая тогдашние события, а также людей и их решения — мы подгоняем их под патриотические тезисы, основанные на собственных иллюзиях и желаниях, а не на понимании действительности. Об этом мы сегодня и в будущем должны прагматично помнить. Это значит, что мы можем рассчитывать лишь на себя, а точнее только на тех из нас, кто осознает нехватку ресурсов и времени.

Основой для приведенных выше размышлений было чтение книги господина Петра Колаковского под названием “Преторианцы Сталина. Советские Службы Безопасности и Разведка на польской земле 1939–1945” Bellona, Deagostini, Warszawa 2010–2013.

Translate: Vladimir Kharitonovl tekst polski [tutaj]

Dodaj komentarz

Twój adres email nie zostanie opublikowany.