Русский язык

Белая книга об участии польского правительства в кризисе на Украине?

 В искусственно обостренных международных отношениях должен преобладать прагматизм. Руководствоваться следует исключительно тем, что диктует здравый смысл, а если он отсутствует, то прежде чем что-то сказать, следует выпить стакан холодной воды.

Это, вероятно, уже поняли наши политические элиты, особенно та их часть, которая в настоящее время находится у власти, поскольку в опасной до сих пор риторике, звучащей в разговорах с сильным соседом, начало веять прагматизмом. Речь идет о мускулах, о провокациях, о том, чтобы не лезть на рожон, не подвергаться опасности конфликта в одиночку.

Интересно, что должен был услышать от своих европейских коллег господин премьер, что в течение такого относительно короткого времени он изменил риторику, приблизив ее к прагматизму и здравому рассудку. Самое главное понимать, что украинские дела нас не касаются, нам до них нет никакого дела и неправда, что между русскими танками и нами находится только Украина. Не нужно быть наивными и позволять себя накалывать (интеллектуально) на пропагандистскую вилку.

Очень жаль, что никто из правящих нашей страной не подумал заблаговременно об установлении прямого канала общения с российскими партнерами, чтобы иметь возможность выслушать и другую сторону, если мы именно таковой считаем Российскую Федерацию. Хорошо, что наши СМИ хотя бы имеют корреспондентов в Москве, но их сообщения отличаются враждебностью к политике тамошнего правительства и потому могут быть тенденциозными.

Очень жаль, что наши СМИ, не относящиеся к мейнстриму, не могут себе позволить отправить репортеров в другие страны — на Западе, на Юге — для проведения интервью с тамошними политиками, а также с людьми. Никто на это не отважится, поскольку, во-первых, у самых крупных СМИ там находятся их владельцы и в какой-то мере ими реализуются интересы хозяев, а во-вторых, если бы мы услышали то, что знает о конфликте средний бельгиец, альзасец или швейцарец, то, вероятно, решили бы, что живем в каком-то другом мире, которому угрожает война и где раскупают продукты с длительным сроком годности.

Санкции были введены, они оказались смешными и банальными. Никто всерьез не будет огорчен запретом на поездки для 21 человека. Запад, совершая такие примитивные действия, лишь становится жертвой насмешек и демонстрирует свою беспомощность. Очень интересным может быть ответ со стороны Российской Федерации, если конечно будет установлено, что эти санкции «чувствительны».

Стоит задуматься о том, как в изменившейся ситуации осуществлять экономические отношения государств ЕС и США с Российской Федерацией в будущем, особенно в ближайшем. Речь идет, разумеется о том, чтобы при этом сохранить лицо и не позволить возникать новым ситуациям, способным перевернуть международный порядок с ног на голову. Масштаб зависимости Европы от России очень велик. Никто в Германии, Австрии, Голландии или Великобритании не согласится на то, чтобы отмирали их экономические связи из-за непонятного крымского вопроса. Нельзя забывать и о том, что контракты — это рабочие места. Ведь если правительство Польши может себе позволить пренебрегать собственными экспортерами ритуальных товаров или свиного мяса, то, наверняка, немецкое правительство не согласится с тем, чтобы пострадали многомиллиардные инвестиции его глобальных концернов, от самочувствия которых находится в зависимости и наша экономика.

Нужно будет крайне внимательно наблюдать за тем, как из создавшейся ситуации станет выходить наше правительство. Ведь мы непосредственно участвуем в этой ситуации — причастностью к не выполненному и презрительно отброшенному Майданом соглашению, а также лоббированием в европейских столицах, кроме того, нельзя забывать и о подозрениях российской стороны в том, что мы участвовали или оказывали помощь в обучении украинских боевиков.

Может быть, единственным эффективным способом сохранить лицо в этой всей неразберихе была бы публикация белой книги, показывающей ситуацию в целом и представляющей все соображения, оправдывающие польское участие в ней, начиная от принципов восточной политики и заканчивая дипломатической и медицинской помощью для пострадавших украинских граждан. Что-то нужно сделать, в конце концов следует даже признать, что мы ошиблись в оценке ситуации, в какой-то степени, возможно, и поддались панике, ведь мы так эмоциональны. Это, конечно, не повредит, и определенно поможет разрядить негативные эмоции, разбушевавшиеся в стране, а также одностороннее невыгодное восприятие деятельности польского правительства на востоке. Разумеется, такой документ должен появиться сразу на нескольких языках, так, чтобы любой заинтересованный мог из первых рук узнать о политике нашего правительства и его аргументах в свое оправдание. Это мог бы быть очень интересный документ, способный сделать очень много в объяснении нашей позиции и наших резонов.

Translation: Vladimir Kharitonov [Владимир Харитонов]; В связи с аварией системы все переводы датированы неправильно. Правильная дата находится в польской версии текста, которую можно увидеть по этой ссылке: tekst polski [tutaj]

Dodaj komentarz:

Twój adres email nie zostanie opublikowany.