Антиракетный щит никак не связан с российской безопасностью?

Standard_Missile_III_SM-3_RIM-161_test_launch_04017005 SM-3 launch from USS Lake Erie, 2005 By U.S. Navy photo according to authoritative source Public Domain Wikimedia Commons

Господин министр Ващиковский в одном из свежайших высказываний адресовал свои уверения на тот счет, что антиракетный щит в Польше не связан с российской безопасностью, непосредственно господину Владимиру Путину, президенту Российской Федерации. Не стоит анализировать детали высказывания, важнее, какова действительная суть возводимых в Польше объектов — это универсальные пусковые установки, способные запускать ракеты-перехватчики баллистических ракет на начальной фазе полета, до того, как они наберут полную скорость и высоту. Разумеется, господин министр прав, щит в Польше и Румынии может защитить Европу от ракетного нападения с Ближнего Востока, да и вообще с Востока, то есть из России. Так что это уже — существует такая возможность — нарушение стратегического равновесия в регионе, о чем, разумеется, молчит западная пропаганда, прикрываясь Ираном как угрозой. С ним, правда, как раз заключено соглашение, но кто там будет разбираться в подробностях.

К сожалению, никто не объяснил польскому обществу причин, из-за которых щит следует рассматривать очень серьезно. Кроме достоинств, он несет также очень серьезные угрозы. Дело в том, что до сего времени как страна мы были для нашего окружения угрозой, самое большое, на 40 километров. Примерно настолько с границы польской территории можно было вести ракетный обстрел из пусковых установок “Лангуста” или из немногочисленных гаубиц-пушек типа “Краб” Кроме того, в связи с ликвидацией ракетных войск на пороге 90-х (верх государственного вредительства, за что полагается Государственный Трибунал) и выводом снарядов типа “Точка”, все, на что мы способны — это возможная атака с использованием авиации или запуск “вслепую” ракеты класса NSM (радиус действия ракеты превышает радиус действия имевшихся для них радаров).

С появлением инфраструктуры антиракетного щита на территории Польши, ситуация резко изменится, так как другие государства не будут знать, какие ракеты находятся в пусковых контейнерах этих пусковых установок. Система настолько универсальна, что позволяет использовать разные ракеты. Теоретически и такие, которые служат для нападения на территорию соседней страны. Ну, а такое положение дел совершенно меняет региональную систему сил. При этом не имеет никакого значения, что пусковые установки не принадлежат польскому государству и не контролируются польским правительством. Имеет значение то, что их могут использовать для нападения с нашей территории. Это будет воспринято, как нападение с нашей стороны, то есть Польша в глазах соседей может стать агрессором, если американское правительство примет решение об использование этой боевой инфраструктуры. Вопрос исполнительного устройства относится к разряду технических подробностей.

К сожалению, именно в этом контексте мы должны принимать во внимание то, что по крайней мере некоторым нашим соседям будущая установка не обязательно должна понравится, и они совершенно серьезно смогут считать ее потенциальной угрозой вопреки всем декларациям Вашингтона и Варшавы.

Серьезное государство обеспечивает себе защиту от возможности любого риска, воспринимаемого им как угроза. В данной ситуации мы непременно будем являться потенциальной угрозой и должны это понимать. Поскольку последствия также придется испытать здесь, на месте. На самом деле самым простым способом уничтожения такой стационарной цели является запуск в ее направлении одновременно нескольких видов ракет: маневрирующих снарядов, атакующих с нескольких направлений, неуправляемых ракет дальнего радиуса действия, например, с кораблей, баллистических ракет среднего радиуса действия. В момент, когда количество средств нападения превысит возможности слежения установки, или, проще выражаясь, количество ракет, входящих в состав базы, цель окажется пораженной. Неизвестность и неуверенность заключается в том, что против целей такого рода, способных потенциально угрожать эффективному использованию одной из соседних термоядерных сверхдержав его главного оружия устрашения в виде ракет класса ICBM (Intercontinental Ballistic Missile), запускаемых из сухопутных установок, окупается использование тактического ядерного оружия малой и даже средней мощности. В результате уничтожение этой базы будет приоритетным, если использованию межконтинентального оружия ничто не должно помешать.

Вывод банален: все имеет свою цену. Мы ведь согласились на размещение на территории страны базы, которая может иметь наступательный характер и именно так будет рассматриваться одним или двумя соседями. Это нормально, ведь всегда рассчитывают на худший сценарий. Мы не будем контролировать эту базу, хотя, с другой стороны, может быть, это и к лучшему. В случае же неприятностей, наверняка, проблемы не обойдут нас стороной. Причем — внимание! — принимая в расчет нулевую способность Польши к противоракетной обороне , этот новый элемент определенно является ключевым для обороны на нашей территории. Жаль, не удалось договориться о постоянном присутствии по крайней мере одной батареи ракет „Patriot”, предназначенных как раз для защиты возводимой базы. Вероятны, мы сами должны за нее заплатить? В этом контексте решения нового министра обороны о пересмотре результатов тендеров являются более чем обоснованными и целесообразными.

Translation: Vladimir Kharitonov [Владимир Харитонов] – автор этого текста КРАКАУЭР (KRAKAUER) скрывается за псевдонимом из-за опасения политических притеснений; tekst polski [tutaj] опубликован 30 мая 2016 г

One thought on “Антиракетный щит никак не связан с российской безопасностью?

  • 25 czerwca 2016 o 14:38
    Permalink

    Интересно. Который раз спрашиваю: поляки понимают, что им первым “прилетит” по полной программе? Потом Россия с Америкой как-то и как-нибудь договорятся. Не важно, кто признает поражение или будет паритет. Но, Польша-то будет в руинах…

    Odpowiedz

Dodaj komentarz

Twój adres email nie zostanie opublikowany.